В центре

Вселенной

 

Пермитин Анатолий Владимирович  Воспоминания о жителях Сюрвинского поречья                                                         

 

                                                        

Пермитин Анатолий Владимирович

Воспоминания о людях Сюрвинского поречья : Вся книга
История родного края


МБУК «Рождественская сельская библиотека им.Ф. Павленкова», 2020 г.

 

Аннотация:
Книга краеведческого содержания, которая будет интересна тем, кто проживал в данной местности и тем, кто занимается бытом и историей сельских деревень середины XX века. 

 Предисловие:   
 Анатолий Владимирович написал воспоминания о деревнях, которые располагались в пойме реки Большая Сюрва в 50-е годы XX века.  Текст книги, размещён на сайте библиотеки http://rozhdestvensk-history.ru/ .
     Книга  пользуется большой популярностью -  это единственный печатный документ, подтверждающий о существовании деревень, от которых в данный момент не осталось и следа, но живы воспоминания в сердцах тех, кто жил и трудился на этой земле. Отношение к книге противоречивы… .  Многие не согласны с автором. Кому-то книга понравилась, и  они перечитывают её снова и снова. Он написал о событиях тех лет - как помнил, как ему рассказали другие очевидцы событий того времени. Работая над книгой, Анатолий Владимирович беседовал по телефону и встречался с людьми – искал подтверждение своих мыслей. В книге автор знакомит нас с бытом  и обычаями, которых многие не помнят. Он  пишет, как говорит, не пытаясь приукрасить и изменить стиль речи. От этого книга становиться самобытноой, просторечивой и в то же время очень близкой для тех кто причастен к этой местности и подобному укладу жизни. 
    
Постаногова Любовь Михайловна библиотекарь Фроловской библиотеки

                  

 

 

 

 

 

 

 

 

 


История родного края                                               
Пермитин А.В.
Краткий путеводитель по Большой Сюрве:
Часть первая.
Я, Пермитин Анатолий Владимирович, родился и вырос в деревне Викулята. Как очевидец кратко расскажу о деревнях 50-х годов прошлого столетия. С 1976 года живу в посёлке Менделеево. Иногда придётся возвращаться и к более раннему и позднему периоду. Расскажу о животном и растительном мире, расскажу, кто, чем занимался и какие были обычаи. Постараюсь заглянуть вглубь истории. Буду общаться простым языком. Для простоты понимания некоторые имена буду называть как их назыли в нашем обиходе. Каждого жителя выделить довольно сложно и трудоёмко. Отмечу только, которые были в центре внимания. Пройдёмся сорок километров по деревням реки Сюрва и расстанемся на горе в деревне Брагино.  Начнём наше путешествие по Сюрве, включая жилые и нежилые деревушки с деревни Денисята.
Деревня  Денисята
Деревня Денисята была расположена на краю крутого лога, в верховьях реки Сюрва километрах в трёх от поселка  Шумиха. Сюрва географически расположена с северозапада к юговостоку. (В дальнейшем буду говорить сокращённо Север и Юг). В деревне особым ремеслом не занимались. Работали в колхозе «1-ое Мая», председателем был Батин Егор Владимирович. В каждой деревне был конный двор. На лошадях работали в поле. Из тракторов были колёсные трактора с железными и огромными задними колёсами. Передние колёса были поменьше и тоже железные.  В войну 1941-1945г. на них работали женщины. Им поставлен памятник в селе Рождественск. В ту пору были и гусеничные трактора «НАТИ-ки», на некоторых тоже работали женщины. Помню, на «НАТИке» работала Наташа, первая жена Николая Югова. В начале 50-х годов появились дизели. И ещё в деревне был телятник. В основом жители работали кто в бригаде, кто на ферме. Держали скота и работали в огороде в свободное от основной работы время. Огороды в то время были по 50 соток(0,5га). Бригадиром тракторной бригады был Черных Пётр Захарович. Бригада охватывала все деревни, включая Викулята. Все трактора принадлежали Рождественской МТС. Позже Черных Пётр Захарович в 1958 году перехал жить на станцию Григорьевская. Помню, он перевозил имущество на листовых металлических санях через село Рождественск. Мы с ребятами ходили в школу в Рождественск и по следу от саней находили выпавшие запчасти. Устроился Пётр Захарович на работу в Нытвенскую сельхозтехнику, которая находилась на станции Григорьевская. В сороковых годах в деревне насчитывалось десяток дворов. Даже был двухэтажный дом. В одном из дворов жил Попов Кузьма Макарович. Дочь Попова Фёкла Кузьмовна жила в деревне Гавята. Отец Мани Одинской Иван и отец Фёклы Кузьма, были братья и жили в Денисятах. Также здесь жила семья Мялицина Георгия Антоновича. Сын Георгия Мялицин Станислав Георгиевич был учителем физкультуры и работал в Обвинской школе. У Георгия отец был Мялицин Антон Пантелеевич. Также здесь жил Черных Егор Евграфович. У Егора был сын Черных Михаил Егорович. Дочь Черных Прасковья Егоровна. Ещё здесь жила семья Черных Луки Григорьевича и его жены Черных Василисы Георгиевны. Они вырастили трех дочерей:  Екатерину, Ольгу и Степаниду. Когда Лука умер, Василиса с детьми переехали жить в деревню Мишино. В середине50-х годов жителей в деревне Денисята было не много. В основном жили Черных Пётр Захарович, Зина, и Зоя. Зоя вышла замуж за Высотина Александра из деревни Аняново. Деревня Аняново находилась около Басково на противоположном крутом берегу. В ту пору деревня опустела и поэтому он жил там. Сын Высотиных Виктор окончит Свердловский институт лесного хозяйства и будет начальником участка на Шумихе. После окочания лесозаготовок из Шумихи уедет с семьёй в Свердловск. У Петра Захаровича жила родственница в деревне Викулята Черных Фёкла Петровна. У ней муж Михаил Егорович был родственником Петру Захаровичу. У Михаила сестра Прасковья жила в Кизеле и работала на шахте. В 50-х годах приехала в Викулята и жила у Фёклы. С ними жила мать Прасковьи Тугозвонова Марфа Назаровна. Муж Марфы Черных Егор Евграфович. Мать была долгожительница и прожила 103 года. В мае 1966 года умерла. Михаил погиб на войне. Деревня Денисята располагалась на крутом западном склоне к реке. За речкой были небольшие поля.
Посёлок Шумиха.
Прежде, чем направляться на юг или вниза, заглянем к соседям на Шумиху, к истоку реки Сюрва. От Денисят дорога ведёт на северную часть района в Нердву через Шумиху. Денисятский лог уходит вглубь леса. Здесь берёт начало река Сюрва. Здесь же в лесу протекает речушка Шумиха. Здесь образовался посёлок Шумиха. Этот таёжный посёлок, Сахаровского леспромхоза Чёрмозского рейда, назвали в честь названия речушки. Шумиха-это посёлок лесорубов с очень короткой историей. Проходим Шумиху и из леса выходим на поле, на Нердвинскую сторону. Здесь с запада на восток протекает речка Тетля. Начало река берёт в деревне Ракшино в четырех километрах. Протяжённость реки 35 км. Впадает Тетля в реку Нердва. Ширина в устье 15 м. Там тоже была одноимённая деревня Денисята около Одинцово. В окрестностях речки, шли лесозаготовки. Из деревни Викулята на лесозаготовках работала Деменева Вера Дмитриевна, дочь Оксиньи. Позже она жила и работала на Шумихе. Там она вышла замуж за приезжего Калиничева Виктора. В колхозе работников не хватало, и они переехали жить в деревню Викулята. Жили возле коннго двора в доме Степаниды. На лесозаготовках Вера простудилась, и по этой причине детей у них не было.
С наших деревень в1945году там работала сучкорубом по девичьей фамилии Деменева Анна Павловна родом из Викулят. В данное время живёт в Рождественске, ей 87лет, имеет 13 детей. Шестнадцати летним подростком ушла работать на Тетлю на лесозаготовки. Нетрудно вычислить какой это был год, если сейчас 2016 год. Ещё до войны и ранее на Тетле занимались заготовкой леса. Ведь фронту нужны были первоклассные ящики для боеприпасов, для патронов,  гранат и т.д. Из деревни Виклята на лесозаготовках работала Деменева Анна Фёдоровна. Анна Фёдоровна тоже простудилась, и детей тоже не было. Сейчас Анна Фёдорвна живёт в городе Перми. Иногда мы с ней созваниваемся, и она даёт мне полезную информацию. Фёдор Захарович тоже работал на лесозаготовках. Мы с ним с одной деревни и мне мать говорила, что Фёдор Захарович с лесозаготовок привёз макароны. Леспромхозы всегда хорошо снабжались вплоть до перестройки. У них были свои УРСы и ОРСы. Жили лесозаготовители в ближайших деревнях Даньково, Одинцово и т.д. Вначале 50-х лесоучасток Сахаровского леспромхоза временно перевели в деревню Шалагино, построив там несколко финских домиков. В это время, в глухом лесу из финских домиков, строили посёлок Шумиха. Сюда приехали работать из разных уголков нашей страны, Украины и Белоруссии. Многие заключали трудовой договор и им выдавали подъёмные. В 54- 55-м году лесоучасток перевели в Шумиху. Магазины и вся инфраструктура, все было построено. Многие работники наших деревень с Малой и Большой Сюрвы ушли туда работать. У механизаторов МТС были производственные трудовые книжки, и проблем с устройством не было. Деревни начали редеть. По сюрвенским доргам через речку, а дорога пересекала речку несколько раз, начали строить мосты, бульдозерами и грейдерами начали править дорогу. По дорогам пошли большегрузные лесовозы до нижнего склада в поселке Сивково, а там сплавляли лес по реке Обве. Уехать по делам в Рождесвенск было проще простого. С Менделеево и Карагая деревенским было удобней через Рождественск. А раньше  ездили через село Обвинск. Вот такие соседи Шумиха и Тетля, а тоже свои. Заглянем на недолго в д. Даньково, к знатному, в то время, целителю Прокопию. Поехали в своё время Батин Алексей Дмитриевич (племянник Батина Е.В.), теперь живёт в Карагае, с другом к Прокопию. Зашли сначала в магазин, чтоб взять водку на гостинцы. В магазине с другом советуются, сколько взять водки. Говорят литру взять много, поллитра взять мало, давай возьмём поллитра и чекушку. Приехали к Прокопию, вошли в дом, поздоровались, а он им говорит, что литру взять много, а поллитра мало. Батину с другом даже стало стыдно. Его знала вся округа. К нему ездили с разных районов и из Перми. Приезжали даже из Москвы и других регионов. Вот такой был человек. Приобрёл дар Прокопий в армии, от армейского друга. У друга была тетрадка с заговорами. Видимо друг взял с собой на всякий случай. Я бы не позавидовал его старшине. А может Прокопий был его старшиной. У соседей побывали, вернёмся в Денисята и пойдём вниза на юг. В конце 50-х наш трактор дизель под номером 82(инвентарный номер МТС) стоял на техуходе в Денисятах. Был ясный солнечный день, вполне лётная погода, в прямом смысле этого слова. На небе появился самолёт Ан-2 или в народе называли его кукурузник. Покружился над полем и из него выпрыгнули два парашютиста чуть ниже середины поля. Я работал прицепщиком. Трактористы в то время работали по два человека на одном тракторе сутками. Сутки тракторист и прицепщик, вторые сутки другой тракторист и другой прицепщик. На ремонте, когда сломается трактор, работали все вместе. В тот день мы стояли на ремонте, а скорее на техуходе. И так о парашютисте. Я своим говорю, «давайте сбегаем туда и посмотрим на парашютистов». Трактористы нас не отпустили. Я работал с Николаем Юговым. Он прошёл войну и хорошо знал, чем может это кончится. Теперь думаю, куда же они делись в такой глухомани. Что их заставило здесь высаживаться. Может в тоже лето в деревне Гавятах у Юли появился гражданский муж Володя. На вид был тихонький и даже «туповатый». На самом деле был очень грамотным. Через год или два Володя исчез в неизвестном направлении. В данное время деревня не жилая, домов нет. Из деревни Денисята отправляемся вниза к устью речкам. По левому краю поля находится лог, который разделяет «денисятское» поле от «зателепинского» поля. Лог, покрытый лесом. Не доходя до дороги на Зателепино, лес выступает в сторону «денисятского» поля. На опушке выступа находится законсервированная буровая скважина. Здесь вначале 60-х проходили нефтеразведочные работы. Идём далее на юг. Поле и сответственно дорога имеет крутой склон к югу. По правой стороне поля тоже лес. Здесь, не доходя усть-речек, находятся залежи дресвы. Дресва - это ископаемый камень всегда выступал из под крутого угора, примыкающего к мокрым берегам речки. Это предшественник залежей каръерного песка. Раньше в домах полы были не крашены и полы мыли с речным песком. Пол при мытье посыпали мокрым песком и голиком натирали его. Голик - это издержанный в бане веник. Им зимой обметали обувь. Когда листья отпадали, он становился голиком. Дресву при небольшом обжиге использовали вместо песка. Подходим к усть-речкам. Здесь с востока течёт небольшая речка Изящерка и впадает в Сюрву. По величине они одинаковые. Поворачиваем влево по пойме Изящерки и движемся на восток. На пути в лесу встречаем кордон. На крыше дома из досок написано «Л-ВО». Этот кордон принадлежал гослесфонду. В нём занимались лесники при исполнении охраны леса. В основном, занимался Теплоухов Максим Григорьевич. Он ещё был крёстным отцом моего старшего брата Егора. Двигаемся далее. Слевой стороны очень крутые угоры.
Деревня Зателепино.
Подходим к деревне Зателепино. Деревня довольно большая. Расположена на очень крутых угорах. С юга и востока очень крутые и глубокие лога, а за ними дремучие леса. В деревне был конный двор, телятник и разнарядка. Из жителей особо приметных были Миша Югов (отец Николая Югова, моего тракториста), он катал (валял) валенки. Род Юговых прослеживается в Нердвинской стороне. Там у него были близкие родственники на Малой стороне Нердвы. Югов Михаил был женат на Одицовой Елизавете Петровне родом из деревни Одинцово. В Одинцово у Елизаветы были две сестры, Зинаида и Ольга. Ольга была матерью моей сватьи Кочетовой Анны. У Михаила Югова и Елизаветы были двое детей, Николай Югов и Егор Югов. Жена Михаила Елизавета рано умерла, и её матери довелось быть на похоронах своей дочери. Вторая жена Михаила была Маряша из деревни Кипреево. С домом Юговых познакомились, перейдём к дому пожизненного лесника, Максима Григорьевича Теплоухова. Максим Теплоухов держал пчёл, семей тридцать. Максим, после смерти, завещал пчёл своему крестнику Егору. Завещание его выполнили, и Егор перевёз 15 семей пчёл в деревню Викулята. Сын Василий Теплоухов работал на тракторе. У Василия был роман с дочерью Дмитрия Ладировича из деревни Викулята Анастасией. Результатом романа родился сын Высотин Николай. Василий был темноватым и походил на цыгана. У Василия жена была Люда. Люду послали из города на уборку и тут они понакомились, и он на ней женился. У Василия была язва желудка. Иногда перевязывали живот полотенцем и увозили в больницу. Позже Василий уехали в Шумиху. Там он дожил до старости и умер. Следующая семья Кониных. Конин Иван работал на колёсном тракторе. Трактористы работали во всех деревнях тракторной бригады. С Иваном я познакомился, когда бригада работала на посевной в деревне Викулята. Иван Конин окончил семь классов Тимшатской школы первого выпуска. Иван был общительным и деловым парнем. Позже Иван уехал на Шумиху. В свободное время Иван занимался на Шумихе пчеловодством. Там он прожил до конца своей жизни. Жаль, что короткий у него был век. В Зателепино жили Беклемышевы. На слуху были Омелины, так для простоты звали детей Емельяна. Емельяна мне знать не довелось. У моего брата Егора была невеста Шура, дочь Емельяна. Когда Егор ушёл в армию, Шура его не дождалась и вышла замуж. Фамилии были самые разнообразные: Никоновы, Тудвасевы. Паздниковы, Конины, Юговы, Беклемышевы и другие. Отсюда родом была Нюра Никонова из деревни Косотурово и Маланья из деревни Басково. Поля равнинные и по площади раза в три, четыре больше Денисятских. Почвы чернозёмные. К северу поля проходила дорога до леса и возле леса поворачивала налево и тоже вела на Шумиху. Сейчас деревня нежилая и домов нет. Переходим к Кипреево.
Деревня Кипреево
Мы снова вернулись к усть-речкам. Теперь у нас есть правый и левый берег. Дорога идёт по левому берегу. Проходим мостик, и справа от дороги рос куст жимолости съедобной. На нём ягоды были самые крупные и самые съедобные. Давайте поднимемся на пригорок и там я его опишу. Мы вышли на довольно ровное поле с небольшим уклом к западу. В низу поле пересекает река Сюрва. На правом берегу поле продолжается с подъёмом к западу и вклинивается с трёх сторон в лес. На левом берегу речки, на поле была деревня Кипреево. К середине 50-х годов деревни уже не было. Поле было распахано и засеяно пшеницей. Помню, тогда получили отменный урожай на этом поле. Раньше было строго за использование земель. Боролись за каждую сотку. В Кипреево раньше жила мать Зои Черных, Матрёна. Также здесь жила мать Маряши, Пелагея. Матрёна и Пелагея были сёстры. Маряша, дочь Пелагеи, была второй женой Михаила Югова из деревни Зателепино. Когда Михаил умер, Маряша переехала в деревню Гавята. В деревне жил её сын Николай Отавин. У Маряши был брат Иван. Во время войны дизертировал с фронта и вместе с Григорием Деменевым (муж Ольги Деменевой), родом из деревни Викулята, прятались в лесах. За деревней Кипреево отчётливей проявляются луга и лужайки. Съедобная жимолость в диком виде предпочитает расти на лугах. Это универсальное лекарство от многих болезней. В свежем виде употребляется на любителя. Видимо организму требуется, поэтому едят. Засахарённые ягоды хорошо помогают при желтухе. Для лечения печени лучшего лекарства нет. При остром приступе печени нужно 1 ст. ложку засахарённых ягод размешать в стакане воды и выпить мелкими глотками, приступ через полчаса, час пройдёт. Очень хорошо помогает при простуде 1 ч. ложка на полстакана 3 раза в день и постельный режим не обязателен. При любых невзгодах можно употреблять. Слева поля, надятся леса и тянутся вдоль полей до Косотурово. По правому берегу реки Сюрвы и справа от полей находятся леса, которые расположены от Шумихи и до деревни Брагино, с небольшими промежутками. Среди подлеска несъедобной красной жимолости и бузины, в лесах вплоть до Викулят можно встретить волчье лыко. Особенно красиво волчье лыко весной, когда цветёт сиреневым цветом. Весной, как только растает снег, расцветают подснежники, медунки, волчье лыко и все первые цветы. Что-то подобное сказано у Пришвина. Волчье лыко условно ядовито и настойки без совета врача применять не рекомендуется. Отломать веточку тоже не получится без ножа. Пробовать перегрызть зубами сликом уж горькое, и напоминает красный перец жгучий. Применяетя при лечении многих болезней. В наших деревнях корой волчьего лыка лечили у младенцев пуповую грыжу, привязывая кору к больному месту. Успешно помогает настойка при лечении язвы желудка. Мой знакомый вылечил язву желудка, когда врачи уже не могли помочь и не помогла перенесённая опереция. Правда его жена очень часто брала у меня эту кору. В последние 20 лет стал сильный ажиотаж на волчье лыко, когда стали им лечить все виды раковых заболеваний. Я лично помог четырём человекам. На всякий случай вот рецепт. Спичечный коробок коры настоять 21день в 0,5 л водки. Принимать первый день 1 каплю на полстакана воды, второй день 2 капли, третий день 3 капли и так до сорока капель. Потом в обратном порядке убавляя по одной капле до одной. После этого курс прекратить. Подходим ближе к деревне Тишино. Слева поля растут самые крупные и самые красивые «медунки». До сих пор жалею, что не выкопал и не привёз домой. Это весенние первоцветы. Здесь уже много душицы, зверобоя и разнотравья. Возле дорог растёт донник. Самый пик разнообразия ещё впереди в Гавятах и Викулятах. По правому берегу лес снова подходит к речке. Далее снова поле вклинивается в лес. По левому берегу поле продолжается до уступа леса. Площадь полей довольно достаточная для земледелия небольшой деревушки. Выходим на Тишинское поле.
Деревня Тишино
Поле имеет небольшой уклон к югу. Как и все поля оканчиваются логами. По логу течёт речушка в Тишино. По левому краю поля в лесу растёт «марьин корень». Это расстение растёт только в Гавятах и Викулятах. Далее вплоть до Фролов оно не встречается. Здесь в лесу находим следы ловли пчелиных роёв. Пчёлы метят места прививки роёв и на следующий год уже другие рои снова прилетают сюда. Расцветает «марьин корень» во время роения пчёл. Пчёлы очень любят его цветы и буквально купаются в его цветах. Привлекает «марьин корень» детей и даже взрослых за свои крупные красные цветы и привлекательный специфический запах, напоминающий аптеку. Расстение лекарственное. Когда у маленьких поросят начинается понос при неправильном кормлении их уже не спасти, а если напоить их этим отваром полностью спасает. Тоже самое у молодняка крупного рогатого скота. Расстение немного магическое, не всегда и всем показывается. Вернёмся на дорогу. Дорога по правому краю поля привела нас в д. Тишино. Из приметных жителей можно отметить Сидора. Он держал пчёл в колодах. Дочь Маня Сидорова была верующая и ходила, читала молитвы на поминках. Иван Минич был лесником на кордоне. Димушко, а в миру правильнее Владимир Егорович был великим портным. Он всем шил шубы и его зачастую заказчики привозили к себе домой на неделю и более, пока всей семье не нашьёт одежду. Очень был общительным и хохотун. Жена у него лечила вывихи рук и ног. Внизу деревни жил Дёма. Он был хорошим сапожником. Также он шил коты и выделывал кожи. Это незаменимая обувь в то время для лета. Дёма был хорошим плотником и столяром. Ранее старики передавали свои секреты молодым. Теперь всё это утеряно. Справа дервни через речку была кузница и столярная мастерская. Там работал кузнец Яша Никонов. В кузнице подковывали лошадей со всех деревень. Сами делали подковы с напарником молотобойцем и другие самые разнообразные работы. В мастерской делали телеги и колёса к ним, дуги, оглобли к упряжкам, деревянные грабли, деревянные вилы метать сено на покосе и прочее. Рядом с кузницей жил Егор Отавин. У него была дочь Шура. Она работала дояркой на Басковской ферме. Около дороги жила семья Попова Леонида с женой Марусей. Поповы вырастили семь детей. Старшая дочь Аня живёт в Белоруссии. Сын Иван жил в Частинском районе и был женат на Поповой Свете, дочери Марии Поповой из деревни Гавята. В настоящее время Ивана нет в живых, Он погиб в автомобильной катастрофе. Иван поехал в 2014году на годовины со дня смерти матери и попал в аварию. Прежде у Ивана умерла жена Света. Сын Василий живёт в Менделеево. Дочь Шура живёт в Тюменской области. Дочь Валя живёт в Челябинской области. Сын Сергей живёт в Менделеево. Сергей хороший умелец. Он изготовил комбинированный трактор. На тракторе подъезжал ко мне домой. Мы с зятем долго рассматривали трактор и дали хорошую оценку. В тракторе есть всё: и фунции автомобиля, мотоблока и трактора. Молодец парень! Самая младшая дочь Рая живёт в деревне Фролово. Все дочери замужем и имеют свои семьи. Отец семейства Попов Леонид Иванович родом с Обвинской стороны из деревни Махоничи. Жена Леонида под девичьей фамилией Колышкина Мария Яковлевна, родом тоже с Махоничей. Брат Марии, Колышкин Григорий Яковлевич мне хорошо знаком. 1965 году Леонид поехал с Сабашниковым Виктором на мотоцикле ИЖ-56, за рулём был Виктор. Дорога была неровная. В Косотурово, против Андрея Афанасьевича, на яме сильно тряхнуло и Леонид, ударившийся об ручку сиденья, выпал. Виктор не заметил и уехал. Леонид был без сознания, спасти его не удалось. Чуть ниже жила семья Паздникова Николая Филипповича и его жены Паздниковой Фёклы. Сын Володя Паздников живёт в Карагае. Сыновья Александр, Валерий и дочь Галина живут в Обвинске. Они часто ездят в деревню Тишино и досматривают дом. Жена Николая Филипповича, Фёкла Александровна и жена Виктора Сабашникова, Анна Александровна, сёстры. По рассказам Василия Попова, Николай Филиппович попросился на лесовозе уехать домой. В кабине было занято. Сначала Николай ехал на подножке машины. Водитель посоветовал перейти сзади на площадку лесовоза. Проехав на площадке, Николай выпал и угодил под колёса лесовоза. Так трагически Николай погиб.
По переулку к речке жила семь Лукерьи. У Лукерьи дочь Вера училась со мной вместе в Гавятской школе. Позже Лукерья сошлась с Истоминым Александром. Александра направили из города на уборку, и он остался здесь жить. Александр был электросварщиком, и первое время по специальности работать не мог. Работал в кузнице молотобойцем. Дома изготовил ручные столярные инструменты и временами столярничал дома для себя. Рядом в доме жила Сабашникова Марфа с детьми. Муж Марфы, видимо, погиб на фронте. Марфа жила с Егором Отавиным. С сыном Александром вместе учились в Гавятской школе. Он хорошо учился, а когда вырос, работал в Кизеле на шахте инженером. Умер Александр в больнице от язвы желудка 20-го сентября 1985 года. С дочерью Галей учились вместе в Гавятской школе и один год в Тишатской школе. Позже она училась в Обвинске. После учёбы уехала в Пермь и работала на заводе им. Свердлова токарем. Умерла Галя 4 января 1982 года. Сын Марфы Виктор работал на Шумихе. Когда Виктор умер, жена с детьми переехали в Обвинск, и все сейчас живут в Обвинске. Сын Виктора Александр часто ездит в деревню Тишино, даже зимой и досматривает дом. Александр переодически ремонтирует мосты через речки. Также поддерживает дом в жилом состоянии. Вот истинный патриот малой родины! В деревне был конный двор. На выходе из деревни не далеко от конного двора жила Саша Гришиха. Муж у неё был Григорий, поэтому Гришиха. Муж погиб на фронте. Помню, в своё время она сплела из ивовой лозы морды, и в той речушке, которая течёт по логу слева и примыкает к её огороду, ловила рыбу. Это первая речушка, в которой была рыба. У Саши была дочь Настя Шашмура. Она с малых лет ушла работать на трактор колёсник и прорабола на нём можно сказать до пенсии. Она была долгожителем из трактористок.
Деревня в настоящее время нежилая. Осталось несколько домов. Их досматривают дети владельцев домов, которые живут в Обвинске. Переходим мостик через речушку и по дороге поднимаемся в крутую и не высокую горку на поле. Слева от дороги и слева поля сосновый лес, скорее сосновый бор, в какой - то степени загадочный и призывающий куда-то. Здесь в лесу можно найти бруснику, боровую матку, медвежье ушко. На бруснике ягоды не бывают или совсем мало, а черника пока не прослеживается. Поле каменистое и почва серовато-оранжевого цвета, камни известняковой породы. Их можно обжигать, и получится не гашёная известь, что отлично походит для побелки. После гашения сразу в горячем виде побелить, никогда не мажется. Местные жители этого не знали и не пользовались этим.
Поле имеет уклон к речке. Возле речки луга с чернозёмной почвой. Одно время луга распахали и посадили овощи лук и репу для колхоза. Урожай был отменный. Южнее за лугами пригорок, на нём была ферма. Сначала держали свиней. Населению можно было взять поросят за трудодни. Потом держали дойных коров. Помню в бытовке висел лозунг: «Надоим 1200 л молока в 1952 году».  Конечно, надои  были низкие и стремились поднять надои. Далее по дороге к Гавятам пересекает дорога в Обвинск. Подходим по краю поля к логу. Слева по логу до леса на опушке была кузница, Кузницу перевезли из Тишино в 60-х годах. Для получения древесного угля для кузницы была выкопана яма в каменистом грунте. При обжиге брёвен, которые закладывали в яму, камни обжигались до извести. Кузнец Яков в то время переехал в Викулята, и ему было ближе ходить на работу. Поэтому и перевезли кузницу. По логу течёт речушка. Переходим мостик через речушку и поднимаемся на пригорок. Дорога идёт влево с крутым подъёмом и небольшим полем. Здесь растёт кустами настоящая клубника с необычайным вкусом, а не та, что теперь часто называют клубникой. По опушкам очень много душицы, зверобоя и другое цветущее разнотравье. В молодняке ели полно ядрёных и румяных рыжиков. По разнотравью начинается настоящий рай. Поднимаемся вверх по дороге и вверху поворачиваем направо и выходим на довольно большие поля.
Деревня Гавята
Дорога ведёт нас по левому краю поля. Справа от дороги шутём (так называли не распаханное поле, обычно использовали для покоса или пастбища), площадью с один гектар. На шутьме сплошь растёт душица, хоть литовкой коси. Её скот не ел. Правее очень крутой угор в сторону Сюрвы. Здесь была заправка для тракторов. На заправке стояла цистерна, оборудованная краном. Заправляли баки вёдрами, видимо не было шланга. Каждую смену учётчик замерял остаток топлива в баке. Также на заправке были бочки с горюче-смазочными материалами.
Заходим в деревню. Деревня была большая и располагалась по обе стороны реки. Правая часть деревни называлась Калинята, а левая часть Гавята. На правом берегу была начальная школа и в ней учителем была Беклемышева Анна Григорьевна. До этого в здании школы было правление колхоза «1-ое Мая, а школа была на левом берегу в Гавятах. Председателем был Батин Егор Владимирович. В школу иногда приезжала кинопередвижка, и вечерами показывали кино, а иногда и концерты. Ближе к речке был конный двор и разнарядка. От школы в сторону Тишино была улица и её называли жители новой деревней. В одно время здесь был магазин, скорее ларёк. Справа на углу от центральной улицы жил Степан Якутов, родом из Обвинска, точнее из Салоурово или Колышкино. Степан работал лесником в государственном лесничестве. У него была лошадь, как и у всех лесников лесничества. Жена была Тася, родом с Воскресенска. Степан держал пчёл, и в огороде у него была небольшая пасека. Далее по улице с правой стороны жили Арина Грановая и Попова Мария Спиридоновна. Остановимся у Поповой Марии. Мария замужем не была. С ней жила мать. Старшая дочь Тася после окончания Тимшатской школы и учёбы, уехала жить в Частинский район. Дочь Нина тоже после школы и учёбы уехала в Частинский район. Дочь Света вышла замуж за Шалимова Ивана из деревни Куздеры. Жить с Иваном не получилась, и они развелись. Позже Света вышла замуж за Попова Ивана, и они жили тоже в Частинском районе. Позже к ним и уехал сын Валентин вместе с матерью. Но это потом. А сейчас Мария пока ёще в Гавятах. Позже Мария купила дом на левой стороне у Николая Гачегова. Но это опять потом. Сначала надо побывать у всех жителей улицы и картина тогда прояснится. Далее по улице в небольшом частном доме был ларёк. В ларьке работала жена Николая Гачегова, Гачегова Анна Григорьевна, родом из деревни Викулята. Николай с Анной жили рядом в небольшом домике. Николай работал на гусеничном тракторе НАТИке. Помню, трактор он ремонтировал около дома на полянке, трактор разобрал до основания. Я всё думал, что ребятишки растащат запчасти и ему трактор не собрать. Но всё обошлось благополучно. Позже семья Гачеговых переехали в дом Прокопия и стали жить рядом с отцом Николая. С левой стороны улицы жил Николай Отавин со своей тётей Саней. У Сани была дочь Катя, и все её звали Катька Санина. У Кати в то время уже была дочь Галя. У Гали отец был Югов Егор из деревни Мишино. Жена Егора, Клавдия Сабаш любила Галю. У Отавиных было две постройки с левой и правой стороны улицы. В одном доме, который слева, жили летом. Справа дом был маленький и старый, в нём жили зимой. Николай Отавин в молодости был высокомерным. Таким он остался на всю жизнь. В армию ушёл вмести с моим братом Егором в один день. Месяца через три комиссовался. Женился Николай на украинке Зине, из приезжих на уборку рабочих. Зина была слишком бойка на слове, от неё можно было ждать что угодно. У Николая Отавина завязался роман с Анной Гачеговой. Зина сначала ревновала Николая, пыталась уехать на Украину. В одно прекрасное время решилась на неблагородный поступок и сожгла дом Гачегова Николая. Гачеговы в то время жили в доме Прокопия на левой стороне деревни. Николай с Зиной развелись. Николай развел пчёл и содержал небольшую пасеку. Сколько-то пожил один, потом к нему переехала жить мать Маряша из Зателепино. Маряша пережила Николая. Николай умер, не дожив до пенсии. Когда деревня стала пустеть, из жителей оставалась одна Попова Прасковья, у Маряши взяла опекунство её родственница из деревни Косотурово, Черных Зоя Григорьевна. Расстояние было приличное и полноценно помогать было сложно. Маряша умерла зимой и пролежала умершая много дней. Зоя решила навестить свою родственницу и нашла её умершей. Лицо было изгрызено крысами. На самом краю деревни за логом и небольшой речушкой жила Попова Фёкла Кузьмовна, родом из деревни Денисята. С ней жила племянница Фёклы, Попова Руфина Егоровна с 1939 года рождения. Отец Руфины Егор Кузмич и Фёкла Кузьмовна родные брат и сестра. У Руфины не стало родителей, и двухлетним ребёнком Фёкла взяла её жить к себе. С Руфиной я вместе учился Тимшатской школе, она в седьмом классе, а я в пятом. В середине 50-х годов Фёкла сошлась жить со Степаном Драничниковым, родом с Обвинской стороны из деревни Ближата. Степан Драничников был участником ВОВ. Степан сначала два года жил с Поповой Марией Ивановной, короче с Маней Одинской. Я помню, он пришёл зимой в солдатских брюках и сапогах. Когда Степан сошёлся с Фёклой они перешли жить в дом Поповой Ульяны на левой стороне деревни. За домом Фёклы раньше был колхозный овчарник. В конце улицы через речку был мост почти до наших дней. Через него было всё транспортное                                                                           сообщение. Если идти от коровника, который я описывал около кузницы, через этот мост, то дорога приведёт в Обвинск. Получалось объездная дорога выше Гавят с низов в Обвинск. Я уже писал, что делали дороги и мосты лесоучасток Шумиха. Дороги через все деревни были объездные.
    В деревне возле конного двора был ещё один мост. Его, при весеней распутице, часто сносило водой. Когда деревня поредела, и оставались в основном одни старики, мост ремонтировать было некому и его просто не стало. Однажды ночью Николай Югов ехал на гусеничном тракторе через этот мост. Одна из гусениц угодила рядом с мостом. Трактор упал в речку. Рано утром приехали трактористы на двух тракторах вытаскивать утонувший трактор. Николай по горло в воде прицеплял трос за крюк, утонувшего трактора. Трактор удалось вытащить без лишних хлопот.
    От конного двора мимо школы по улице слева жил Высотин Дмитрий Ладирович. У него была жена Орина, родом от Гришат. Девичья фамилия была Черных, тётка Ильи Федоровича. У Орины мать была из Астрахани, скорее азербайджанка.  У них было три дочери: Степанида, Анастасия и Татьяна. Степанида и Татьяна жили в Перми, а Анастасия жила в одном доме с отцом. У Насти был сын Колька от Васи Теплоухова. Вася Теплоухов был чёрный, и его прозвали цыган. Настя тоже была чёрная. Вот и Коля получил прозвище цыган, хотя в роду близко цыган не было. Далее Надежка (в миру Надежда Михайловна), Югов Николай Михайлович. Огороды у всех на тыльной, южной стороне. Там с запада по логу протекает речушка, Это западная часть деревни. Когда в деревне был мост, дорога мимо этих жителей через поле по прямой шла в Обвинск. Поле имеет крутой подъём на запад. Справа от поля лог и в нём течёт речушка. За логом ещё поле, но с менее крутым подъёмом. Лог был покрыт небольшим лесом.
    Слева от поля  тоже лог и течёт речушка. За Колей Юговым вверх по речушке раньше ещё были дома. Здесь жили братья Гачегов Фёдор Павлович и старший брат Гачегов Михаил Павлович. У Фёдора Павловича на квартире жила семья Пищулёва Фёдора Захаровича из Вдовино. Он был учителем в Гавятской школе. Точную дату сказать не могу. Скорее после войны 41-го. У Фёдора Павловича жена Гачегова Анна Игнатьевна, родом из Исаково. Фёдор Павлович в 41-ом ушёл на фронт и воевал под Москвой. Вернулся домой после ранения и был комиссован. В то время у них в семье было семеро детей. Анне Игнатьевне их пришлось содержать одной до прихода мужа с фронта. Не обошлось и без неприятностей. Бригадиром был Александр, фамилию уточнять не буду, настучал на неё, видимо хотел шантажировать, Анна Игнатьевна написала мужу письмо на фронт. Командир части дал ответ и отправил письмо в сельский совет. Приехали с проверкой и сказали, что этой семье надо помочь, выделили полмешка муки. После возвращения мужа с фронта  вскоре купили дом в Гавятах и там ещё родились двое детей.
    У старшего брата Михаила были две дочери Надежка или Надежда Михайловна и Паша Архипиха или Прасковья Михайловна.
    Поднимаемся по логу до урочища Старина. Здесь до войны шли лесозаготовки. На старине было плотбище. Здесь ещё в середине 50-х годов мы находим мощные лесовозные сани, все узлы и детали саней были на болтах. А также треллёвочные сани и многое чего интересного. Заготовки были в лесах гослесфонда. Делянки шли до Викулят.Здесь была двеннадцатая делянка. У Викулят, помню, ходили по малину на 9-ю делянку и пальники. Малины было очень много, и мы собирали их вёдрами.
    Вывозили лес по лёддороге. Это было сложное геодезическое сооружение, если можно так назвать. Во-первых, соблюдалась прямая линия по пойме, во вторых соблюдалась нивелировка местности. Бугорки скапывались, а низменности заполнялись. Но это ещё не всё. По пойме Сюрвы строли мосты, а Сюрва петляет, но всё равно соблюдали эти правила. Очень много было мостов. В середине 50-х от мостов остались только сваи. Помню ещё что-то вроде комбинированного плуга из металла и дерева и тоже мощного. Его тоже использовали при строительстве дороги.
    Вывозили лес зимой. Дорогу поливали водой вёдрами из речки. Из деревень обязывали население несколько дней каждого отработать на поливке дороги. Дорога шла через Викулята, Гришата и до Фролов на Обву. Возили лес на лошадях тяжеловозах. Их называли Ардэнами. Когда делянки вырубили и лес вывезли , лесозаготовители перешли  на Тетлю. У Викулят они дошли до ур. Паклинки. Далее видимо лес не подходил по возрасту. Во всяком случае, нашим родителям не докладывали.
     Далее  по логу в лесу жил Алёша Чапаев. Помню сруб колодца вполне пригодного для пользования. Когда я своим детям рассказывал об этом колодце, я его назвал из сказок Бажова синюшкин колодец. Далее от колодца тропинка по логу и лесу ведёт в Обвинск. Этой тропинкой не пользовались. Мне довелось по это тропинке пройти с Васькой Катиным из деревни Викулята.
    Калинятское поле к 90-м годам заросло елью и соснами. Появилось море рыжиков и маслят. Из Обвинска по рыжики ездили даже на тракторах большой оравой. Шумихинские тоже не остались в стороне. Да и что говорить ездили со всего района и даже с Ильинского. А Гавятских жителей к той поре уже не было.
    Мы снова на левом берегу Сюрвы Гавятах. Дома расположены на очень крутом склоне. Здесь в самом верху у дороги в то время был телятник. В разное время был и овчарник. Здесь очень близко грунтовые воды, местами ввиде ключей выходят на поверхность. Проблем поить скота не было. В жилых домах почти у каждого свой колодец.
    В самом верху на краю деревни жила Власова Граша. У неё было трое детей Катя, Боря, и Коля. Отец у них был школьным учителем в деревне Гавята. С Колей мы вместе на удочку ловили рыбу. Особенно интересно было ловить хариуса в самое жаркое время лета. Коля  выучился на юриста и сначала жил в Верещагино, а потом его направили в Соликамск. В Соликамске жена упала головой о бордюр и погибла. С Борей мы вместе работали в Рождественске в мастерских. Он был механиком, а я токарем. У Бори дочь Света живёт в Менделеево.
    Чуть ниже по правую руку жил Прокопий Наумович. Он занимался в свободное время берестяным ремеслом. Делал очень хорошие туеса. У него население охотно покупали туеса со всех прилегающих деревень. Иногда Прокопий  наделает туеса и выходил на улицу, размахивая своей продукцией в качесве рекламы. Деревенские сбегались и быстро разбирали. Все пожилые люди умели плести лапти. Прокопий был не исключение и тоже плёл лапти. Также он держал пчёл. В то время профессиональных пчеловодов не было,  как я говорил, а были держатели пчёл. Это мой термин и моя краткая оценка профессионализма. Из детей у Прокопия был один сын  Дмитрй Прокопьевич и одна дочь Евдокия. Дмитрий Прокопьевич работал в Тимшатах директором школы. В 1955 году скоропостижно скончался. Помню, жена его Мария Кузьмовна очень сильно рыдала, отваживались с ней валерьянкой. Родители перенесли утрату более спокойно.
   Когда Прокопий с женой умерли, в дом перешла жить семья Гачегова Николая. У них к той поре было двое детей, Фая и Женя. Позже родилась дочь Марина. Вскоре после Марины родился сын Виктор. Родные Николая говорили, что Марина вся походит на Колю Отавина. Мать Николая Анна Игнатьевна тихонько полушёпотом велела замолчать. Позже дом сгорел. Николай купил здание школы в Калинятах, где раньше было правление колхоза и перевёз его на место сгоревшего дома. Дом помогал строить его отец Фёдор Павлович. Оставалось вставить косяки и двери, Николай с семьёй уехал жить в деревню Кадилово, Карагайского района. Дом продали Поповой Марии Спиридоновне.
   Мария Спиридоновна дом достроила и жила в нём с матерью и сыном Валентином. Дочери к той поре разъехались. Когда дочери в Частинском районе обжились и Мария похоронила свою мать, Мария с сыном уехала к дочерям. Прожила там несколько лет и в её доме случился пожар. Мария сгорела живьём вместе с домом. Вот такая печальная история.
    Напротив слева жил Гачегов Фёдор Павлович. Семья самая большая в деревне, девять детей и они с женой Гачеговой Анной Игнатьевной. Анна Игнатьевна была очень активная, энергичная и работящая женщина. Умудрялась в обед накормить семью и вымыть полы. Всегда защищала мужа, потому, что он был очень скромный. Когда он был бригадиром, и если на разнорядке возникал спор, прибегала и ставила всё на место. Анна Игнатьевна была глобоко верующий человек и ходила  на поминках читать молитвы.
    Старшая у них в семье дочь Мария работала телятницей на телятнике выше деревни на самой высокой точке. Грунтовые воды были очень близко и иногда ввиде луж выходили на поверхность. В одно время в телятнике был конный двор. Здесь содержали лошадей-тяжеловозов от Пермского конезавода. Лошади были довольно упрямые и более походили на неисправный трактор с неотрегулируемыми фрикционами. Часто помогала Марусе её сестра Зоя. Она верхом на лошадях водила их на водопой. Рядом был колодец и воду из колодца брали вёдрами без ворота.  Позже Маруся уехала в Викулята в дом, где я родился. Дом в то время пустовал.
    В середине 50-х Григорий жил в Кизеле и работал на шахте. В ту пору был не женат. Следующая была Вера, тоже жила Кизеле и вышла там замуж. Шура позднее вымла замуж за Ивана Градобоева от Косотуровых, который тоже жил в Кизеле и уехали в Кизел. Николай жил в этой же деревне в Калинятах.
    Сын Валентин окончил Тимшатскую среднюю школу первый выпуск. Окончил курсы механизаторов широкого профиля. Работал в колхозе трактористом. Сёстры Маруся, Шура и Вера разъехались, он помогал матери по хозяйству. Мыл посуду и полы. Был вместо девочки. Мать, Анна Игнатьевна любила его больше всех. Когда он женился на Мялициной Гале из деревни Торгушино, купил дом чуть выше родительского дома, где жил Батин Егор.
    Валентин перестроил дом, в котором жил Батин вместе с отцом. Тоже выкопал колодец, хотя жили рядом и у отца был колодец. Валентин и Галя воспитали двух дочерей Валентину и Светлану. Валентина часто была в доме бабушки и дедушки. Там её звали Валя Валькина. Частенько приходила Прасковья полюбить Валю. Потом Валентин уехал с семьёй в деревню Кадилово. Мать Валентина, Анна Игнатьевна очень сильно переживала и до конца жизни надеялась, что он приедет обратно домой. Деревня пустела, и Валентину не было смысла возвращаться. Так мать сыночка не дождалась домой.
   Алексей был на год старше меня. Алексей до армии работал кладовщиком и был уважаемым человеком. До армии Алексей окончил от военкомата курсы водителей в городе Верещагино. В армии довелось ему служить на Семипалатинском полигоне водителем. После армии подружился с дочерью Николая Семёновича Шурой, из деревни Викулята. Потом он Шуру привёл домой, и жили с ней гражданским браком. Николаю Семёновичу не захотелось, чтобы его дочь жила с Алексеем. Николай Семёнович пришёл за дочерью и увёл её домой. Алексей и его родители "проглотили горькую пилюлю".
   Алексей тогда работал водителем и на легковой машине возил председателя колхоза "Звезда" Черемных Михаила. Колхоз " Звезда" образовался после разделения нашего огромного колхоза  "Большевик". Черемных тогда рабртал комбайнёром. На собрании Михаила Черемных избрали председателем. Позже он познакомился с зоотехником Миковой Марией. Потом они сыграли свадьбу.
   Когда Алексей женился, он жил с родителями, пока они были живы. Алексей перешёл работать на колёсный трактор Т-25. На тракторе была навешена сенокосилка.  Летом на тракторе косил клевер на полях. Иногда подрабатывал у населения на покосе. Раньше за «шабашки» было принято рассчитыватся спиртным. Домой приезжал всегда поздно. Детей было пятеро. Утрами успевал приготовить еду. Сам зачастую уходил голодный. Маша была зоотехником и домой приезжала поздно. Алексея и Машу всегда угощали спиртным и зачастую они приезжали выпившие. Вся заботала о доме и детях была на матери Алексея. Алексей обижался на мать, что она ворчит. На мои замечания говорил, что «иди поживи с ней». Я понимал Анну Игнатьевну и всегда относился к ней с уважением. Алексей трагически погиб за баранкой трактора Т-16. Ему стало плохо, он остановился, чтобы выйти из кабины. Пиджаком зацепился за рычаг и так умер. Его увезли на медэкспертизу. На экспертизу увозил муж его сестры Нади Борис. Борис был полный. Эксперт ему сказал, что «сам отъелся вон какой, а мужика заморили с голоду».
   Дочь Зоя в семье была восьмым ребёнком. В пятом классе училась в Тимшатской школе. Шестой класс пришлось кончать в Кизеле у брата Григория. В седьмом классе вместе с подружкой Галей Сабашниковой училась в Обвинске и жила на квартире у Егора Яковлевича. Она часто ходила к нам в деревю Викулята к сестре Марусе. Иногда мы вместе играли. Работать Зоя пошла рано. Во время летних каникул работала в бригаде. Позже работала с братом Николаем прицепщиком. Баранка на плуге крутилась очень тяжело. Однажды Николай попробовал крутиь баранку и пожалел Зою. Он поехал в Рождественск, забрав с собой детали. Я шестнадцатилетним парнем тогда работал токарем. Николай обратился ко мне выточить новый винт. Я хорошо знал технологию металлов. Для этого хорошо подходил вал от комбайнов. Сначала выточил винт с ленточной резьбой. С гайкой быоло сложнее. Она представляла цилиндрическую болванку, поперёк которой нарезана ленточная резьба. Нашёл выбракованную полуось, зажал в кулачки патрона поперёк. Пришлось центрировать меллическими подкладками, что нарушало технику безопасности. С задачей успешно справился.
   Позже Зоя работала один год на Басковской ферме дояркой. В это время на ферме работал дояром Вася Черных из деревни Викулята. У него в группе была молодая тёлка, и он её кормил отдельно и в первую очередь. Перед тёлкой была корова и у неё болели ноги, и она не могла сама вставать. Доярки каждое утро поднимали корову. Вася был близорукий. Рано утром Василий с навильником сена пошёл кормить тёлку. Корова лежала на проходе. Василий сильно запнулся об корову и с навильником сена с грохотом упал. Корова сильно испугалась и сочкочила. Пришли доярки поднимать корову, а она стоит и вся дрожжит. Так Василий вылечил корову.
   Ещё был один интересный случай. Утром доярки запаривали корма и торопилсь наносить воду в бочки, пока вода кипяток. Бочки закрывали деревянными щитами. Василий забыл открыть щит, вылил воду, а вода скатилась по щиту и ошпарила корову Шуры Отавиной. Шура отругала Василия.
   С Зоей мы переписывались, когда я служил в армии. После армии я уехал по комсомольской путёвке в Тюмень. Из Тюмени я Зое тоже писал письма. На 1-е Мая мне дали отпуск. Я заранее написал Зое письмо, что приеду в отпуск. С Зоей встретились на ферме. Зое предложил выйти за меня замуж, она согласилась. Тогда я сказал, что завтра прийду её сватать. За время моего отпуска сыграли свадьбу. Зоина карьера на ферме закончилась. Мы уехали в Тюмень. Алексей женился на Шуре, когда мы жили в Тюмени.
   Самая завершающая дочь Фёдора Павловича, Гачегова Анастасия Фёдоровна. Анастасия не согласилась со своим прекрасным именем и назвала себя Надей. В семье её тоже звали Надей. Надя окончила Тимшатскую школу. После окончания школы поступила в Кыдымкарский торговый техникум. После окочания техникума работала в селе Рождественске  продавцом. Позже Надежда перешла работать кладовщиком на нижний склад Шумихинского лесоучастка в деревне Сивково. Там она вышла замуж за Беклемышева Бориса Васильвича. Борис работал на треллёвочном тракторе. Позже Надежда работала мастером до конца, пока лесоучасток не закрыли. После ушла в Рждественскую школу завхозом и проработала там до пенсии.
    Фёдор Павлович в свободное время занимался ремеслом. Он делал для лошадей сани, дуги в упряжку, коромысла, вилы деревянные для покоса метать сено, прекрасно метал сено в стога, отбивал литовки (у лезвия литовки оттягивал жало на наковальне вхолодную, а потом бруском точили ), делал черенки к литовкам. Делал прекрасные косяки в окна и двери, рамы в окна. Был хорошим плотником, срубил себе новый дом. Теперь этот дом перевезли в Менделеево, и живёт в нём Стапан Афонасьевич. В какой-то период он работал во Фролах главным инженером.
    Ещё он ловил рыбу на речке, и сам плёл морды. На речке делался бережник. Через речку ложили две толстые жерди, забивали колья и в воду к кольям ложили хвойные прутья черенками вверх чуть выше воды. Таким образом, вода протекала, а рыба не проходила. В центре оставляли проход и в это место ставили морду. Когда рыбе был ход, то иногда попадало полморды. Таких бережников было у него много, излишки рыбы солили. С появлением ондатры в конце 50-х она стала средка попадать в морду. Ондатра питается растительностью. При не достатке пищи иногда вынужденно питается молюсками и реже  мальками рыбы. Проверять морды ходил с детьми, когда они были маленькие или со внуками. Однажы его маленький внук Женька пустил в деревне детскую байку. Сегодня мой крёстный и крёстная сварили ондатру и слопали. Крёстным был Валенти с женой Галей.
    В речке водились хариус, налим, краснопёрка (когда был нерест, плавники окрашивались в красный цвет а так в народе аргыш), вьюны и ляпы, позже окунь и на гальниках пескарь. Налимов он ловил осенью на крупные крючки. Проверять и ставить крючья любила с ним ходить дочь Зоя, когда ещё была маленькая. Берега рек слошь были заросшими ольхой, черёмухой и ивой. Только местами были пробелы. Весной, когда расцветала черёмуха, все эти заросли покрывались в белый наряд и чарующий душу аромат.
    Вернёмся в деревню. Ниже Фёдора Павловича в старой школе жила учительница Беклемышева Анна Григорьевна с мужем Беклемышевым Алексеем родом с Берёзовки. Алексей был заведующий Басковской фермы. У него была возлюбленная Катька Санина из той же деревни в Калинятах.  В одно время, когда сортировали зерно на складе, у конного двора на ВИМе ей оторвало кисть руки. У нас в школе кончились занятия, и мы были очевидцами. Страшное было зрелище. Катька, конечно, поправилась, но так и осталась с култышкой. Однажды Алексей настучал на Фёдора Павловича в милицию столько детей и как-то живут. Приехала милиция и  Фёдора Павловича арестовали и закрыли в новую школу на несколько дней. Через несколько дней приехали проверять и описывать имущество. В то время кроме печки, стола,  кровати  и лавок у жителей ничего не было. Осмотрели и сказали им помогать надо, а не имущество описывать. Сразу же Фёдора Павловича выпустили. Это было лето 1956 года.
    Раньше призывникам приходили повестки в Армию и их называли в народе некрутами. Бригадир давал некрутам молодую выездную лошадь, с колокольчиками и ленточками на дуге катались по деревням в сопровождении друзей, заходили к родным и близким. В этот же период числа первого второго июля моему брату Егору приходит повестка с военкомата о призыве в Армию на 11 июля. В этот же вечер провожали в Армию Колю Отавина, родственника  Катьки Саниной. Незадолго до проводов Катька всё время ревела и говорила, что Кольку жалко, а сама что-то предчувствовала. Работала она ферме у Басковых дояркой. Доярок ревновала к Алёше. Алёша ставил лошадь на верхнем конном дворе, где был телятник и ещё раньше видел во дворе видение женщины в белом.
    По иронии судьбы Алёша Беклемышев запрягает лошадь, наряжает дугу ленточками и колокольчиками и две недели в плоть по 10 июля как барин катаеся с колокольчиками по деревням. Конечно, втихаря все над ним смеялись. 10 июля у нас в доме был вечер и мы провожали Егора в Армию. В Армию я тоже хотел и как- то не старался вникать в детали, когда и как он уехал, короче проспал, ведь сидели долго. Утром разбудил разговор соседей с моей матерью. Говорят моей матери что, над Катькой жестоко поиздевались. Утром же она умерла. С обеда, ближе к вечеру в деревне никого не видать, все уехали провожать Егора. К нам со Степаном моим братом на лошади подъехали милиционеры и попрсили пить. В телеге в наручниках сидел Беклемышев. Я сходил домой, налил из кувшина брагу и подалим им. Милиционер попробовал брагу но пить не стал.Говорит зачем налил в брагу водку. Я ответил, что провожали брата в Армию, и другой браги нет, а водку я не лил. Милиционеры уехали.
    Вот ещё одна история. В Калинятах возле школы жил  Дмитрий Ладирович и работал кладовщиком. В тот день бригада работала на складе. Как-то  на перерыве женщины дурачились и  решили над  Митей подшутить. Арина Грановая заранее, ещё дома наскоблила громовую стрелу и порошок незаметно насыпала ему в карман . Ему стало плохо и он упал. Стали с ним отваживаться, и его облили водой. Он тихонько встал и ушёл домой. Все пошли за ним спасать его. Дома он лежал на полу без признаков жизни. Фёдор Павлович и Архип Абрамович сняли снего штаны и рубашку. Одели его в чистое. Он потихоньку зашевелился и ожил.
     Прошло несколько дней Дмитрий Ладирович и Фёдор Павлович метали сено в стог. Погода портилась, и они торопились и поругались. Вскоре Фёдор Павлович заболел. Помню, Анна Игнатьевна повезла его в больницу в Рождественск. Они остановились в нашей деревне. Он еле сидел на телеге и обеими руками держался за телегу. В больнице ни чем не помогли и ему легче не стало. Повезли в Даньково к Прокопию. Прокопий ему сразу говорит, что зачем ты поругался с широколобым. Прокопий вылечил его.
    Главным героем моего рассказа получился Фёдор Павлович. Этот безкорыстный человек после фронта всю жизнь носил бороду. Борода у него была красивая и похожая на бороду Карла Маркса, а лицо тоже чем-то было похожее. Когда был в гостях у детей в Кизеле, на улице к нему пристал мужчина и просил продать бороду, думал что тот из театра. Фёдор Павлович испугался и убежал от него.
    Не хочется оставить без внимания Семью Попова Архипа Абрамовича. Мать Архипа Надежда была двоеродная сестра  Фёкле Кузьмовне. У Архипа жена Попова Прасковья Михайловна приходится племянницей Фёдору Павловичу. У Архипа с Прасковьей детей своих не было. Они удочерили Тамару, у Марии Макаровны из деревни Викулята дочь. Когда-то у Марии Макаровны был роман с Николаем Гачеговым. Со свадьбой Николай не спешил. Родители Николая хотели идти сватать Марию. Время сработало не на пользу Марусе и родителям Николая. Николай уже ухаживал за другой девушкой, Анной Григорьевной из деревни Викулята. Николай отказал своим родителям идти сватать Марусю. Николай женился на Анне. Когда Маруся вышла замуж за Якимова Ивана, Ивану вскоре не понравился чужой ребёнок. Маруся была вынуждена отдать Тамару двоюродной сестре Николая, Прасковье.
   Архип воевал на фронте и дошёл до Берлина. Он не любил об этом хвастать. Архип обожал Тамару. Тамара его любила и звала папой, а Прасковью мамой. Тамара наконец-то обрела счастье. Приёмные родители стали родные. Тамара часто ходила в гости к бабушке Игнатьевне. Архип с Прасковьей выучили Тамару, и она уехала в город Чайковский и там вышла замуж. Работала Тамара на ткацкой фабрике.
   Ниже дома Фёдора Павловича в доме жила Юля. У Юли мать Агафья была двоеродной сестрой Фёкле Кузьмовне.  В середине 50-х годов сошлась с Володей. Откуда появился Володя, никто не знал. У них родилась девочка Аня. Юля была нерасторопная и ко всему безразличная. На огроде всегда садила позже всех. Подобных Юле не было на всей Сюрве. Володя немного помог вырастить Аню и больше его не видели. Позже Юла сошлась с Васькой Катиным из деревни Викулята.
   Против дома Юли через дорогу справой стороны жила Попова Ульяна Исаковна, родная сестра Алёне из деревни Викулята. Всех её детей я не помню. Они уже дома не жили. Помню младшего Дмитрия. Дмитрий женат на Миковой Марие Егоровне из деревни Брагино. Маруся училась со мной в Тимшатской школе в одном классе. Дмитрий был трактористом и работал на тракторе НАТИ. позже они уехали к своим родственникам и я их больше не видел.
   Когда дом Поповой Ульяны опустел, туда поселилась семья Поповой Фёклы Кузьмовны и Драничникова Степана Михайловича.
    Ниже дома Юли жила на краю крутого спуска в доме жила Федосья Сафоновна, родственница Архипа. С Федосьей жила Валя Ныробцева. Валя приходилась Федосье внучкой. Родители Вали жили в городе Губаха. Валя со мной училась в Гавятской школе и в одно время сидели за одной партой, хотя она училась в другом классе. Помню, Валя колола дрова и отрубила фаланг пальца. Мне было как-то страшновато.
   Под крутым угором внизу и на повороте влево жила Попова Мария Ивановна или Маня Одинская. Маня Одинская и Фёкла Кузьмовна были двоюродными сёстрами. У Мани отец Иван и Фёклы отец Кузьма были брат и сестра родом из деревни Зателепино. О Мане я уже писал и повторяться не буду.
   Многих не упомянул по понятным причинам. На южной стороне деревни в самом низу у речки была сушилка. Здесь сушили и хранили колхозное зерно. Через речку ещё был мост. По нему ездили машины и ходили трактора. Это был главный мост. У моста задолго до войны, а может ещё в Лобановские времена начинали строить мельницу. Помешала война. Дорога от моста поворачивает в гору. Это довольно крутой и длинный подъём. В дождливую погоду машинам здесь не подняться.

 

 Деревня Берёзовка.
    На правом берегу речки, километрах в трёх пяти в глухом хвойном лесу находилась  деревня Берёзовка.  Изначально, там было дворов  12-15 . На период 50-х годов было 6-7 жителей. Особо приметные: Дарья, Абрам, Отавины, Беклемышевы. Иван Отавин в одно время работал в Викулятском магазине продавцом. Здесь родился Алексей Беклемышев, муж учительницы Анны Григорьевны. В километре от деревни на север был ещё двор, и жили там Овчинниковы. Деревня находилась среди поля, ближе к логу. Раньше в деревне была школа. В ней училась Попова Фёкла Кузьмовна, жившая в ту пору в деревне Денисята. По северной части поля был лог, и там протекала речушка. На речушке местные жители устроили пруд. В пруд завезли рыбу. В деревне был овчарник. Некоторые на работу ходили в Тишино. Во время сенокоса сюда приезжали на работу из деревень Викулята и Гавята. Во время обеда устраивали игры и обливали друг друга водой. По прямой до Тишиных километра три. В данное время деревня не жилая.

 Деревня Филонково.
    Ещё одна деревня была Филонково. Находилась на дороге в Обвинск. Если ехать от Гавят через волок, то сразу на выходе из леса слева от дороги. Там было четыре дома. Деревня относилась к Обвинскому сельсовету Карагайского района, а на Сюрве в то время был Нердвинский район. И называлась она или то место Грань. Но все понимали, о чём шла речь, и путаницы не было. У Гавят жила Арина Грановая, родом с деревни Филонково. Арина была прославленным стекольщиком. Она отлично вырезала стёкла алмазом. Рядом с деревней находились земли Госземфонда. Здесь давали покосы работникам Обвинсой МТС. В середине 50-х деревня не жилая.
    Вернёмся на исходный рубеж и продолжим наше путешествие. Мы снова находимся на дороге, ведущей в Викулята. Позади деревня Гавята до середины 90-х жилая. Здесь самое высокое место, а справа от дороги остался крутой склон. Возле дороги справа небольшой шутём. Здесь растут очень крупные колокольчики. Встречается сон трава, мелкие не сортовые колокольчики, душица, зверобой и трава, напоминающая золотой ус семерик, так её здесь называли. Они всегда растут здесь вместе с душицей. Очень много белых и жёлтых ромашек. В посевах ржи встречаем васильки и очень красивые раскидистые синие цветы с мелкими листьями, как у моркови. Цветок у них кувшинками. Можно набрать красивый букет полевых цветов. Сзади деревня Гавята, как на ладони, отсюда хорошо видать, как проходит высоковольтная линия на Обвинск.  Здесь самое чудесное и завораживающее место. Спускаемся ниже. Поле и дорога идут с небольшим уклоном к югу. Здесь очень большой обзор в низа. Даже видать Ныробцевские поля. На полях там росла одиночная кудрявая сосна возрастом 150-200 лет. Мы в детстве с ребятами всегда смотрели на её, любовались и спорили, где находится это загадочное дерево. а сами там не бывали.

 Урочище Сорочёво.
    Слева от дороги через большое поле по правую руку ур. Сорочёво Здесь метрах в ста от главной дороги, росла среди поля одиночная берёза. Она служила границей между Викулятской и Гавятской бригадами. Одажды в берёзу ударила молния и от берёзы осался довольно высокий пень. Пень ещё долго оставался обозначать границу. Уходим по просёлочной дороге в глубь поля до местечка Сорочёво. Место было подходящщее для образования деревни. Но до этого дело не дошло. Здесь очень много растёт марьин корень на площади около гектара и более. А внизу лог и в логу на небольшой лужайке находим куст диаметром метров двадцать марьиного корня. Это надо было видеть, когда цветёт эта красота. На Сорочёво слева лесок вытянулся в сторону поля, в лесу одиночными кустами цветёт марьин корень. Это неповторимое зрелище. 
   Здесь пчёлы пометили свои будущие привои, конечно не без моей помощи. Помнню на одной подходящей и помеченной ёлке в кнце 80-х и все 90-е я ставил на ёлке ловушку и услышал, что жена и дочь с кем-то общаются. Я посмотрел вниз, а они играют с зайчонком. В руки его не брали. Мне тоже хотелось с ним пообщаться но моя обстановка мне это не позволяла. Я попросил их пока отойти. Слез с ёлки, а зайчик меня дождался. Я поиграл с ним, травинкой поводил по усам и оставил его.
    Далее идём по опушке леса. Здесь очень много калины. В логу тоже много калины. Доходим до конца опушки Всё ещё встрчаем кусты калины. Здесь место называлось Гари. С севера на юг располоен лог, который соединяется с основным логом. В этом логу берёт начало речушка Малаховка. В лесу находим следы пчеловодства. Валется на земле колода для пчёл. Рядом ёлка, обшитая железом от старого водогрея. Идём по опушке леса на север. Здесь была лесовозная дорога и вела лесом до Шумихи. На ырубках было много малины. Опушка была не вырублена и придлежала Карагайскому межхозяйственному лесхозу. Здесь было много грибов.
    Поле в начале 90-х годов было брошено и стало зарастать большим плёсами земляникой и берёзой. К концу 90-х сплошь покрылось берёзой и видна только в небо дыра. Зайти и выйти было уже невозможно.
    Мы снова на дороге в Викулята и на рубеже середины 50-х. Справа от дороги поле с уклоном к западу оканчивается крутым, но не очень высоким склоном. По склону небольшой лесок и окачивается викулятской рёлкой.С северной стороны тоже крутой уклон с более высоким склоном Внизу лужайка.На лужайке растут дикие лилии, фиалки, анютины глазки, ромашки. Ближе к речке трясина. Около трясины растут незабудки и ещё какие-то не высокие и интересные цветы. Корень у них напоминает корень жень-шеня. Тоже они мужские и женские. Чтобы измерять глубину, в трясину толкали высокую жердь, и она не доставали дна. Особой опастности трясина не представляла. Переходим на западную часть склона и направляемся в сторону Викулят. Здесь склон уже довольно длинный. Если ранней весной присмотреться, то видны борозды. Раньше крестьяне этот склон пахали. Теперь пастбище вплоть до Викулят. На лугах самая разнообразная растительность. Так же растут кошачьи лапки. На угорах душица и сопутствующие с ней травы.

 Деревня Малахово.
    Возвращаемся на дорогу к Викулятам и немного проходим рёлку Слева от дороги в полукилометре была деревня Малахово. Году 50-м здесь ещё было полуразвалившееся строение. Деревня стояла на краю лога и лог прозвали Малаховский. Деревня была малеькая. Последний житель деревни Малахово Попова Мария Ивановна, родом из деревни Денисята. Мария жила со своей тёткой Наташаей. Наташу почему-то звали Туруру. Попова Мария была последний житель деревни Малахово, и какое-то время продолжала там жить. Марию Попову прозвали Маней Одинской, а деревню Одиной. После изчезновения деревни, Маня переехали с Наташей в Гавята, и во второй половине 50-х переехала в Викулята.
   Мы с Наташей часто вместе пасли коров на Одине. Наташа показывала мне усадьбы жителей тогдашней деревни Малахово. В конце деревни на краю угора Наташа показала мне могилу неизвестного путешественника. В начале века деревня была жилая и в ней жили все жители. В ту пору малые деревни заселялись бывшими крепостным крестьянами. Видимо путешественник был изыскателем, и опознать его никто не смог. Местные жители решили похоронить его здесь. Какой мотив был для этого, сказать трудно. Путешественник наклонился в речушке попить, и, упав в речку, захлебнулся. Берега речки были глубокие и крутые. Наташа перекрестилась, обошла могилку кругом и полушёпотом напевала какую-то молитву.
    Наташа знала истории предсказаний. Она мне о них рассказывала.  Сейчас вот думаю, может она была сама предсказатем. Показывала на поле через речку и говорила, что настанет время и не будет воды. Люди вот на том поле увидят лужу, и с ковшиками прибегут по воду. Вместо лужи будет лежать золото, которое никому будет не нужно. Не знаю, кто прибежит к луже, если даже теперь бежать некому. Все деревни опустели. Она меня отвлекала от показанной могилки, видя мои эмоции.
   По логу пасли частных коров. В царское время и до коллективизации скота не пасли. Поля были огорожены жердями и коровы приходили только на дойку. В стаде и паслись свиньи, которые не пригонясь домой до глубокой осени. Скота метили,чтобы не спутать. Бывало по осени свиньи и овцы приходили с выводком. У свиней была очень длинная щетина. Из щетины делали, так назваемую щеть. Этой щетью расчёсывали волосы вместо гребня. Причём никакой гребень не мог заменить щеть. У моей матери сестра Федосья была специалистом по изготовлению щетей.
     Под деревней в речушке водилась мелкая рыба. Иногда коров пасли мы с братом Егором. Он не терял время даром и в речушке ловил ладонями мелкую рыбу.
    Выходим на дорогу и идём к Викулятам.


 Деревня Викулята 
    Подходим до края поля. Здесь раньше был овин, и сушили снопы урожая с полей. Как поётся в песне, а на днях у дальнего овина. Видимо этот овин воспевался в песне. Рядом было гумно. Здесь обмолачивали деревянными колотушками снопы. Теперь здесь растёт густая трава. Дорога поворачивает направо. Здесь огород 15 соток Оксиньи. Она всё время здесь сеяла рожь. Проходим огород, и дорога поворачивает налево. Справа на угоре была круглая силосная яма. Перед началом сенокоса на неудобицах, особенно в логах, литовками косили по низу логов осоку, крапиву, бражник и другую менее пригодную для сенокоса траву. Траву возили на одноколках-трясогузках. По мере заполнения ямы загоняли лошадь притаптывать траву. На лошадь верхом усаживали ребят, и они управляли ей. Обычно в это время начиналась жара, и очень много было овода. Пауты облепляли лошадь, и она не выдерживала и падала кататься. Нужно было успеть соскочить с лошади, чтоб не придавила, но повод нужно было держать в руках, а то могла убежать. У лошади ноги, бока и спину мазали креолином.
    Далее вдоль поля от силосной ямы шли огороды. Справа поле имет уклон к западу и с поворотом дороги на противоположной стороне поля от рёлки тоже повернуло. Поле было небольшое 10 га и называлось Ерёмихой. К концу 90-х заросло соснами и елью высотой до 2-х метров. Было много маслят, рыжиков, белянок. От рёлки по правому краю поля шла объездная дорога  и в конце поля порачивала направо на небольшую лужайку. Здесь через речку был построен мост, его долго называли новым мостом.  Далее дорога с очень крутым и длинным подъёмом на запад огибала деревню. Возвращаемся к силосной яме и спускаемся в Малаховский лог. Здесь место низкое с лужами. На лужах перед мостиком делали выстелку из брёвен и машины свободно проезжали. В логу течёт речушка Малаховка. Проходим через мостик и поднимаемся в деревню.  Здесь с востока на запад мимо домов слева и справа через речку Сюрва и далее проходит дорога.
    Слева стоял амбар для зерна. Амбары и бани строили подальше от домов. Амбар был Николая Павловича. Пол амбара был поднят высоко от земли, и под ним продувало ветром. Деревня располагалась под склоном горы на ровном месте с небольшим уклоном к речке. В деревне в основном жили Деменевы, только разных родов, чьи предки этих родов были родственниками. Что прослеживалось по их рассказам. У могих в одной стройке было по два дома.
    Начнём с края деревни с востока. Здесь жил старик Серьга. У него был брат Павел Федотович, брат Макар Федотович и сестра Акулина Федотовна. У них у всех была фамилия Деменевы. У Серьги в моё время жены не было. Сын Лука в данное время жил в Оханске. Лука был женат на Варваре из леревни Исаково. Детей у них не было, и брали приёмную дочь Стёпу из Обвинска, а может и от Исаковых. То, что жила в Обвинске и муж был Вася Горбатый, это точно. Про Луку была небольшая байка. Когда Стёпа  выросла, то они уже разбежались. Когда Лука навещал отца, у него деревенские спрашивают:
   -Как там тебе, как живёшь?
   -Хорошо, - говорит - Все меня знают и уважают. Однажды кошу на лугах, летит самолёт и лётчик спрашивает:
   - Что косишь Лука?
  - Кошу - говорит Лука лётчику.
    Серьга в отличии от братьев  в более позднем периоде нигде не работал и воровал. Когда негде и нечего воровать, он бросал шапку и из-за угла подкрадывался. У них был срублен дом и брошен, только крыша была закрыта временно, как тогда называли лабазом. Варвара у Серьги не жила. Ходила по домам пряла и вязала носки и варежки. По окончанию переходила в другой дом и так далее. Там она и питалась.
    Ниже жил другой брат Павел. В моё время он уже был не живой. Жена была Агрофена боевая и работящая женщина. У них было четверо детей. Николай Павлович жил  в Кизеле. Алексей Павлович жил в Перми. Зоя Павловна жила в Рождественске. У Зои был сын Васька, он жил с бабушкой Агрофеной. Васька был мой одногодок, и мы играли с ним вместе. Дочь Анна Павловна работала на лесозаготовках сучкорубом на Тетле, а позднее, когда образовалась Шумиха, на Шумихе. Сейчас живёт в Рождественске.
     Николай Павлович жил в Кизеле и работал в шахте. Там он познакомился со своей землячкой из д. Иваньково Носковой Анной Яковлевной. Она работала на этой же шахте и выдавала шахтёрам горные лампы, когда они шли в забой. Потом они поженились. Первым родился Гена в 1941 году. Через четыре года родилась дочь Галя.
    Через год или два после рождения Гали на шахте произошла авария. Николай Павлович сильно пострадал, и ещё потерял глаз. Его вывели на группу. Глаз вставил искусственный. Жену Анну Яковлевну парализовало, и тоже вывели на пенсию. У них был свой дом, они  держали скот, была корова. Врачи рекомендовали уехать на свежий воздух. В 1948 году они вернулись домой в деревню. Через год Анна Яковлевна умерла. Я, помню, она всё больше лежала, а когда Галя играла рядом на полу, она её звала векша. Позже Николай женился на Маланье из Зателепино. У Маланьи был ребёнок Лёнька Тудвасев. Он был немного старше Гены. Постройка была большая, и было две избы. Мы с Галей часто играли вместе.
     Южнее с восточной стороны по краю деревни жил ещё один брат Деменев Макар Федотович. У него от первого брака было три сына. Старший Григорий жил в Кизеле и работал на шахте. При аварии на шахте погиб в возрасте 24-х лет. Средний сын Алексей воевал в Белоруссии и был в партизанском отряде. После войны остался жить там. Младший сын Константин жил в Кизеле и работал на шахте электрослесарем. Во время войны служил в НКВД и охранял Сталина.
     В деревне на правом берегу речки жила сестра Акулина. У неё была дочь Маремьяна и  жила в Москве. Все они часто общались. Огороды Макара Федотовича и Павла Федотовича примыкали друг к другу. Ранее вначале 20-х тут же по краю огородов стоял ещё один дом и в нём жил тесть Макара Федотовича. В то время в деревне насчитывалось примерно 22 дома. В середине 50-х дома уже не было.  К концу 40-х оставалось домов 20, а в середине 50-х домов 18.
    Это один род, одна бывшая семья, разделившаяся на четыре части, возглавляемая Федотом и ведущая далеко в 19 век. Я попытаюсь описать остальные такие же рода в двух поколениях.
    Чуть пониже, у конного двора жил Деменев Михаил Савельвич. Я его не помню. Когда я родился, его уже небыло.  У Миши был брат Григорий Савельевич, была сестра Оксинья и сестра Анна. У Михаила была жена Деменева Степанида. Степанида была замужем за Федотом Петровичем, братом Анастасии Петровны. Когда Федот повесился из-за спора с деревенскими мужиками, Стёпа вышла замуж за Михаила. Михаил обладал магией и наводил на людей порчу. Деревенские бабы напоили его чем-то с бражкой, и он умер. Умирал он долго и мучительно, пока не вскрыли фронтон дома. Умирая, Михаил успел взять Степаниду за руку, и весь дар перешёл к Степаниде. Стёпа могла и лечить. Мои сверстники хвастались, что у Стёпы видели книгу чёрной магии. Однажды она отвернулась и что-то шептала, Васька Катин смеялся над ней и говорил, что она колдует.
   У Стёпы был племянник Аркаша Пепеляев. Во время летних каникул Аркаша приезжал на лето погостить у Стёпы. Аркаша был немного старше меня. Учился в Обвинской школе. С Аркашей мы дружили. Однажлы мы пргуливались с ним на лужайке за деревней. Шёл мелкий дождик. Домой идти оба не хотели. Аркаша говорит, что остановит дождик. Он взял меня за руку, и мы с ним пробежали метров сто. Дождик перестал.  Вначале 50-х годов Стёпа уехала в Обвинскую сторону и больше в деревне не появлялась. Аркаша тоже не приезжал.
    Когда дом опустел, сюда переехали жить Деменева Вера, дочь Оксиньи, с мужем Калиничевым Виктором. После приезда Виктора, наша ребячья жизнь изменилась. Мы часто вечерами стали собираться у Виктора. В конюховку стали ходить реже. Вера нам рассказывала свои истории. Виктор рассказывал, как надо валить лес. С нами собирались и взрослые.  Он рассказывал про различные рычаги при валке деревьев и называл это устройство "Медвядя". Деревенские знали, как это делается. Взрослые стали звать его "Медведя". Над его рассказами смеялись. Много любил приврать и сочинить. Ещё мне запомнился портрет прежнего жителя Михаила. Вера рассказывала, что его нарисовал в городе художник со слов.
   Дом был старенький, и Виктор купил нежилой дом и построил его рядом со старым домом. Мы жили в соседях, и я часто заглывал к нему на стройку. Он учил меня, как делать шканты в полу, как подогнать половицы. Когда дом построил и сколь-то пожив в нём, продал соседу Черных Василию. Виктор с женой Верой уехали жить в село Рождественское.
   Василий Черных женился на Гале, а в доме матери Черных Фёклы жить было тесно. С матерью жил сын Иван с женой и пятерьми детьми. С ними ещё жила Прасковья со старенькой матерью. У Василия жена Галя была родом из Белоруссии. Галя жила на Шумихе и работала на лесозаготовках. Василий и Галя вырастили двух дочерей, Марину и Тоню. Тоня живёт в древне Вдовино, и у них один сын Виктор. Марина живёт в Чердынсмом районе за мужем за Тимоховым Володей. У Марины с Володей трое детей. Дочь Света и два сына Сергей и Иван. Василий работал на Басковской ферме дояром. Позже им дали квартиру в деревне Фролово. Когда Галя умерла, Марина увезла отца к себе. Там он умер.
    Оксинья была замужем за Дмитрием. Григорий и Дмитрий погибли на фронте. Оксинья была боевая и общительная женщина. В семье было три дочери. Старшая дочь Вера работала на лесозаготовках в Шумихе. Средняя дочь Надя работала на тракторе колёснике, а потом вышла замуж в Косотурово. Младшая дочь Люба окончила Тимшатскую семилетнюю школу. В Тимшатской школе был первый выпуск семиклассников, и она была среди первых выпукскников. Люба была очень оющительная, и характер был матери. В бригаде работала кладовщиком. Вышла замуж, точнее мужчин в доме не было, и  Черных Семён Михайлович пришёл в дом. Позднее распишутся, а ещё позднее уедут в Кострому и живут там до сих пор. Чернх Семён умер 9 апреля 2017 года.
    Следующий в родне Деменев Григорий Савельвич. У него была жена Деменева Дарья Григоревна, и в семье было четверо детей. Старщий сын Виктор служил во Владивостоке и после армии там остался жить. Следующий сын Фёдор женился на Клавдие Димушковой из Тишино и через какое-то время уехали жить в Тишино. Дочь Анна жила около города на какой-то станции. Потом вернулась в деревню и вышла замуж в Гавята за Гачегова Николая Фёдоровича. Завершающий сын Иван был женат на Никоновой Прасковье, дочери кузнеца Яши.
    Сестра семьи Григория Анна Савельевна жила напротив и была замужем за Деменевым Николаем Семёновичем. Они долгое время жили за Нердвой, скорее в посёлке  Пролетарском и Николай работал на лесозаготовках в Макаровском лесоучастке. Году в 51-м приехали в родной дом матери. У них было трое детей. Старший сын Анатолий после переезда учился в Нердвинской школе и там окончил десять классов.Потом окончил институт и работал в городе Кизеле, где и живёт сейчас. Средняя дочь Анна училась в школе у Тимшат. Мы вместе ходили в школу в деревню Тимшата.
    Младшая дочь Шура училась в Гавятской начальной школе, потом в Тимшатской и т.д. Шура часто приходила к нам домой. Иной раз просто посидит и уйдёт. Летом на полянке любила играть в игру бросать в клеточки, парисованные на земле, маленький обломок стекла. А потом на одной ноге надо было прыгать до клетки со стеколком. Я не знаю как называлась игра. Шура у Николая Семёновича была любимая дочь. Одевалась Шура лучше всех в деревне. Николай Семёнови купил детям гармошку, гитару и балалайку. Все они получили хорошее образование. Когда деревня будет пустеть, они всей семьёй уедут в Кизел. Дочь Анна так и не вышла замуж.
    Итак, один род породнился с родом Деменева Николая Семёновича, а точнее с родом отца Николая Семёном и матерью Агапией. У Деменева Семёна и Агапии было трое детей. Деменев Николай Семёнович, Деменева Ольга Семёновна и Деменева Наталья Семёновна. Наталья жила в Тимшатах. Агапия была хорошей бабкой- повитухой. Она в деревне у всех беременных женщин принимала роды. Агапия умерла первой. Я был совсем маленьким и помню, как Семён молча плакал. Через год или два умер Семён. В доме осталась жить дочь Ольга, в то время уже замужняя и имела четверых детей.
    Ольга вышла замуж за Деменева Григория Алексеевича, сына Алёши Кухты ( по отчеству его не называли, а за глаза звали Алёша Кухта ). Это ещё одни Деменевы. В семье Деменева Григория Алексеевича и Деменевой Ольги Семёновны было четверо детей. Старшая дочь Лида жила в Тимшатах. Школу окончила в Нердвинской средней школе с золотой медалью. Поступила в институт и блестяще его окончила. По окончании института была направлена в Рязанский университет и там преподавала. Позднее стала ректором Рязанского университета. В настоящее время умерла.
   Следуюющая дочь Тоня. Окончила Рождественскую среднюю школу, потом институт и работала в Перми на железнодорожной станции Пермь 2-я главным бухгалтером станции Пермь 2-я. Умерла в конце 90-х. 
   Дочь Люба окончила Рождественскую школу и в конце 50-х начале 60-х уехала жить и работать в Обвинск. Там она родила дочь Ирину и сына Пашу. Люба погибнет от рук хулиганов. Позднее Ирина переедет с маленьким братом Пашей в Карагай. Завершающий сын Ольги Семёновны Лёнька Деменев. После окончания Гавятской начальной школы учился в Тимшатах и неожиданно для всех становится Деменев Анатолий Семёнович и годом моложе. Мы по привычке звали его Лёнькой. В 90-х годах уехал в Кизел, и больше вестей от него нет.
    Ольга до приезда брата Николая Семёновича жила в родительском доме с детьми. После приезда брата перешла жить к свёкру Алёше Кухте. У Алёши было два дома на одном дворе и проблем с жильём не было. Муж Ольги Григорий был призван на фронт и  дезертировал с фронта. С Григорием дезертировал Отавин Иван из деревни Кипреево. О нём я уже писал. Ольга детей растила одна.
    Когда деревня поредеет и где-то в конце 70-х Ольга переедет в Обвинск и перевезёт дом из  Викулят. Вначале 90-х переехала жить к Ирине в Карагай. До конца 90-х немного не дожила и умерла.
    Следующий небольшой род Деменевых, это две семьи Деменев Фёдор Захарович и вторая семья Деменева Анастасия Петровна.
    Деменев Фёдор Захарович и жена Деменева Наталья Ивановна. В семье было четверо детей. Старшая дочь Деменева Мария Фёдоровна в 50-х годах вышла замуж в Басково за Авдеева Николая Павловича. Следующий сын Деменев Григорий Фёдорович отслужил в Армии на Дальнем Востоке, вернулся домой и работал в МТС на тракторе. Следующий сын Деменев Александр Фёдорович окончил Тимшатскую семилетнюю школу первого выпуска. После работал в бригаде. Был глуховат и в Армию не ходил. В одно время летом из Денисят пригнали колхозных телят, и он всё лето один их пас. Позднее устроился помощником киномеханника, а потом и киномеханником. Это была единственная лазейка получить справку с места работы, а потом паспорт. В нале 60-х годов уехал в Пермь, строили трамвайное кольцо в Перми. Жили в палатках. Вскоре приехал домой и женился. Потом с женой уехали в совхоз Карагайский в Кадиловово. Там несколько лет пас телят и заработав денег, купил дом в Менделеево. Там он прожил до конца жизни. Последний в семье послевоенный сын Митька родился в 1950-м году. После окончания школы работал в бригаде. После паспортизации в сельском хозяйстве устроился на работу охранником в Менделеево в Сельхозтехнику. Ему дали квартиру в деревянном 2-х этажном доме. Проработал год или два, повесился.
   Деменев Фёдор Захарович в 41-м был призван на фронт. Попал в окружение и плен в одну из стран союзников Германии. После войны вернулся домой, но гонений со стороны властей не было. Первое время работал на лесозаготовках на Тетле. Потом работал в колхозе. Летом возил на лошади горючесмазочные материалы с Рождественской нефтебазы. Во время сенокоса косил на конской косилке. Осенью во время уборки косил на конской жатке. Зимой дежурил в конюховке, топил водогрейку, и заодно сушилась сбруя для лошадей. Позже, когда тракторов стало много, а конских косилок и жаток уже не было, он летом только возил горючее.
    Всё наше детство с ребятами вечерами прошло в конюховке. Там мы играли в карты, в подкидного, а позже в лото.  Когда Фёдор Захарович дежурил в конюховке, нас не выгонял. Фёдора Захаровича на гулянки старались не приглашать. Но иногда ему приходилось быть на гулянке. Когда все были навеселе, и начинали плясать, он или не умел шутить или ещё что-то, начинал падать спиной то на одного, то на другого. Некоторые его отталкивали, и он их начинал кусать. Фёдора Захаровича всегда называли по имени и отчеству.
    Следующая родственница Деменева Анастасия Петровна. Временно в деревне не жила. Работала на станции Оверята стрелочницей. Вначале 50-х приехала в родной дом. Дом был рядом с Фёдором Захаровичем. У неё был один сын Толька Деменев с 43-го года рождения. Позже родился сын Гриша. Анастасия Петровна была двоеродной сестрой Фёдора Захаровича. Их отцы были братьями, и они родство не отрицали. Фёдор Захарович часто предъявлял претензии на границу огорода с Настасьей Петровной. Сын Деменев Анатолий Васильевич родился в Оверятах. Толька Деменев окончил четыре класса и больше не учился. Он был мой одногодок. Мы вместе играли и выросли. Я ушёл в Армию и больше его не видел. Он ушёл в армию на год позже и служил в стройбате. После сужбы в армии, домой не поехал и остался, где служил.  Часто писал письма двоюродной сестре Деменевой Анне Фёдоровне. В последнем письме написал, что если буду живой, то приеду в гости. В гости не приехал, и более десяти лет нет писем.
    У Анастасии Петровны родился ещё один сын Гриша. Гриша последнее время вместе с матерью жили в Карагае. У Гриши была семья и сын. Гриши в данное время нет в живых. По рассказам старожилов их род уходит далеко вглубь, но я не запомнил имён, потому, что не видел и не знал их. Да и при случае разговора на эту тему, Ольга Семёновна тоже не отрицала своё дальнее родство с ними.
     Следующая Деменева Екатерина Кузьмовна или в народе Катя Ленина. У ней мать была  Евгенья. Местным жителям произносить это имя было трудно, и её прозвали Катя Ленина. Она породнится с Высотиными. Высотин Яков жил на левом берегу речки чуть выше Деменева Григория. У Якова брат Ладир у Дмитрия Ладировича отец жил в деревне Гавята. Детей у Якова было чеверо. Старшая Шура жила на ст. Григорьевская. Следующий сын Высотин Иван Яковлевич. За ним следует Высотин Дмитрий Яковлевич и Высотина Ангелина Яковлевна. Высотин Дмитрий женится на дочери Кати Лениной.
    У Кати Лениной было две дочери. Старшая дочь Анна вышла замуж за Высотина Дмитрия. Первое время жили в доме Высотиных. Позже перейдут к Кате. В 1940-м году родился сын Васька. В начале войны Дмитрий ушёл на фронт и погиб. Анна часто болела и после операции вскоре умерла. Ваську воспитывала Катя и после стали его звать Васька Катин. Его маленкого потаскала корова на рогах и он стал заикаться. Рос он шаловливым и пакостным. Залезет в любое место, лишь бы голова пролезла. Часто лазил по углам дома. Иногда полезет на карниз дома и поёт песни. Песни пел не заикаясь. Но и на матах не заикался. Учился в Тимшатской семилетней школе. Окончил классов пять или шесть. Порой сядет на лошадь задом наперёд и засунет палец лошади в задний проход. Лошадь прыгает и все над ним смеялись. Однажды уехал в Москву попросился на приём к Ворошилову. Ворошилов его принял. Ворошилову он пожаловался на своё житьё, что не получает пособие за погибщего на фронте отца.
    Весной у него был сезон разорять вороньи и сорочьи гнёзда. Иногда он нас брал с собой. Помню, повёл он нас в конскую загородь. Залез на самый верх ёлки и стал зорить гнездо. Вокруг слетелась стая сорок и ворон и его атаковали. Вороны и сороки помогали другу обороняться. Мы думали, что они его заклюют. Он начал скидывать птенцов на землю. У птенцов выскакивали кишки. Я выбрал уцелевшего птенца и ушёл с воронёнком домой. Дома соорудил клетку и его кормил дождевыми червями. Воронёнок вырос болшой. Я усаживал его на плечо, и мы с ним гуляли. Воронёнок полетает и садился мне на плечо. Когда я его кормил, он широко открывал рот. Приехали трактористы, подошли к клетке и он по привычке открыл рот, а трактористы накидали ему в рот гайки. Воронёнок умер. Это была для меня трагедия.
    Позже Василий устроился в Перми проводником на пригородный поезд. Там он женился на проводнице. Водку выпивал стакан без перерыва и этим хвастался. Первым в деревне лечился от алкоголя, да ещё несколько раз. Пить так и не бросил. Потом приехал домой и ушёл в дом в Гавята к Юле. Вот ещё один эпизод жизни с Юлей. Каждый день сам выпускал кур и прощупывал их с яичком или нет. Он приучил кур и когда заходил в курятник, куры все садились перед ним. Вечером собирал яйца, и каждый день не хватало одного яйца. Он стал ругать Юлю. Юля вся в слезах объясняла, что не брала. Он взял катушку ниток и привязал курице за лапу. Нитка привела к соседнему дому. Соседям предъявил сколько потерялось яичек. Соседи отдали ему всё сполна. Однажды просил у Юли деньги на вино и Юля ему отказала. Васька закрыл Юлю в избе, отрубил мясо и продал. Пошёл однажды зимой на Шумиху,  и выше деревни Тишино, на поле, замёрз. Так закончились его похождения.
    Следующая дочь Кати Лениной Деменева Мария Макаровна внебрачная дочь Макара Федотовича. Окочила четыре класса Гавятской нальной школы. Хорошо умела читать и писать. Была депутатом сельского совета. Позже до пенсии работала продавцом в Викулятах. У Марии Макаровны было четверо детей. Все они живы, здоровы. Первая внебрачная  дочь Тамара от Гачегова Николая Фёдоровича от Гавят. Они раньше дружили и были в близких отношениях. Родители Николая хотели идти сосватать Марусю. Николай обиделся и решил, что они полезли не в своё дело. На этом и всё закончилось.
    Позже Мария Спиридоновна от Гавят сосватала Марусе Якимова Ивана Ивановича родом из Шагуров. На свадьбе были все деревенские. Я тоже был на свадьбе. На свадьбе был брат Николая Гачегова Григорий. Григорий познакомился с Зоей от Мишиных. Они потом поженились и уехали в Кизел. Якимов Иван не любил Тамару и отнсился к ней грубо. Марусе пришлось отдать Тамару двоюродной сестре Николая Гачегова Паше Архипихе. У Паши с Архипом не было детей, и они воспитывали Тамару, как свою дочь. Тамара иногда приходила в гости к родной матери. Тамара выросла и уехала в г. Чайковский. Там вышла замуж. Во время отпуска с семьёй приезжали в гости. Когда Архипа, а потом Паши не стало, приезжали к родной матери Марусе. Паша Архипиха погибла трагически. Была она в гостях у Маши Гачеговой. Поздно вечером Прасковья пошла домой. Маша её не отпускала, но та всё равно ушла. По дороге к Викулятам в Тильканихе Прасковья замёрзла.
    Следующий сын Якимовых, Якимов Валерий Иванович родился в середине 50-х. Работал в Менделеево в Сельхозхимии. Получил квартиру, а позже обменял на частный дом. Сейчас работает на хлебопекарне.
    Следующая дочь Галя живёт в Обвинске. Работала управляющим отделения, а сечас на пенсии. Муж Гали тяжело заболел и в конце 2015-го умер. И завершающая дочь Рита жила в Канюсятах и работала в колхозе главным бухгалтером. Была замужем, но с мужем не повезло, муж умер. Рита потом снова вышла замуж и опять осталась одна. Потом Рита переехала в Обвинск, позже вышла замуж за шофёра с Шумихи и сейчас живут счастливо в Обвинске.
    Рядом с Агапией, напротив Высотиных жила тётя моей матери Барановой Анастасии Дмитриевны. Моя мать подростком пришла жить к своей тётке. Мать была родом из деревни Савинята около села Воскресенск. В семье их было девять человек. Мать была восьмая. Их род был гончарами. Брат Фёдор делал самую красивую посуду. Мать к той поре тоже умела делать посуду. Фёдор иногда на повозке с корчагами, горшками и кувшинами приезжал к нам в деревню. Мне он подарил блестящего коня, словно покрытого эмалью и свистульку. В 1956 году Фёдора не стало.
    Когда матери исполнилось девятнадцать лет, она вышла замуж за Высотина Ивана Яковлевича. В семье их было четверо. Из родителей видимо к той поре была только свекровка. Позже мать говорила, что со свекровкой жить неловко. Сестра Ивана Шура уже жила на Григорьевской. Остальные жили вместе. Потом женился Дмитрий. Через какое-то время они перейдут к Кате. Хозяйство у Якова было большое. Было несколько конюшен, две избы и клеть новая. Из скота было 12 коров. Как пасли скот, я уже писал. У каждого жителя было огородное клеймо из римских цифр. У них было число 8. При коллективизации скот все жители деревни увели добровольно, надеясь на лучшую жизнь. Земельные наделы разделяли межи. Местами межи сохранились до второй половины 40-х годов. Я даже помню.
    В семье Высотина Ивана Яковлевича и Высотиной Анастасии Дмитриевны родился первый сын Васька. Времена наставали трудные.Через несколько лет, как говаривала мать, наступил голодный год. Васька заболел и умер в возрасте шести лет. Перед смертью попросил икры из сушёных грибов. Ещё была дочь Катька. Умерла в возрасте четырёх лет. В 1937 году родился сын Егор. В 39-м Ивана  призвали в Армию на манёвры. Потом началась Финская война и Ивана с манёвров отправили на фронт. Там он погиб. Моя мать осталась с двух летним ребёнком одна. Нужно было как-то выживать. Мать сосватали в деревне Косотурово Пермитина Владимира Гавриловича. Владимир воевал на Монгольской войне вместе с Гусельниковым Фёдором Степановичем. Пермитин Владимир был ранен и ослабленный войной, был комиссован по состоянию здоровья. Владимир привёз в Викулята своего отца Пермитина Гаврила Фёдоровича. Гаврила Фёдорович был старенький и ухаживать за ним в такое трудное время в деревне Косотурово. было некому. У Пермитина Владимира Гавриловича и Высотиной Анастасии Дмитриевны в декабре 1943-го родился сын Пермитин Анатолий Владимирович, автор этих строк.
    Пермитин Владимир Гаврилович работал в Рождественской МТС шофёром. Очень хорошо разбирался в технике. За маленьким Егором присматривал Гаврила Фёдорович. Владимир помогал матери по хозяйству. Моя мать была береная и он её берёг. Вроде бы мать обрела счастье. В 1944-м году Владимира попросил перевезти домашние вещи директор Рождественского маслозавода в Ильинск. За услугу директор отдал ему ведро масла. Оказалось, директор заворовался и бежал. Приехали милиционеры и Владимира арестовали. Директору и Владимиру дали по одному году. Там Владимир умер. Директор отсидел и вышел на свободу. Мне тогда было шесть месяцев. Вскоре умер Гаврила Фёдорович. Мать снова осталась одна с двумя детьми.
    У матери в Обвинской стороне в деревне Харино жила младшая сестра Федосья. Мать попросила у Федосьи старшую дочь Надю поухаживать за нами. Федосья не отказала. Наде было девять лет. После Победы над Германией Надя вернулась домой к матери. Надя потом успешно закончила школу, выучилась на мастера и работала в Нытве на металлургическом комбинате. Мать снова осталась перед выбором.
    Бригадиром Викулятской бригады в то время был Деменев Макар Федотович. Макар Федотович воевал в 1-ю мировую войну и был в плену в Австрии. Там он научился отбивать литовки и окучивать картофель. У нас раньше косили косами, а картошку не окучивали. У Макара в войну умерла жена и он овдовел. Макар стал сватать мою мать. Макар был на много старше моей матери и на войне не был по возрасту. Мать долго думала и дала согласие. 1946-м году они  сошлись и стали жить в доме Макара.
    Макар получал небольшое пособие на погибшего в шахте сына Григория. Зимой делал оглобли дя конских саней, плёл завёртки для саней, чинил конскую сбрую и плёл лапти. Завёртка-это небольшое кольцо ввиде верёвки и соединяло оглоблю с санями. К каждым саням нужна была завёртка, сплетённая в правую и левую сторону. Летом отбивал колзозникам литовки. За эти работы начислялись трудодни. В 1947-м  родился сын Степан. Жизнь в доме стала меняться не в лучшую для меня сторону. Егор уже заканчивает Гавятскую школу, Степан подрастает. Мать работает конюхом. Конный двор рядом внизу метрах в ста. Раньше тут жил Исак и после коллективизации сделали конный двор. Дом на ту пору пустовал, а дочь Алёна с детьми жила в другом доме.
    Алёна Исаковна была замужем за Черемных Григорием. Григорий погиб на фронте, и Алёна получала пособие. Сестра  Алёны Ульяна, жила в деревне Гавята. Жили они ниже Ольги Семёновны. Усадьба примыкала к речке. Старшая дочь Татьяна была женой Григория Макаровича и после гибели мужа в шахте осталась жить в Кизеле. Следующий сын Черемных Иван Григорьевич жил в Обвинске и был директором совхоза " Мичуринский ". Позже станет начальником районного управления сельского хозяйства. Следующий сын Черемных Александр Григорьевич и завершающая Черемных Зоя Григорьевна.
    Степану исполнится один год и Макар бригадиром работать не будет. Бригадиром будет молодой комсомолец Черемных Александр Григорьевич. Макар сделается вожаткой своего сына Степана и будет всё время его качать на коленях. Мы с Егором так и не станем его детьми, а скорее  «нахлебниками». Егор зимой помогал матери, а летом в бригаде со сверстниками возили на лошадях навоз на поля. В сенокосную пору на лошадях возили копны сена. Вначале 50-х молодым парнишкой станет почтальоном и будет возить почту из Тимшат. Егора деревенские начинают уважать и звали его Егорушко.
    Жизнь послевоенная постепенно налаживается. К Макару утрами часто приходят деревенские: Николай Павлович, сестра Акулина и пьют  "тёплую бражку ". Мать вечером цедила брагу и заквашивала мелом. Потом на ночь ставила в русскую печь в чело и к утру бражка была готова. Если утром бражки нет, то Макар укорял мою мать. Иногда днями приходил старший брат Макара Серьга, то я прятался за печку до его прихода. У нас была собака Дамка и она всегда лаяла на него. Моя мать рассказывала, что у Дамки была мать Динка очень умная. Во время войны по деревне ходили белые волки альбиносы. У Динки были щенки, Динка притаилась и на волков не лаяла. С Дамкой прошло всё моё детство. Она хорошо шла за белкой. Деревенские охотники брали её на охоту.
   Старший брат Егор после армии женился на Абрамовой Таисье Филипповне, родом из деревни Вишня. Егор с Тасей вырастили пять детей. Серёжа, Алексей, Валентина и младший сын Егор Егорович живут в Перми. Дочь Александра живёт в селе Обвинск. Младшего сына Егора Тася воспитывала одна. Егор погиб на железной дороге в Менделеево в возрасте 39-ти лет. Тася осталась беременная и когда родила сына, назвала в честь его отца. Таси в данное время нет в живых.
   У меня две дочери. Старшая дочь Светлана живёт рядом с нами в соседях. Светлана замужем за Саитовым Талибдяном. Талибдян хороший семьянин и часто помогает мне по хозяйству. Детей у них нет. После окончания Менделеевской средней школы окончила Пермский сельскохозяйственный институт. Младшая дочь Людмила после окончания восьми классов окончила Верещагинский торговый техникум. Сейчас живёт в Перми. Там она вышла замуж за Кочетова Александра Григорьевича. У них один сын Кочетов Андрей.
   Младший в семье Степан Макарович. Степан женился на Мялициной Лидие Николаевне. У Сепана с Лидой было трое детей. Степан трагически погиб в возрасте 33-ти лет. Позже Лида с детьми уехала к родителям в село Рождественское. Там она снова вышла замуж и родила ещё одного сына. В данное время Лиды нет в живых.  Когда последний сын вырос, и при разборках его убила жена ножом полтара года назад.
    Однажды к нам прибегает Агрофена вся бледная. Села под порогом на западню и говорит, что Серьга умер. Сходили вместе к Серьге и на санках увезли его к Аграфене домой. У Серьги в печке было засунуто бревно вместо колотых дров. Похоронила Серьгу Агрофена.... сноха. Макару не было дела до него.
    Степан подрастал, и мне всё время попадало из-за него. Пожалеть меня кроме матери и соседей было некому. Макар всё время сидел у окна и смотрел на конный двор. Не разговаривает ли моя мать с мужиками. Все мужики погибли на войне, и в деревне мужиков не было, кроме Фёдора Захаровича. У Фёдора Захаровича была своя постоянная любовница Маня Одинская.
    Шёл 1951-й год и мне в этот год идти в школу. В конце июля в середине дня я увидел, что в доме Агрофены через крышу не далеко от трубы идёт дым. Печки в деревнях топили рано утром. Погода стояла очень жаркая. Я прибежал в избу к себе домой и  матери говорю, что Агрофена почему-то среди дня топит печь. На конном дворе была на проволоке привязана рессора от поезда. Утрами по ней брякали и все собирались на разнорядку. А тут такое дело, давай брякать и собирать людей. Запрягли лошадь, погрузили ручную пожарную машину и увезли к речке. Потушить пожар не удалось. В это время из-за овода весь скот был дома. Открыли ворота в огород и на улицу, но скот не пошёл. Вся скотина и дом сгорели. Агрофена и семья временно перешли рядом в пустой дом. Агрофена каждый день ходила на пепелище и ревела. Васька внук уехал к матери в Рождественск. Ближе к сентябрю они всей семьёй уехали в Басково.
    Во время пожара мне дали пасхальное яйцо и велели им махать в сторону пожара. Дома там стояли очень близко друг от друга, и могла сгореть половина деревни. Выше дома Макара был колхозный склад и тоже загорел. Сгорело всё зерно. Скад тушить не стали. У Агрофены внуков отправили на другую сторону речушки. Из внуков никто не пострадал.
    Мы подрастали. Егор сумел уклониться от семейного влияния Макара. Я после шести лет летом на лошадях работал в бригаде, как и все деревенские мальчишки. Когда возили навоз на поля, нам навоз накладывали взрослые. Выгружали по кучкам тоже взрослые. Мы гоняли наперегонки, и у нас было соревнование. Постепенно мы, дети войны становились помошниками в своих семьях.
    У Макара был большой сепаратор и все деревенские приходили сепарировать молоко. Макар брал с каждого ведра поллитровую алюминиевую кружку молока и сливал в свой удой. Крутить сепаратор приходилось мне. Своя корова Красотка давала много молока. Молоко пить не давл, а разрешал пить обрат. Так на обрате и жили. Ещё была маслобойка и тоже все деревенские приходили, у кого скапливалась сметана. Некоторые всбивали мутовкой. Сметана быстро копилась, и быстро копилось масло. Маслобойку приходилось крутить мне и матери. Масло Макар заставлял уносить в село и продавать. Масло предварительно взвешивал на весах. Деньги уносил в сундук и закрывал на замок. Соседи по заглазам оговаривали его. Так вот и жили.
    Многих жителей я ещё не упомянул и остановлюсь очень кратко. За речкой ещё жила одна Катя. В деревне её звали Екатерина Фастовна. Она классно языком доставала соринку из глаза. Когда Екатерина Фастовна умерла, дом купил Иван Якимов. Иван дом полностьб перестроил  и из клети сделал к дому прируб. Катя Ленина молитвами лечила сглаз у скота и людей. Что-то пошепчет на воду и заставит выпить. Моя мать ходила к ней и принесла воду. Мать мне велела пить три раза. Я сначала уклонился, а потом воду подменил и пил при матери.
   Рядом с Катей жила ещё одна Оксинья. Дети у ней были взрослые и жили в городе. Оксинья жила одна. У нас в деревне дети ходили в любой дом. Вели себя сдержанно и оставались сидеть под порогом. Поэтому знали и видели всё. Перед смертью Оксинья истопила полати. А когда умерла, то в печке были засунуты целые полатины.
   Когда дом Оксиньи опустел, в него переехала жить из деревниГавята Попова Мария Ивановна вместе со своей тёткой Наташей. У Мани в ту пору была взрослая дочь Шура. Шура жила в городе и иногда навещала свою мать. Сын Коля родился в деревне Гавята. У Мани был роман с Фёдором Захаровичем. Он дежурил на конном дворе и в это время завёл роман. Родилась совместная дочь Людмила Фёдоровна. Спустя много лет Маня уедет в деревню Фролово. У Люды родилась дочь Ольга. Ольга работает учительницей во Фроловской школе. Сын Коля женился на Прасковье и переехали жить в деревню Фролово.
    Рядом с Алёшей Кухтой жила Саша и далее от Саши Дуня. У Дуни был сын Ванька, и мы звали его Ванька Дунин. Они обе были Ольге Семёновне родня. Позже они уехали на Пашню, теперь Фролы. На Пашне у них был родственник Игоня Кривой. Игоня мог с вечера спрятаться в магазине, а утром вместе со всеми выйти. Игоня за воровство поплатился глазом. Кто-то из ружья выстрелил в него горохом и выбил глаз. Это ему не мешало продолжать воровать. Ванька Дунин осенью пошёл через пруд по тонкому льду и утонул. Подробнее читайте вовторой части.
   За бывшими домами Дуни и Саши в 60-х годах построили новый магазин и клуб. В магазине с начала его открытия и до развала деревни, с небольшим перерывом из-за болезни, работала Якимова Мария Ивановна. Во время болезни Марии, работал Иван Отавин. Он даже купил дом Деменева Фёдора Захаровича. Дом всё ещё стоит. В клубе показывали кино и концерты. За магазином и клубом организовали площадку для техобслуживания тракторов. Установили передвижной подъёмный кран на колёсном ходу с ручной лебёдкой.
    Вот и все жители деревни. Всё оказалось взаимосвязано. Всё ведёт к тому, что поселения были в начале 19-го века. На ранние поселения претендовать не могу. Нет более давних очевидцев и доказательств.
   Деревня Викулята в довоенное время была лесопромышленным центром Сахаровского леспромхоза. Начиналось всё здесь. В деревне была контора лесоучастка. У лесозаготовителей был свой клуб. В начале, когда клуба не было, кино показывали в ограде дома Высотина Иваня Яковлевича. Все деревенские ходили смотреть кино. Многие деревенские тогда работали на лесозаготовках и помнили даже номера делянок. Были приезжие из других уголков страны. У Настасьи Петровны, сына Тольки, отец был украинец. В Гавятах у Надежкинова сына, Мити Некрасова, отец тоже был приезжий. Обеды им готовила Деменева Агрофена. У Агрофены дочь Анна шестнадцати летней девочкой ушла на лесозаготоки. Также молоденькой девочкой ушла работать Деменева Анна Фёдоровна, племянница Анастасии Петровны. Анна Фёдоровна простудилась и не имела детей. Сейчас Анна Фёдоровна живёт в Перми.
   Лесозаготовки велись от Паклиского лога в деревне Викулята, до Калинят.  Плотбища были в Калинятах и против Басковской фермы на левом берегу Сюрвы. Лес вывозили зимой по лёддороге. Когда лес вырубили, лесоучасток перевели на Тетлю. Перевезли и все постройки. Чем занимались лесорубы летом мне не известно. Наверняка лесхозы не разрешали летом рубить лес. Одна делянка сгорела, и место называли " Пальники".
    Мы любили туда ходить по малину. Уйдём, бывало, с Дарьей по малину и заблудимся в логах. Проходим несколь раз по одному месту. Потом выворачивали одежду на изнанку, и выходили. Я тогда маленький боялся ящериц. А они выскакивали из-под каждой валежины. Мне мать рассказывала, что на покосе во время обеденного перерыва, кто-то уснул с открытым ртом, и ящерица залезла ему в рот.
    Наше путешествие по деревне Викулята подходит к концу. К середине 50-х конская техника уже не использовалась. На смену прицепным комбайнам пришли самоходные. Изменился и быт. Только природа пока сильно не изменилась. Растительный мир самый богатый и разнообразный в Гавятах и Викулятах. Рыба в речке не богата разнообразием. А вот птичий мир во всех деревнях очень богатый и самый разнообразный. Многих птиц жители постоянно слышали, но не видали. Некоторых птиц видели, но не знают, как поют. К прмеру иволга. Величиной с сороку, только хвост короче и окрас другой. Мало кто знает, как красиво поют именно щеглы. Они заливаются трелью на все голоса и интонации, не уступая соловью. Я уверен, что все их слышали. А весной в лесу можно слышать, как поёт лесной голубь вяхирь, напевая Никита дитя. Радует, когда поёт кукушка, но это поёт самец кукушки, призывая самку к спариванию. И, конечно же, рано весной над полями поёт жаворонок. Среди певчих, многие слыхали на гумнах поздним вечером дергача своим коротким пением кре-кре, кре-кре. Конечно, это коростель. Но мало, кто знает, что это довольно крупная и промысловая птица, величиной с фазана. Фезаны там не водились. Зато водились перепела и пели, чик, чирик-чик, чирик. Рано весной под ёлками на земле можно найти гнездо рябухи. Васька Катин хотел разорить гнездо рябухи, но я ему не дал. Сказал, что эта крупная птица волшебная и трогать её нельзя. Среди певчих птиц было много скворцов. За последние годы их не стало во всём Приобье.
    Среди промысловых птиц были глухари, тетерева, рябчики, куропаткии, перепела, утки-кряквы и чирки.
    Среди прочих птиц:  вороны, сороки, грачи, галки, ласточки под карнизами домов, дикие домашние голуби, синицы, снегири, воробьи и дятлы. В последние годы в низовьях Сюрвы появились чайки. Они пока не адаптировались к местным условиям.  Им мешают перепонки на лапах.
    Среди хищников были ястребы, коршуны, филины, совы,  соколы. Перед грозой в небе парили канюки.
    Среди животных были волки, медведи, рыси, куницы, лоси, кабаны, барсуки, лисицы, зайцы, ежи, белки, белки-летяги, летучие мыши. Позже в водоёмах появились выдры, ондатры и ещё позже, бобры.
     В настоящее время бобры стали хозяевами Сюрвы. Исчезли кабаны, многие виды птиц. Луга и деревни заросли быльём. Бобры стали строить плотины на маленьких речушках и даже в сухих логах. Им сейчас никто не мешает.
    На этой печальной ноте хочу закончить наше путешествие.  
 БЕРЕГИТЕ ПРИРОДУ
   

Часть  вторая

Деревня Викулята
   Первая половина нашего путешествия подошла к концу. В Викулятах кратко упомяну о Деменевой Анастасии Петровне, Деменевой Евдокии Ивановне, Черных Фёкле Петровне. Вовсе не упомянул Корзнякова Ивана Степановича. Для продолжения путешествия они будут участниками нашего путешествия. Я ещё раз напоминаю, что не ставлю цель описать всех, кто жил в 50-е годы. Это мои достоверные воспоминания и моя точка зрения. Я рад, что многие интересуются о своих родных краях. Подробности будут в третьей завершающей части. Будет небольшой исторический сюрприз, который никто не знает. Во второй части постараюсь написать некоторые востребованные подробности о Басково, Подволошино.  В Косотурово пока особого спроса нет, напишу, как хотел написать.
   У Деменевой Анастасии Петровны был сравнительно большой род. Брат Деменев Павел Петрович, были у него дети или нет, я не знаю. В ту пору он уже в деревне не жил. Брат Деменев Федот Петрович был женат на Деменевой Степаниде. Детей у них не было и жили они вместе мало. После коллективизации деревенские мужики укорили его в том, что он сдал в колхоз одну лошадь, а коровы у него не было. Все деревенские сдали в колхоз всего скота. Сначала поссорились, а потом завязалась драка. После драки он пришёл домой и повесился. Старожилы рассказывали, как его обнаружили. Говорили, что сильно вытянулся и  уже был околевший. Стёпа позднее вышла замуж за Михаила Савельевича, который жил у конного двора. Следующий брат Анастасии Петровны Фёдор Петрович. У него была жена Деменева Евдокия родом с Фролов. У Фёдора и Евдокии дочь Деменева Анна Фёдоровна живёт в Перми. У Евдокии сын Александр, я его хорошо помню, и мы его звали Шурка Дунин, болел эпилепсией. Из деревни они уехали, когда я был совсем маленький. Пзднее Александр жил в городе и в зрелом возрасте лет сорока умер от эпилепсии. Сын Евдокии Иван пошёл по тонкому льду на пруду во Фролах и утонул. Дочь Евдокии Люба при моей памяти в Викулятах не жила или я её маленький не запомнил. У Любы дети: Сергей, Николай и дочь Вера Евгеньевна медицинский работник скорой помощи. Живёт в Перми. Деменев Фёдор Петрович в 41-м ушёл на фронт. Воевал под Москвой и погиб в 42-м году. Похоронен в Москве на мемориальном кладбище. Дети его очень любили. Он был общительным и весёлым и играл на гармошке. Сестра Анастасии Петровны Деменева Анна Петровна вышла замуж в деревню Гришата. Отец Анны был против их брака. Муж Анны был очень сварливый, и они всё время ссорились. Последняя сестра Анастасии Петровны Деменева Мария Петровна жила на ст. Григорьевская и часто навещала Анастасию Петровну.
   Знакомимся ещё с одними жителями деревни Викулята. Дом между Агрофеной и Деменевой Оксиньей Савельевной после пожара и отъезда Агрофены в Басково, остался пустой. Его потом купили Корзняков Иван с женой Корзняковой Марией Фёдоровной. До этого они жили в доме моей матери. Моя мать разрешапа им пожить в её доме. Иван был хороший плотник и ещё научился валять (катать, как тогда говорили ) валенки. У него была поговорка «ишь ты, понимаешь». Его прозвали Иван Понимаешь.
   Рядом с домом Макара Федотовича жила Черных Фёкла Петровна. Её усадьба примыкала к конному двору, а с другой стороны к конному загону. Загон в деревне называли просто конская загородь. Через загон была дорога в Тимшата. Проезд на лошадях был ниже конного двора. Через Фёклин огород мимо её дома была тропинка для пешеходов. По этой тропинке ходили все, даже с других деревень. Такой была пешеходная дорога на Тимшата. У Фёклы было три сына. Старший сын Черных Семён Михайлович 1932 года рождения жил в Костроме и 9 2017 года умер. Средний сын Черных Иван Михайлович 1936 года рождения последние годы жил в Обвинске и там умер. Младший сын Черных Василий Михайлович 1939 года рождения жил во Фролах, а после смерти жены Гали уехал к дочери  и там умер.
   Проходим по тропинке через Фёклин огород.Метров 50 за огородом по тропинке была силосная яма со срубом внутри. Она была заброшена и в ней всё время была вода. Туда бросали котят. Чуть ниже метров 30 с тыльной стороны конного двора  рос огромный тополь. Около тополя ближе к конному двору был колодец. Вода была очень близко и её брали без ворота. Из колодца брали воду для лошадей. Хотя вода в колодце была очень доступна, лошади сами из него воду не пили. Рядом стояли колоды и в них наливали воду. Весной во время половодья в речке вода была мутная, тогда воду брали из этого колодца домой. Вода в колодце была грунтовая, и предпочитали брать из речки.
   Тропинка в Тимшата мимо силосной ямы продолжается небольшим спуском на лужайку. Здесь паслись кони, и мы весной с ребятами играли мячиком в лунки. Была такая игра, похожая на лапту и очень забавная. Она нам досталась от старшего поколения ребят. Здесь у нас была весенняя детская площадка. Позже начинались заботы по дому, и мы не играли до следующей весны.
   Здесь по лужайке проходила дорога для тракторов. По ней ездили и на конных повозках для сельхозработ. Слева крутой угор. На угоре были видны следы борозд и между ними лехи. Ранее до коллективизации угор пахался, хотя склон был крутой. Видимо пахали только под гору, а обратно поднимались холостым ходом. Поднимаемся по дороге под неболим углом в сторону деревни выше Фёклиного огорода. Здесь проходит конская изгородь из жердей, оборудованная заворами для проезда. Заворы состояли из двух столбов, выпилинными в них гнёздами для жердей. Жерди были гладко выстроганными. На гнёзда прибивалась доска. Далее дорога повернула в деревню вокруг Фёклиного огорода. Изгородь под небольшим углом вправо уходит вверх и вместе с ней дорога. Мы пойдём прямо посмотреть на заречную часть деревни. Проходим сгоревший амбар при пожаре у Агрофены. Следов амбара уже не осталось. Поднимаемся в гору на самый верх до ровнго поля. Здесь росли кусты вереса, и под ними был небольшой деревенский каръер. Из него возили глину для устройства русских печей. В каждой деревне был такой каръер. Зимой мы здесь катались на лыжах. Накатывали хорошую лыжню и с ветерком катились до конного двора.
   Теперь посмотрим на заречную часть деревни. Здесь мы видим красивейший пейзаж. Почти вся заречная часть деревни и поле. Справа поле ограничивается сухим логом, вокру которго растёт лес. Слева место называется болотом. Фактически болота нет. Место низкое, поросшее дикими луговыми травами и частично осокой. Через болото вела тропинка, причём довольно сухая с очень высокими травами в д. Аняново и Басково. По тропинке ходили на хутор по землянику. Сухой лог в сторону деревни переходит в ровное поле. Между болотом и сухим логом была дорга с крутым подъёмом вверх, вплоть до леса. Она называлась  Зятева дорога. Далее дорога шла через лес, и по ней можно было выйти на Обвинскую сторону. Но по ней никто не ездил. Только зимой по ней ходил на охоту Алёша Кухта.
    Вернёмся на исходную позицию. Пейзажи надо видеть. За спиной урочище Гора площадью гектаров семьдесят. По левому краю поле тянется до леса и оканчивается против Сорочёво. По правому краю идёт основная дорога. Мы пойдём по основной дороге. Справа от дороги конская изгородь поворачивает вправо, минуя ещё одну силосную яму. Справа с небольшим уклоном вниз идёт узкая полоса поля до Грязного лога. Называется эта часть поля Орешиха. Орехов здесь нет. Но осенью после вспашки поля под зябь и дождей можно найти всю коллекцию камней, особенно с края  до дороги до уступа леса. Полоса поля ушла после уступа. Вот на этой площади чего только нет. В детстве я увлекался камнями, да и сейчас увлекаюсь. Находил довольно крупные камни горного хрусталя позрачные, как стекло. Разноцветных камней тоже было много. Может и был малахит, сказать не могу и не помню. Ниже уступа и ниже изгороди очень крутой спуск в сторону конного загона. Я снимал на видеокамеру с заречной стороны деревни из дома Ивана Якимова, когда он уже уехал из деревни, это был потрясающий видеоролик. Плёнку не переписал и из камеры не достал. Камера пролежала много лет, аккумулятор сел и его теперь в продаже нет. Теперь  и дорог нет, чтобы заснять снова.
   Идём далее по дороге до коца поля. Справа снова полоса поля уходит с небольшим уклоном вниз до Грязного лога и место называлось Стариной. Идём прямо по дороге. Дорога упирается в лес и идёт немного по лесу. Раньше по ней ходили в Исаково и через Исаково ходили в Кизел пешком. Мне не пришлось по ней ходить и не могу сказать насколько достоверная информация.
   Вернёмся в конный загон и пойдём по тропинке в сторону Грязного лога. По тракторной дороге не пойдём. Она через изгородь и заворы приведёт ко Гришатам. Тропинка ведёт по левому краю лужайки и краю спуска. Слева на угоре стояла столетняя ёлка и на ней ставили колоды и ловили пчёл. Верхушка была случайно обломлена ещё в начале 20-го века и она разделилась на высоте 3-х метров на три или четыре ствола. Я на этой ёлке ловил гарантировано рои. Справа от тропинки в середине 50-х рос куст жимолости вполне приличного возраста. В коце 90-х куст продолжал расти или просто сохранился. Кора на нём была измочалена. Постарел бедняга и может всё ещё растёт.
Подходим к Грязному логу. Слева склон до лужайки покрыт лесом. В лесу проходит изгородь из сваленных деревьев и кони их преодолеть не могли. Далее лес кончается и лог перегорожен жердевой изгородью. Проходим игородь через заворы, и тропинка поворачивает направо через речушку. Мы пойдём прямо по логу. Речушка имеет очень глубокое русло. Лог узкий и талые воды глубоко русло промыли. Летом после сильных дождей здесь можно видеть вымытые в русле камни в большинстве зелёного цвета. Оттенки у них разные и некоторые камни очень красивые. Наверняка некоторые малахитовые. Идём дальше. Справа от речушки выпадает солёный ключ. Травы вокруг ключа нет и земля всегда истоптана лосями. Лоси сюда ходят на водопой. В русле речушки продолжают наблюдаться камни довольно далеко.
   Вернёмся на тропинку и перейдём через речушку. Иногда здесь бывает положена доска. Поднимаемся в очень крутую гору , покрытую лесом и выходим на ровное место в лесу. Этот лес и место называлось могильником. Происхождение названия не помнят даже старожилы. Всегда он назывался могильником. Захоронений никогда не было. Скотский могильник был на урочище Гора и находился по правую сторону между Орешихой и Стариной. Однажды мы с дочерью приезжали в Викулята и спросили у Маруси Якимовой, где можно заготовить мох, она направила нас на могильник. Мы еухали на скотский могильник, но мох не нашли. Маруся нам сказала, что мы не туда уехали.
     Далее Фомятские поля, а мы, почти на выходе из леса свернём направо. Здесь по лесу с уклоном вниз проходит полоса, похожая на дорогу или просеку. Просеки там быть не должно, потому что лес этот колхозный. Далее мы находим землянку,  изнутри обделанную жердями. По словам местных жителей и очевидца Деменевой Анны Фёдоровны здесь прятался сбежавщий с фронта Деменев Григорий Алексеевич, сын Алёши Кухты. Но по её же словам по ту сторону в самом конце Фомятского поля у него была поставлена палатка в лесу и видимо тоже землянка. Но я лично землянку там не видал. Мы иногда в школу ходили по этим местам, но в лес не приходилось заходить.
   Однажды Анна Фёдоровна там косили и сели обедать на небольшой бугорок. Анна Фёдоровна сказала, что бугорок похож на могилу. Дмитрий Ладирович ей ответил, что это на самом деле могила. У него жена была Гришатская, а Гришата рядом, на следующем поле и он был более осведомлён. В Викулятах  за домом Алёши Кухты жила Маруся. Она вместе с Гришей жила в землянке. Однажды Маруся сходила в деревню и похвасталась, что живёт в землянке вместе с Гришей и рассказала Грише. Гриша с войны дезертировал с оружием и был у него наган. Иногда Гриша приходил в деревню и выстрелом в потолок запугивал деревенских баб. Это знала Анна Фёдоровна. Когда Маруся рассказала Грише, что была в деревне и похвасталась, он её застрелил и труп оставил на месте. Школьники нашли труп и местные жители её похоронили. Далее историю рассказала Анне Фёдоровне Ольгина сестра Наталья, которая жила в Тимшатах, что спутя много времени Гришу нашли в луже около палатки мётвым. Ещё сказала собаке собачья смерть. Кто и где его похоронили пока не известно, хотя прошло 60 лет, и может, найдутся очевидцы или внуки очевидцев. На пока надеяться уже бесполезно.
   Немного отвлеклись и опередили события. Спускаемся по лесу вниз и выходим из леса к конской изгороди и заворам. Конский загон кончился и больше им беспокоить  не буду. Переходим дорогу, лужайку, и следы бывшей лёддороги. Справа осталась речка Сюрва, петляя оставила следы мостов лёддороги ввиде забитых в речку деревянных свай. Проходим лужайку и подходим к сравнительно высокому, поросшемы травой, земляному валу. Слева осталась лужайка со следами лёддороги. Проходим земляной вал через кустарник и выходим на плотину пруда. Здесь речка образовала петлю и получилась небольшая лужайка, а земляной вал полностью перекрывал петлю. В начале 50-х  на плотине стояли высокие столбы и шлюз был почти готов. В самой речке был уложен мёртвый брус и вода с шумом шла через него, а ниже были забиты сваи для здания мельницы. Здесь мы с Васькой Катиным бутылками ловили рыбу. У бутылок пробивалось дно и вместо дна вставляли свёрнытое воронкой берёсто и привязывали к бутылке. За горлышко бутылки и берёсто привязывали поясок длиной метра два. Горлышко затыкали травой, а в бутылку насыпали немного яичных скорлупок и хлеб для приманки. Когда цвела черёмуха, а потом шиповник, краснопёру был ход, рыба попадала полную бутылку. Бутылок брали несколько штук и проверяли очень часто. Берег был обрывистый и в свободное врямя из берега выкапывали корни хвощей с орешками и орешки ели. На правом берегу речки начинается Макаровка, так называется самое гряное место на основной дорге на Рождественск.
   Выходим снова на лужайку и двигаемся в сторону д, Гришата. Слева поле с уклоном вверх. На середине уклона и середине поля небольшой каръер с уступом. В этом каръере копали белую глину и ей белили в доме потолки и печи. Месторождение небольшое и никто из умельцев не пытался делать фарфоровую посуду. Деревенские бабы не допустили бы до этого. Идём дальше  и подходим к речушке. Справа поля в конце подъёма крутой лог с речушкой.

   Деревня Фомята 
   Поворачиваем на левую часть поля и по дороге двигаемся вверх. Здесь ещё место ровное и с подъёмом образуется лог.На самом верху справа от поля была д. Фомята. В начале 50-х я помню здесь ещё стояло часть падающей постройки со с столбами и воротами. Лог здесь довольно крутой и воду носить было тяжеловато. Если колодец был, то скорее ещё при жильцах пришёл в негодность. Потом всё это упало и мы с ребятами через Грязной лог ходили по малину. Среми малинника валялись гнилые брёвна и были разные неровности. Были полузасыпанные овощные ямы и мы были предельно осторожны и никто не пострадал. Было много смородины и довольно крупной. Под черёмухами очень много рос хмель. После развала деревни  его заготовляли Викулятские жители, пока самые последние жители Иван Якимов с Марусей не уехали из Викулят в 1998-году. Жителей было мало и по словам очевидцев жили в основном Высотины. После отмены крепостного права сюда переехала семья Кокшаровых из д. Куричата, которая находилась за Нердвой около села Юрич. Им дали кличку  " Курица. " Здесь родилась Кокшарова Мария или в народе Маша Курица. Позже она переехала в д. Гришата и там родила сына Кокшарова Дмитрия Алексеевича. В народе его звали Митя Курица. Здесь жила семья Якимова Василия Родионовича. Позже Василий Родионович уехал в деревню Исаково. Последний житель в д. Фомята Высотина Мария Мокеевна. Позже она переедет в д. Гришата. Против Фомят левая часть поля имеет уступ влево с небольшим спуском влево и оканчивается поляной и ельником. Здесь очень много было рыжиков и сюда из других деревень  на машинах не ездили. В конце праваго края поля мы уже были и вернёмся на луга на дорогу в д. Гришата.

 Деревня Гришата
      Переходим через речушку по мостику и поднимаемся по невысому и крутоватому склону. Справа осталась дорога, которая ведёт к Сюрве и мосту через речку. Здесь на сравнительно ровной местности с небольшим уклоном к речке, располагалась деревня Гришата. В начале 50-х здесь жили три жителя. В самом верху деревни по левую сторону от дороги, если идти от Викулят, жила Якимова Анастасия Николаевна.В народе её звали Настя Запяток. Дом был добротный и пригодный для жилья. В середине 50-х она переехала в деревню Басково и работала на Басковсой ферме кормила племенных быков. Моя мать купила у неё овечку серого цвета  видимо романовской породы и звали овечку Копейка. Мы овечку любили и она была очень ручная. Дом пустовал, а Васька Катин постоянно в дом наведывался, когда мы ходили в школу. Иногда и мы с ним заходили. В доме оставались кое-какие бумаги и облигации. Мы в доме ничего не трогали, особенно  облигации и бумаги. Потом она их, наверное, взяла с собой, да и мы больше в дом не заходили. Помню, на праздниках у неё была любимая песня " Потеряла я колечко ". Создавался вид озабоченной женьщины и из последних сил старающей её исполнить. В основном это происходило при ходьбе на гулянках.
      Чуть ниже по правую сторону дороги жила Черных Екатерина Лукинична 1885 года рождения. Отец был Лука, и её прозвали Катя Лучихина. Слева от дороги жила её сноха Пермитина Наталья Ильинична 1896 года рождения. Катя держала корову, и было много собак. Наталья держала очень много коз и целое " стадо " кошек. Помню, в конце 50-х годов в низу деревни у самой речки был летний лагерь для колхозных коров и коров пасли сутками. Иногда ночью удавалось часик поспать. Мы попросились на сеновал. Вдруг по крыше пронеслась стая кошек. Мы подумали, что начался крупный дождь. Потом поняли, что это были кошки. Зимой, когда мы ходили в школу они жили вместе в Катином доме. Иногда по пути из школы приходилось ночевать у Кати. Наталья рассказывала нам «страшилки» и мы долго не могли уснуть.
   В середине деревни жила Высотина Мария Корниловна. У неё было два высоких дома. Дома видимо достались по наследству. Замужем она не была, и детей не было. В начале 50-х дома были в стадии разборки, и я их ещё помню.  Мария в это время жила на Косотуровском отделении Рождесвенского маслозавода.                                                                                                     
    Следующий житель деревни Черных Хавронья, мать Черных Ильи Фёдоровича. Отец Ильи Фёдоровича и отец Кати Лука были братья. Вначале 50-х они уже здесь не жили, и следов постройки уже не было. Они переехали в Косотурово, там Илья женился на Гачеговой Зое Григорьевне, и прожили до 1998 года, пока деревня не опустела. Они были последние жители и уехали в д. Савино к любимому зятю Кудымову Владимиру Петровичу. В Косотурово наше путешествие ещё не подошло и там остановлюсь подробнее.
   Следующий житель деревни Гришата Черных Орина, сестра Фёдора и Луки. У Орины мать была родом из Астрахани. Орина вышла замуж в Гавята за Высотина Дмитрия Ладировича. Подробности я уже писал и повторяться не буду. Остановлюсь ещё на одном жителе Деменевой Анне Петровне. О ней я уже писал. Вот только у её мужа по рассказам очевидцев братья жили в Денисятах.
   И последние жители, которых хорошо знал, Кокшаровы. Кратко я уже писал, но надо разобраться в подробностях. Дмитрий Алексеевич был мой друг. Он мне лично рассказвал, что его предки перехали в д. Гришата. Его дальний родственник Иван Авдеев подтверждает,ему рассказывала мать Мария Фёдоровна. То, что родители жили в Гришатах,  но он не упомянул предков из Куричат и больше оправдывался, почему он Курица. Он сокращал путь рассказа и наверняка не удосужился спросить у матери подробности. Но очевидец Черных Зоя Григорьевна помнить, что Маша Кокшарова родилась у Фомят и там жила, а потом переехала  в д. Гришата. Но это не мне решать. Вот и остался небольшой вопрос, который не имеет никакого отношения для истории и до Адама нам не узнать предков. В Басково о Кокшаровых поговорю подробно, и поставим точку в этом вопросе.
   Выше деревни Гришата дорога по полю ведёт на Тимшатский волок. Поле очень каменистое и глинистое. Камни состоят из известняка. Перед лесом поляна уходит на Фомятские поля, а Фомятский лог до поляны не доходит. Здесь были покосы и в дождливую погоду место сыроватое. Где-то здесь и была могила, о которой я писал. Чуть выше и справа поляна выходит на Филюшёвские поля. Дорога ушла в лес на Тимшата, но мы туда не пойдём.

Деревня  Филюши
   Вернёмся в деревню Гришата, и пойдём направо через Гришатский лог. Гришатски лог не  доходит до поляны. Спускаемся в лог по дороге и проходим по мостику через речушку, поднимаемся по-крутому угору и выходим на небольшое поле справа от нас, поднимаемся дальше. Справа остался перелесок выше поля. В 50-х годах здесь в молодом сосняке росли боровые рыжики. Идём дальше и выходим на ровое большое поле, которое доходит до д. Косотурово. Справа поле узкое и по нему дорога уходит через лес, уходит через мост речки Сюрва к Басковской ферме. Мы пойдём прямо. Справа остался перелесок, и выходим в  д. Филюши. Деревня с трёх сторон окружена лесом и только слева продолжаются Косотуровские поля. В Косотурово нам пока не надо, да и зайдём мы позже с основной дороги.
   Зайдём в деревню Филюши. По площади в деревне могло разместиться домов шесть, десять. Слева сосновый бор тянется до Косотуровского лога. Прямо смешаный лес и уходит по склону до поляны, а поляна до речки и фермы. Из деревни слышны разговоры, работающих на ферме. Справа перелесок между полями. В деревне одиночно стоят вековые тополя и черёмухи. Черёмуха может расти вечно,  устарев и самообновляясь. Средка видим кусты сирени. Из жителей в начале прошлого столетия и частично до сороковых годов жили Фалины, Пермитины и родственники Барановых из д. Савинята Воскресенского (Первомайского) сельского совета.
   В конце 30-х и годов после коллективизации Фалин Иван был председателем колхоза. Он дал кому-то из знакомых работников колхоза справку с места работы и его арестевали и увезли. У моей матери сестра Федосья была замужем за Иваном и у них осталась сиротой маленькая дочь Надя, которая потом няньчилась со мной. Федосью родители Барановы маленькую отдали жить в деревню к родственникам за долги. Когда Федосья выросла и вышла замуж за Фалина Ивана. Второй брат Фалин Афанасий женился на Прасковье Фёдоровне. Во время войны ушёл на фронт и не вернулся. Позднее Прасковья с маленьким сыном Фалиным Валерием Афанасьевичем 1939 года рождения выйдет замуж в Басково за Павла Гордеевича и там её звали Маня Пашиха. Позднее Валерий отслужит в Армии в Прибалтике в войсках ПВО, уедет в Соликамск и станет руководителем крупной фирмы. Его мать многое помнит, но у меня связей с ним нет. В Интернете данные о фирме и о нём немного устаревшие и созвониться не удалось. Мы с Валерой были большие друзья и оба занимались радиоэлектроникой. Влерий и его мать сейчас живут в Соликамске. Его матери в октябре 2016 исполнилось 100 лет. В феврале 2017года Прасковья умерла. Я созвонился с квартирой Шурика. Александра дома не было, я поговорил с его женой. Связи должны наладить.
   Ешё в Филюшах жила Пермитина Наталья Ильинична и вышла замуж в Гришата. О её родителях очевидцы не помнят. По напоминаниям моей тёти Марии Гавриловны, что у её отца, моего деда, предки жили у Филюшей, и она иногда говорила о нас, что мы Филюшёвской породы. Получается, если заглянуть глубже, то в деревне могло быть дворов десять.
Вернёмся в Викулята и продолжим путешествие по правому берегу реки Сюрва. Слева от дороги ниже усадьбы Фёдора Захаровича небольшое поле. Ниже поля небольшая лужайка. Помню, в начале 50-х годов лужайка косилась. На покос ходили нарядные. Брали с собой в битонах и туесах квас. Обедать ходили домой, в обед Макар Федотович отбивал им литовки. У Фёдора Захаровича была одета новая рубашка в петухах. Позже Фёдор Захарович лужайку косил на лошади сенокосилкой. Ещё позже здесь было пастбище для частных коров.

  Урочище Макаровка
   Справа от дороги поле закончилось, и спускаемся по небольшому укпону к речушке. Слева на Сюрве находится плотина, на которой мы уже были. По привычке называли прудом. Справа, выше и мимо болота, где мы уже были, протекает речушка Макаровка. Переходим речушку по мостику и выходим на небольшую поляну. По дороге ходили лесовозы, мосты и дороги содержали Шумихинские. От мостика до поляны непроходимые колдобины и после дождя можно проехать только на гусеничном тракторе. Справа дорога по поляне ушла с крутым подъёмом вверх и по ней можно прийти на хуртор, или свернув налево, в Аняново Мы пока туда не пойдём, а пойдём прямо по основной дороге. Метров через двести снова непроходимое место, хотя справа около дороги небольшая поляна и объехать нет шансов. Сначала мешают одиночные деревья, а потом уже место совсем низкое и совсем непроходимое. Преодолев последнее препятствие, мы выходим на поле. Объехать все препятствия можно по той дороге на Аняново и вокруг небольшого леса опуститься к дороге на поля. Мешали обстоятельства. На этом склоне в середине и коце 50-х были частные покосы, и дорогой особо не пользовались, да и Шумиха основную дорогу хорошо обслуживала и содержала. Покосы косили в сентябре. Помню, в один год здесь косили, и в траве было много рыжиков. Успевали косить и дружками на коромысле носили домой рыжики.

 Хутор
     После рыжиков поднимаемся на Аняновские поля и поворачиваем направо. Здесь поле небольшое и кончается лесом. Справа и слева поля лога с речушками. Справа речушка Макаровка, слева речушка Козым. По рассказам очевидцев на левом краю поля около речушки Козым был хутор. Поле небольшое, гектаров 12- 15 и не замкнутое, является частью Аняновского поля. После революции 1917 года здесь отвели землю отцу Авдеева Ильи Ивановича, родом из д. Подгорено. Отец видимо рано умер и скорее всего дом не успел построить или его перевезли. Илья Иванович здесь не жил, а в 41 - ушёл на фронт, попал в плен, а вернувшись из плена, уехал в Сибирь.
 
Деревня Аняново
   Возвращаемся на дорогу по Аняновскому полю и поворачиваем влево. Здесь на краю поля и крутого Басковского лога была деревня Аняново. Деревня была небольшая. В начале 50-х годов здесь было несколько пустых домов. Последний житель был Высотин Александр. Помню, при мне продавали один из домов Авдееву Александру Ивановичу, сыну Авдеева Ивана Гордеевича, живщего в д. Басково. Александр Гордеевич обстучал дом топором и оценил дом в 75 рублей. ( После реформы денег 1961 года 7 реблей пятьдесят копек). Потом домов постепенно не стало.
                                        
 Басковская ферма
   Выходим на основную дорогу после Макаровки. На середине поля дорога имеет поворот влево через речку, и мост уходит в д. Гришата и идёт до Тимшат. Здесь хорошо видны Фомятские поля. Пока я писал эти строки, мне позвонили и сказали, что у Фомят вырубили лес. Находили землянку или нет, пока не известно. Да и в Макаровке тоже лес вырубили года два или три назад. Идём прямо по основной дороге.  Справа остались  Аняновские поля с некрутым подъёмом до д. Аняново. подходим к речушке, текущей по Басковскому логу. Слева дорога уходит через мост  Сюрвы к Филюшам. Проходим по мостику через речушку. Здесь тоже дорога с лужами в летнее время. Поднимаемся по невысому склону и подходим к Басковской ферме. Слева осталась пилорама марки Р-40. Лес на ней пилили колёсным трактором ХТЗ. Справа осталась кочегарка. В кочегарке стоял самодельный чан и в нём грели воду для коров. Здесь была невысокая эстакада для заезда лошадей. Воду возили на санях лошадью в бочке. Около пилорамы позже перевезли от Брагиных мельницу и жерновами мололи зерно. От Гавят перевезли кузницу и мастерскую. Постепенно образовался бригадный машинный двор. В 90-х годах здась скопилось много техники исправной и списанной. Стояли и бездействовали гусеничные комбайны последних лет выпуска. Начиналось расхищение всякого вида имущесва, как и по всей стране. Удержать этот процесс никто не пытался.
   Вернёмся в 50-е годы. За кочегаркой была бытовка, состоящая из обычного деревенского дома. В помещени стоял камин и доярки готовили на нём пищу. Зимой в бытовку заходили местные проезжие отдохнуть и погреться и поделиться новостями. Доярки были с разных деревень. Им выделялась лошадь и вечером после работы разъезжались по домам. Далее за бытовкой был самой первой постройки двор на восемь групп коров. Слева от дороги был построен в 50-х годах новый двор. Строили его шефы из Зюкайки. В новом дворе была группа первотёлок и место  для молодняка. Здесь содержали племенных быков. Ближе нового двора была площадка для сена. Сюда всю зиму на гусеничных тракторах возили сено с полей. Доярки на лошади развозили сено по своим группам. Позднее в 70-х годам ниже нового двора на берегу речки силами Карагайской ПМК построили типовой каменный двор с автопоением, навозоудалением, котельной и молочным цехом внутри. Доильных установок не было. Рядом с фермой была построена летняя площадка для молодняка. В конце семидесятых ферма упала. Часть скота перевели в старый двор, а часть увезли в д. Фролово.
   После восьмого класса, осенью 1959 года, меня пригласили поработать водовозом, возить воду на ферме. Мы работали с Авдеевым Иваном, сыном Авдеева Ивана Гордеевича и Кокшаровой Марфы ( в похозяйственной книге имя неразборчиво, а отчество не записано ), от Басковых через день, заменяя друг друга. Мать Ивана в народе звали Маша Курица и отчество мало кого интересовало. Ивана в народе звали Курёнком или Кокшарёнком. Наша лошадь жила на Басковском конном дворе и на ней приезжали утром Басковские доярки, а в Иванову смену и Иван. Я ходил пешком от Викулят, а иногда угадывал добраться с Гавятскими доярками. Вечерами после работы на моей лошади уезжали Басковские доярки, а я уезжал с Гавятскими доярками.
   Заведующими фермой в разное время были: Паздников Николай Филиппович, Паздников Алексей, Беклемышев Алексей, Катаев Алексей и Черных Семён Михайлович. Заведующих фермой кратко называли фермерами. Доярками работали, когда я возил воду: Высотина Степанида, Черных Мария, Нечаева Анна. Мялицина Раиса, Шипицина Дарья, Попова Мария, Мялицина Галя, Отавина Александра, Попова Агрофена, Фалина Мария, Капа, сестра Паши Чугаева из Подволошино. Одна из доярок была подменная. Молодняка и быков кормила Якимова Анастасия. Когда я возил воду, Якимова Анастасия кормила только быков, а молодняка кормила Попова Агрофена или Груша, моя одноклассница. А кто возил навоз, не помню. Или Дуся, по прозвищу Кыча из д. Косотурово или Маша Кокшарова.
   Осенью воду возили с Басковской речушки, и возить было проще. Подъём на ферму был невысокий и вода из бочки сильно не плескалась. Когда на Сюрве лёд становился прочным, тогда воду возили с речки из под очень крутого угора мимо пилорамы. Вода из бочки плескалась, и треть выливалось по дороге. Воду на речке черпали вёдрами и к вечеру вёдра обрастали льдом и становились тяжёлыми. Да и вместимость становилась меньше. Вместо двести с лишним вёдер, приходилось черпать все триста. Часть воды выливалась на себя, и одежда становилась коркой. Варежки обмерзали по форме сжатой руки и выправлению не подлежали. Посе утреннего поения ведро и бочку обколачивали ото льда, а сами сушились в бытовке. Ведро и бочка становились дырявыми, и этим самым усугубляло ситуацию. Спецодежду, рукавицы и фартук не выдавали. Помню, я покупал рукавици у Стёпы. У неё зять Гриша работал в Кизеле на шахте и им выдавали спеодежду. В более мягкую погоду работать было легче. В холодную и ветряную погоду я, думал, не выживу или долго не "протяну." Иван Кокшаров был на один год моложе и ему тоже было не легко. Взрослые на эту работу  шли неохотно и говорили, что это самая проклятая работа. Работали мы в распоряжении доярок, и они давали оценку нашей работе. Во время поения Иван не успевал подвозить воду, и последняя вода в чане была холодной. Доярки начинали ругать Ивана. Но он обливался водой меньше и на замечания не реагировал.
   Доярки иногда ссорились между собой. Помню, Шура Отавина поспорила с доярками, а вечером, когда мы с Марией Спиридоновной поехали домой, пошла пешком. Мы долго её уговаривали и еле уговорили, ведь идти нужно было ей до д. Тишино. Когда Шура ругалась или смотрела на свои наручные часы, глаза начинали " бегать ", как на проволоке. Мария Спиридоновна была общительная и очень весёлая. Уважительно относились  доярки к Фалиной Марии. Она часто приходила на ферму с детьми, а может они сами приходили к ней на ферму. Чаще бывал Шурик, и мы все его звали Шуриком. Шурику тогда было лет шесть. Девочка Александра была постарше, лет десяти. Они старались ей помочь.. Фалина Мария была в хороших отношениях с моей матерью. Они себя считали родственниками по Федосье, сестре матери.
   Сторожем был Шипицин Иван Иванович из д. Басково. Он был строговат и ночью посторонних не пускал на ферму. Его дочь  Дарья работала дояркой на этой же ферме. Дарья сильно хромала на правую ногу и её прозвали Дарья Хромая. Подробней о Басковских доярках расскажу в Басково. Галя Мялицина, Маруся Черных и Шура Отавина были незамужние. Но потом все они выйдут замуж. Капа тоже была не замужем, и поздне будет дружить с Васей Черных, но они не поженятся. О них я расскажу позднее. Дальнейшая судьба Капы мне не известна.
                                                                 

  Деревня Басково
   От бытовки и правой части старого двора дорога уходит в д. Басково. Поднимаемся по дороге по некрутому склону и приходим в д. Басково. Раньше деревня была сравнительно большая. В середине и конце 50-х  было дворов десять, двенадцать. Около речушки, в сторону д. Аняново, был дом Кокшарова Дмитрия Алексеевича. Дом был старинный с наличниками, добротный и хорошо сохранился. Позднее он его перевезёт в Менделеево. У Дмитрия жена была Кокшарова Анастасия Ульяновна и в народе звали просто Надя Кокшарова. В Басково у них было четверо детей. Старшая дочь Людмила 1948 года рождения живёт сейчас в Перми. Сын Георгий 1950 года рождения отслужит в Армии в Ульяновске в авиации.  У Геры у одного из сослуживцев было водительское удостоверение,  и он возил командира полка. Приходилось возить жидкость для самолётов, и он иногда отливал себе. Гера был очень авторитетный парень и командир ему доверял. Иногда с друзьями выпивали жидкость для самолётов.  Позже заболеет и станет шизофреником и инвалидом и его комиссуют. Первые годы после Армии работал в Менделеево в Сельхозхимии. Потом здоровье становилось всё хуже и на работу его брать не стали. Был очень общительный и услужливый. Следующий сын Александр 1953 года рождения живёт в Перми. Он получил хорошее образование и работал скорее главным конструктором, точно не знаю. Следующая дочь Кокшарова Люба живёт в Перми. Остальне дети родились в Менделеево.  Сын Кокшаров Володя работал в Сельхозтехнике на тракторе. Мы с ним работали вместе. Живёт теперь в Тюменской области в г. Заводоуковске или Ишиме, а может в Ялуторовске, точно не помню. Володя тоже был общительным и услужливым. Мы звали его Кокшарёнком. Следующий сын Дмитрий Дмитриевич окончил Менделеевскую школу и после окончания школы год или два работал в школе. Потом женился на Ложкиной из Савино, и уехали жить в Пермь. Первые годы почти каждую неделю приезжал к тёще в Савино и на школьном стадионе в Менделеево играли в футбол.
   Рядом с Кокшаровыми жил Шипицин Иван Иванович. 1893 года рождения. Жена была Шипицина Лукия Романовна 1890 года рождения и у них дочь Шипицина Дарья Ивановна 1927 года рождения. Иван Иванович работал сторожем на Басковской ферме и в свободное время ловил рыбу в морды на Сюрве.  В грибную пору первым находил грибы. В молодости он жил и работал в Перми и видимо там родился. До его приезда Шипициных в Басково не было. Он страдал шизофренией и всегда говорил, что он психобольной и у него есть справка. Дочь Дарья в одно время жила гражданским браком с Гачеговым Анатолием Григорьевичем от Тишиных. Анатолий сидел в тюрме за воровство. После тюрмы пожил с Дарьей, а потом перешёл к Рае Мялициной. На свободе не прижился и залез в магазин и его снова посадили. Дальнейшая судьба его не известна. Я ушёл в Армию и больше наши пути не пересекались.
   Следующий житель Авдеев Иван Гордеевич 1880 года рождения. У Ивана Годеевича жена была Авдеева Лукерья Фёдоровна 1887 года рождения. Лукерья была травница и хорошо лечила травами. Единственная травница по Сюрве. К ней приезжали с других сельских советов и её высоко ценили. Иван Гордеевич умел колдовать, но особо никого не портил. Но колдун был сильный. Он ещё держал пчёл. В его семье жила Маша Кокшарова родом из д. Фомята. Место рождения подтверждают многие очевидцы. На этом исследовании ставим точку. У Маши была пошибка. Пошибка умела говорить и к Маше ездили ворожить. Ещё Маша гадала на картах. Но гадание на картах не всегда было верным. В народе шутили, что у Ивана Гордеевича две жены и полный набор целителей, предсказателей и колдунов или проще магов. В 1944 году у Маши Кокшаровой и Ивана Гордеевича родился сын Авдеев Иван Иванович. О работе  Ивана на ферме я уже рассказал. Зимой 1961-1962 года он женился на Отавиной Александре Егоровне, родом из д. Тишино. У Шуры была  внебрачная дочь  лет шести. Говорили, что её отец был Черных Иван Михайлович от Викулят. Но и многие опровергали эти слухи. Потом у них родилась девочка Нина. Году в 1963 ушёл служить в Армию в стройбат, тогда ещё Уральского военного округа. В стройбате больше работают, чем служат. Иван на досуге завёл роман с дочерью командира части. Проблем получить отпуск видимо не было. Когда Иван пиезжал в отпуск и  результатом отпуска стало рождение ещё одного ребёнка Авдеева Николая Ивановича. После отпуска у Ивана продолжился роман. После демобилизации они поженились, и первое время жили по месту службы Ивана, скорее у тестя. Потом они переехали в Ильинский район. По рассказам очевидцев из д. Басково видимо на прежнем месте были грехи, родственники или кто-то из  близких или знакомых лет десять назад его убили. Они выпивали и отцу это не нравилось. Шура узнав, что Иван женат они переехали в д. Косотурово.
   Следующий житель Авдеев Павел Гордеевич 1887 года рождения.Жена Павла Гордеевича Фалина Прасковья Фёдоровна 1915 года рождения в данное время живёт в г. Соликамске у сына Фалина Валерия Афанасьевича. В народе её звали Маня Пашиха. После смерти Павла она перейдёт жить в дом Гриши Ничаева. В коце 50-х Валерий уже жил в Соликамске и приезжал только в отпуск. О Фалиных я много уже рассказывал, и перейдём к седующему дому Авдееву Николаю Павловичу, сыну Павла Гордеевича 1929 года рождения. Жена Николая Павловича Авдеева Мария Фёдоровна 1930 года рождения родом из д. Викулята, дочь Деменева Фёдора Захаровича. Сын Авдеев Иван Николаевич 1953 года рождения живёт теперь в. д. Фролово. Второй сын Авдеев Павел Николаевич 1954 года рождения живёт в Соликамском районе. Третий сын Авдеев Валерий Николаевич 1961 года рождения жил в Соликамском районе, потом вернулся в родные края и сейчас живет в деревне Фролово.
    Николай Павлович держал много семей пчёл. Мёд накачивал несколько фляг. В разное время работал на разных работах. Вначале 50-х на Басковской ферме устанавливал первую пилораму. Пилорама была не настроена, но потом рельсы настроили, и стала пилить нормально. Он потом работал пилорамщиком. Пилы точили напильником. Электричества ещё не было. Позже на пилораме работал Андрей Афанасьевич из д. Косотурово. Николай Павлович работал бригадиром полеводческой бригады. В те годы заставляли сеять на полях и даже лугах новые культуры. На лугах сеяли репу и лук. На полях сеяли гречку. Помню, Фомятское поле засеяли гречкой, гречка прекрасно вызрела, и был отменный урожай. Пчёлам было раздолье и взяток совсем рядом. Репа на лугах выросла величиной с человеческую голову и на вкус была вкусная и сочная. Со мной Николай Павлович всегда шутил. Здорвье было не совсем хорошее, и летом в прохладную погоду носил шапку-ушанку с опущенными клапанами. Привелось  поработать и заведующим Басковской фермы.
   Между домом Николая Павловича и домом Кокшаровых был дом Мялициной Варвары Яковлевны 1870 года рождения. В ту пору она уже была старушка, и кличка была " Котомишка ". Она раньше жила напротив фермы на левом берегу Сюрвы ниже Филюшей на той поляне, о которой я рассказывал. Постройки я уже не застал. Здесь была маленькая деревушка, и название не помнят даже старожилы и место называли Котомишка. На той поляне было очень много ягод клубники. Котомишка летом всю жизнь ходила босиком. Летом она бутылками и сетками ловила рыбу, и на свои места ловить рыбу нас не пускала. Ниже поляны был гальник, и мы там рыбачили сетками, бутылками и чуток выше на удочку и гораздо успешней. Котомишка прожила более ста лет и в семидесятых замёрзла выше д. Косотурово.
   Ещё один житель, которого не помнят старожилы. Фалина Ксенья Васильевна 1875 года рождения. По нашим предположениям это мать Фалина Ивана и Фалина Афанасия и свекровь Фалиной Прасковьи Фёдоровны. Видимо Прасковья переезжала в Басково, и свекровь  перевезла с собой. Возможно, они жили вместе в Филюшах, а потом переехали. Все исторические тайны пока в Соликамске.
   От речушки, на углу дома Николая Павловича, улица поворачивает направо, и переходим в центр деревни. Слева дом Агрофены Деменевой из д. Викулята. Дом довольно большой и добротный и через кухню была ещё одна комната. Агрофена в конце 50-х здесь жила мало и хозяйкой была Маланья. Маланья иногда возила молоко с фермы, а иногда была дояркой. О семье я рассказывал в Викулятах. Справа конный двор и конюховка в добротном старинном здании с большими окнами и наличниками. Крыша была покрыта обрезными досками. Далее по улице слева жила Ничаева Анна Григоревна 1899 года рождения. (В фамилии опечатки нет). Она была сестрой Деменевой Дарьи из д. Викулята. Сын Ничаев Григорий Афанасьевич 1935 года рождения жил вместе с ней. Потом Григорий женился на Фаине. Фаина была ветеринарный работник и приехала в колхоз по распределению. Григорий работал шофёром (водителей тогда не было). Машина была газогенераторная, и называли её газген. С  боку была газогенераторная установка, а в кузове отсек для дров. Машина летом была в работе, и проблем с поломками не было. Позже они уехали в Ильинский район на родину жены и в этом доме стали жить Фалины.
    Следующий житель Ничаева Анисья Никифоровна 1894 года рождения. Дочь Ничаева Анна Николаевна 1923 года рождения. Сын Ничаев Алексей 1939 года рождения. У Ничаевой Анны сын Ничаев Василий Дмитриевич 1950 года рождения. Василия вырастила бабушка. Анна, отработав последнюю зиму на ферме, выйдет замуж в д. Бахарята, в сторону Обвинска и там проживёт до конца жизни. Василий работал мастером-наладчиком и технологом. Ходил пешком через Макаровку в Викулята и за ним многие угнаться не могли. За это его прозвали Вася Леший. Мать в Бахарятах навещал редко. В конце 90-х начале 2000-х годов работал главным инженером. Время для колхоза было трудное. Весной 2001 года временно замещал председателя колхоза. Человек он был «горячий» и однажды, он был дома, залез на вышку и с ним случился приступ, отчего он и умер.
   Следующий житель Мялицина Раиса Алексеевна 1921 года рождения. Сын Мялицин Алексей Афонасьевич 1948 года рождения. Дочь Мялицина Мария Александровна 1951 года рождения. Отец у Марии был Высотин Александр из д. Аняново. В данное время живёт в Обвинске и фамилия Дъячкова. Алексей Афонасьевич (это не опечатка) живёт в Очёре. Мялицина Клавдия Алексеевна 1920 года рождения, сестра Раи в конце 50-х уехала в д. Бахарята.
                                           

 Часть третья
   Продолжим наше путешествие по деревням Большой Сюрвы. Нам предстоит пройти путь через Мишино, Косотурово, Подволошино, Куздеры, Торгушино, Брагино и Верхнюю мельницу и на этом закончить путешествие. В Басково мы кратко познакомились с жителями середины 50-х лет.
   Поднимаемся выше деревни, и выходим на поле, справа дорога уходит через лес на Обвинск. По этой дороге впервые 27 августа 2016 года прошёл крестный ход по маршруту Рждественск - Кочнёво - Косотурово - Обвинск. Ранее крестный ход из Рождественска на Обвинск проходил по другому маршруту. Двигаемся по основной дороге, слева огибаем лог, покрытый лесом и выходим на развилку дорог. Справа дорога уходит на Куздеры и далее по деревням. Прямо дорога ведёт к мосту через Сюрву на Косотурово. Зимой дорога была от Басковской фермы до моста по лугам, не заезжая в Басково. Летом по этой дороге ездили в сухую погоду.
                                     
Отдение маслозавода
   Подходим к мосту через Сюрву. Справа осталась деревня Мишино. На правом берегу деревни жили два жителя. Проходим через мост и на пригорке слева было здание Рождественского отделения маслозавода. Здание было построено в царское время и принадлежало некоему Семёну. Во время коллективизации маслозавод был национализирован и передан Рождественскому маслозаводу на правах отделения завода. Раскулаченный хозяин Семён переехал жить в деревню Мишино. У Семёна осталась корова и он долгое время ездил на корове. Потом уехал в город и больше не появлялся.
   Справа от дороги, против здания, был ледник. Зимой на речке заготовляли лёд и заполняли им ледник для хранения молочных продуктов. Ещё правее была тропинка и вела к сараю, который был сооружён на ключике, выпадавщим по логу около деревни Косотурово. Дно ключика было каменистым, и там хранили фляги с молоком.
    В здании отделения стоял большой сепаратор и на нём сепарировали молоко. Привод сепаратора был ручной, и вращали его два человека. Сюда привозили молоко с ферм колхоза. Молоко от населения тоже перерабатывалось на отделении. Здесь  приговлялось масло и сыр. Горячий сыр сразу формовали, солили и какое-то время он дозревал в леднике, а потом отправляли в Рождественск на маслозавод  для дальнейшей доработки. Масло формовали, упаковывали в коробки и тоже отправляли в Рождественск. Иногда сливочное масло производили солёным. Ледник нужен был для хранения молочной продукции. Часть обрата отправляли на фермы и телятницы выпаивали его телятам.
   Заведующими в разное время были Кокшарова Анастасия Ульяновна из д. Басково, Батина Татьяна Степановна, жена Батина Егора Владимировича, и другие. Лаборанткой была по направлению чёрноватая высокая девушка по национальности еврейка. Красотой она не блистала и прозвали её "Бука" . Она проверяла жирность молока. У населения пробу на жирность молка брали по очереди и потом переводили в литры для оплаты населению. С приходом к власти Хрущёва гост на жирность понизили до 2,5%   так и не отменили.
   На задах, слева от здания на достаточном расстоянии был жилой дом. В этом доме жила Высотина Мария Корниловна, родом из д. Гришата. Дом ранее принадлежал  Семёну, которго раскулачили. Мария Корниловна  была постоянным сторожем. Дом стоял на пригорке. Пригорок здесь был низким, и в дождливую осень дорога была мимо этого дома и через поле выходила на основную дорогу.
                                                              
Кузница
   Вернёмся на главную дорогу, против отделения и по некрутому подъёму будем двигаться в д. Косотурово. До деревни менее километра. На половине пути, справа от дороги и на краю лога в середине 50-х была кузница и мастерская. Кузнецом работал тогда ещё молодой, Черных Илья Фёдорович . Молотобойцем был Авдеев Илья Иванович. Оба они жили в д. Косотурово. Здесь была печь для получения древесного угля. Раньше все кузницы работали на древесном угле. Позже кузницу перевезли в Косотурово, а уголь возили отсюда. Когда все деревни развалились, "чёрные копатели "  с металлоискателем раскопали и увезли весь металлолом. Они в брошеных домах вскрывали череповые брёвна и под маточным бревном находили старинные монеты.
   Справа от дороги по краю лога была конская изгородь. Слева от дороги находится поле, которое начинается у отделения и тянется до деревни. По левому краю поля  находится лог. В логу протекает из деревни небольшой ручеёк. Через поле была тропинки на Басковскую ферму. По этой тропинке доярки ходили на работу.
                                                                 
Деревня Косотурово
   Подходим к деревне Косотурово. В деревне в основном жили Гачеговы. Можно было смело её назвать Гачегово. Деревня была расположена на высоком месте и по высоте расположения уступала Гавятским угорам, откуда просматривались Ныробцевские поля. Выше деревни снова угор с самыми обширными полями, к которым прилегали многие деревни. Поля находятся выше уровня Гавятских угоров. Получается, деревня располагалась в косогорье и за это получила такое название. Восточная часть деревни называлась Петруничи. В Петруничах выпадал ручеёк и обеспечивал водой треть жителей деревни.
   Справа от дороги в начале 50-х годов находился зерноток старого образца, о котором я писал в деревне Викулята. Слева от дороги находился дом Александра Авдеева и Анны Никоновой, родом из деревни Зателепино. В народе их просто звали Сано Гордёнок и Нюра Никонова. Анна Никонова всю войну была бригадиром, а в конце войны была призвана в трудармию и была участником ВОВ. После демобилизации вышла замуж за Авдеева Александра Ивановича, родом из деревни Берёзовка. Мать у Александра была Дарья. Отец у Александра был Авдеев Иван Гордеевич из деревни Басково. Дом построили в конце 50-х. Ранее жили на одной ограде с Марией Гавриловной. Сначала купили дом в д. Аняново, а потом и свой перевезли. Получилась стройка из двух домов.
   В середине 50-х на этом месте дома Авдеевых ещё не было, а было поле. На этом поле в 1955 году садили кукурузу. Собрали школьников с Гавятской Косотуровской (Верхсюрвинской) и Тимшатской школы. За нами присматривала или руководила нами учительница русского языка Тудвасева Таисья Фёдоровна. Школьники народ шаловливый и во время посадки Федя Попов из д. Подволошино Юра Якутов кидались земляными камешками. Таисья Фёдоровна сделала им замечание и пригрозила  припомнить. Осенью Федя Попов учиться больше не стал. Тогда это разрешалось. Позже ввели обязательное семилетнее образование, а ещё позже и десятилетнее образование. Мы с Юрой Якутовым осенью учились в одном классе. При первом уроке Таисья Фёдоровна припомнила Якутову, и он простоял весь урок.
   Кукурузу первые годы садили вручную. Поле маркировали деревянным маркером на лошади. Лошадь возила маркер сначала вдоль поля,  а потом поперёк. На пересечении клеток под лопату садили по три зёрнышка. Конечно, не все школьники садили добросовестно. Груша Попова из Подволошино сыпала гораздо больше нормы. В следующий год были ручные сажалки. В сажалку засыпались семена, и при нажатии она выдавала по три зёрнышка. Позже сеять кукурузу стали тракторными сеялками. Но для этого через всё поле натягивали проволоку с бобышками, и через устройство в сеялке бобышка включала механизм, и тоже сеялось по три зёрнышка. Самая трудоёмкая работа была прополка. Ходили на прополку школьники и бабушки пенсионерки. Урожая с початками никогда не было. Кукурузный ажиотаж постепенно угасал, а мы перейдём к следующему жителю.
   Дорога повернуа направо .Доходим до перекрёстка. Слева дом Марии Гавриловны, справа Андрея Афонасьевича. Остановимся на доме Марии Гавриловны. В начале 50-х годов Мария Гавриловна жила одна, и фамилия была Пермитина. Мария Гавриловна была мне тётей, сестрой моего отца. Моя мать, ещё совсем маленького, частенько отправляла меня погостить у тёти. Тётя вдоволь угощала меня молоком. Двор был на два хозяина. Соседка по двору, как я уже писал, была Нюра Никонова. Дом у них был очень светлый и окна выходили на юг. Я частенько бывал в доме соседей вместе с тёткой. Жили они очень дружно. У Александра с Нюрой были две дочери. Старшую дочь звали Шурой. Она была 1950 или 51-го года рождения. Тётка хотела, чтобы я женился на Шуре, когда мы вырастем. Когда я служил в армии, Шура писала мне письма детским почерком. Она в то время училась в школе в одном классе с Русиновым Александром Ивановичем, жившим в д. Гурята. Александр Иванович теперь живёт в д. Котельники, занимается бизнесом, и мы часто с ним созваниваемся.
   После окончания службы в 1965 году нам выдали комсомольские путёвки, и я уехал по комсомольской путёвке в Тюмень. Шура ещё была ребёнком, и шансов выйти за меня замуж не было. У  меня симпатий к Шуре не было, и я женился на своей невесте. Почему пишу это. Отношения со стороны тётки окончательно испортились. Шура выйдет замуж раз шесть, до 50-ти лет не доживёт и скончается скоропостижно в Перми. У Шуры дочь Марина живёт в Перми в посёлке Крым.
   Младшая дочь Люся вышла замуж в д. Вдовино. Несколько лет назад была в гостях в д. Фролово и там повесилась. Остались дети Александр и дочь Анна и муж. Детей видимо назвали в честь дедушки и бабушки. Через год муж умер. Александр живёт в д. Вдовино и работает дальнобойщиком. Анна живёт в Перми и работает медсестрой.
   Немного забежал вперёд, как исключение. Вернёмся к Марии Гавриловне. В первой половине 50-х годов моя тётка сошлась с Авдеевым Ильёй Ивановичем. Когда сажали со школьниками кукурузу, они уже жили вместе и маркировал поле Илья Иванович. Илья Иванович был весёлым и компанейским. Подвыпивщий любил петь песню ''Скажи, скажи когда вернёшься''  и всегда плакал. Он рассказывал, что после войны 17 лет жил в Сибири. Заглянем в архив; в 1946 году жил в д. Подволошино, а вначале 50-х живёт в д. Косотурово с моей тёткой. В Сибири он, конечно, жил и там осталась семья. Никаких связей с бывшей семьёй у него до конца жизни не было. И на Марии Гавриловне он женился в девятый раз, т. е. она была девятой. Первые годы жили плохо. Помню, тётка собрала свои вещи и оставила их у нас. Потом постепенно наладилось и даже зарегистрировались и венчались. Илья Иванович был компанейским и двухличным. За моей спиной тётке наговорит всякую чушь, а та начинала разборки и всегда получала отпор с моей стороны. Они всегда вмешивались в мою личную жизнь. Мне всегда приходилось на них работать. Мне легче было отработать, чем слушать укоры. В Тюмень ко мне ездили по очереди, как по графику на отдых. Для справки, моя мать была у нас в Тюмени один раз. Приезжали вместе с тестем и тёщей. Я когда приезжал к матери в отпуск, то она со всеми меня заказывала, чтобы сделать какую- нибудь работу. Однажды привезла мне в Тюмень полкурицы, а деревенским сказала, что увезла мне мясо полтуши. Вот ловкач, не правда ли, сумами возила от нас продукты и такое ляпнуть?  Мы уже жили в Менделеево, и они узнали, что у меня денег хватает на машину, приехал Илья Иванович и говорит: "Толя отдай мне деньги, ты их всё равно потратишь." Когда я купил машину, то тётка сказала, что не без нашей помощи. Продолжать можно ещё много, но сердце не выдерживает.
   P.S. Мария Гавриловна умерла в августе 1985 года. В наследство я получил носовой платок, который я выкинул, хотя дед завещал мне дом, а она его продала. Деньги у них были на машину, и Илья Иванович их промотал Воскресенской старухе не без помощи Менделеевских земляков. Пожитки промотал ещё в деревне. Через два года пришёл ко мне проситься жить. Я ему отказал и даже на крыльцо не пустил. Что заслужил, то и получил. Да простит меня Бог, о покойниках плохо не говорят.
   Следующий житель Якимов Андрей Афонасьевич. Дом тоже угловой и расположен против дома Марии Гавриловны. Для удобства назовём улицу с угловыми домами, которая пересекает главную дорогу, центральной и основные события будут происходить на этой улице. Андрей Афонасьевич  был родом с Богоявленки или Сюзьвяков. Жена Андрея Мария Фёдоровна была родом из д. Мишино.
   Рядом с домом Андрея по центральной улице был дом его сестры Фёклы. Фёкла была совершенно слепая. Позже она уехала в Усолье в общество слепых. Там вышла замуж. Вскоре у них родился сын Градобоев Иван. Позже они разошлись, а Иван первое время жил у Андрея вместо сына. Когда подрос уехал жить в Кизел. Фёкла прожила в доме престарелых до пенсии, а потом приехала домой.
   У Андрея Афонасьевича Иван жил пока не женился. Когда я бывал в гостях у тётки, Иван часто приходил пообщаться со мной. Иван отличался от деревенских ровестников, был более решительным и крутым. Голос был тоже особенный, и вроде, слегка приблатнённым. Эти особенности не мешали его популярности, а наоборот влияли положительно. Иван был очень общительный и у меня с ним были хорошие отношения. Андрей был хорошим мастером и Ивана кое-чему научил. Женился Иван на Шуре, дочери Фёдора Павловича из д. Гавята. Шура жила в Кизеле, приехала домой в гости и Иван её сосватал. Мать Ивана Фёкла жила уже дома и Иван с Шурой жили у Фёклы. Потом родился сын Володя. Иван и Шура работали в колхозе, а с ребёнком водилась Фёкла. Потом они уехали в Кизел. Первое время Иван уехал один и жил у Шуриной сестры Веры. Потом Ивану дали квартиру в бараке и он перевёз семью. Хорошим семьянином Иван не стал. Частенько обижал Шуру. Даже уезжал и заводил другую семью, но потом возвращался. Потом у них всё наладилось, и жили нормально.
   Направляемся по центральной улице в восточную часть деревни. Справа от дороги вначале 50-х был дом моего деда. Перед смертью дед завещал дом мне. Тётка не могла содержать  своего отца, и моя мать перевезла его к себе и он жил у нас до смерти. Моя мать его похоронила. А дом тётка продала маслозаводу. Где же логика, в голове не укладывается? Мой отец лишился жизни из-за директора маслозавода, и она укоряла мою мать, а сама продаёт дом маслозаводу.
   В следующем доме в середине 40-х жила Парфенко Галина. Последним преседателем колхоза им. Литвинова до 1951 года был Гачегов Григорий, отец Зои Черных.  Рабочих в колхозе не хватало. Шумихи ещё не было, а Галина приехала на лесозаготовки. Григорий принял её в колхоз в середине 40-х годов и она осталась жить в Косотурово. Старший сын Иван живёт в Краснокамске. У них две дочери. Старшая дочь Татьяна живёт вместе с родителями. Младшая дочь Екатерина живёт в Москве. Юра живёт в Менделеево. У Юры две дочери. Старшая дочь Ирина живёт в Менделеево и работает в Менделеевской школе преподавателем. Младшая дочь Галина живёт в Карагае. Татьяна жила в Менделеево, а потом уехала в Горнозаводск. Младший сын Сергей живёт в Менделеево. У Сергея три дочери: Наталья, Светлана и Марина. Позднее Галина Парфенко перейдут жить в дом пастуха Пети. В конце 80-х в этом доме жила Матрёна. Сын у Матрёны Николай Авдеев жил в Менделеево, в 2017 году ударился головой и умер.
   В следующем доме по правую сторону от дороги в середине 50-х был ларёк. Позже дом сломали на дрова. Эти два дома в разное время переходили из рук в руки. Некоторые дома тоже перепродавались.
   По правой стороне дома закончились. Слева были огороды. Следующее здание в восточной части деревни, в Петруничах, правление колхоза. Это здание - большой дервянный дом и довольно добротный. Рядом с правлением конный двор и школа. Все эти объекты до коллективизации принадлежали Гачегову Александру и его брату. После революции братья всё бросили и уехали в Пермь.
   Во время коллективизации три деревни Косотурово, Басково и Филюши объединились в колхоз им. Литвинова с центром в Косотурово. Председателем был избран Фалин Иван, отец моей двоюродной сестры Надежды. В 1937 году Фалин выдал справку с места работы своему работнику, преседателя арестовали и увезли. Больше о нём вестей не было. Следующими председателями были: Малахова, Василий Якутов из д. Куздеры и Гачегов Григорий, отец Черных Зои (Гачеговой).
   После бегства братьев Гачеговых образовался не только конный двор, но и овчарник. Конюшен у братьев Гачеговых было много и в них образовали овчарник. Здание правления колхоза было довольно просторным, и отапливать колхозу было трудновато. Поэтому какое-то время правление было в доме Фёклы слепой. Одновременно здание правления было клубом. Там показывали фильмы, концерты и проводили собрания. Позже здесь будет только клуб, когда произойдёт дальнейшее объединение и правление будет в Тимшатах. А сейчас происходит образование колхозов.
   В "низах" Сюрвы деревни Мишино, Подволошино, Куздеры , Торгушино и Брагино  объединились в колхоз " Красный партизан ". В 1951-м году колхоз "1 Мая", колхоз " Красный партизан" и колхоз им. " Литвинова" объединились в один колхоз " 1 Мая ". Председателем избрали Батина Егора Владимировича с центром в д. Косотурово. Косотурово стало центром на Большой Сюрве.
   В школе работали по два учителя. Первый и третий класс учил один учитель, второй и четвёртый класс учил второй учитель. В конце 40-х годов учителями были Екатерина Петровна и Фёдор Степанович. В 1951 году Фёдор Степанович ушёл в Тимшатскую школу, а на его место пришла Старкова Анна Алексеевна. С 1955 года учителем работала Гачегова Евдокия Дмитриевна.
   Первым агрономом была Антонина из Кудымкара и, скорее всего, работала по направлению. В середине 50-х годов по направлению агрономом работала Анна Сергеевна из Нальчика. С её сыном Якуниным Веней мы учились в Тимшатах в одном классе. У Вени был брат постарше его, и он учился в старших классах. Веня показывал нам его работы по черчению, и там стояла его подпись печатными буквами Зелтынь. Работа была отличная. Ваня Меньшиков говорил: " Вот это Зелтынь".  Имя я его не запомнил. Ещё у Анны Сергеевны была дочь Надя и Фая. Они, наверное, живут в Кудымкаре. Веня после школы уехал в Пермь, и я его больше не встречал.
   Рядом со школой жили Черных Илья Фёдорович и его жена Черных Зоя Григорьевна. Поженились они в 1953 году, и она пришла к нему жить. Зоя жила с братом Иваном. Они ещё маленькими остались без родителей и выживали одни. Сначала умерла мать после тяжёлой и неизлечимой болезни. Когда Зоя училась в школе в Рождественске, а у Тимшат была в то время только начальная школа, отец поехал за Зоей и по дороге умер от отравления. Зоя и Иван остались сиротами. Зоя была красивая, и Илья Фёдорович хотел любой ценой, чтобы она стала его женой. Вот воистину был Ромэо. О семье Черных я писал в Гришатах и повторяться не буду.
   Следующий дом Старковой Анны Алексеевны. В этом доме родилась и жила Фалина (Гачегова) Прасковья Фёдоровна. В д. Басково она значится, как Маня Пашиха. У неё была сестра и они поменялись  документами и теперь везде она значится Прасковья. Потом Прасковья вышла замуж в д. Филюши за Афонасия.
   Анна Алексеевна в 1954 году вышла замуж за Мухачёва Александра. Александр с рабочими приехал в колхоз на уборку  и познакомился с Анной Алексеевной и остался жить в деревне. Он был хорошим работником и в коллективе сразу стал своим. В настоящее время их обоих нет в живых.
   У Анны Алексеевны был сын Старков Юрий Иванович. Мы с ним вместе учились в Тимшатской школе и уважительно звали Юрием Ивановичем. В последнее время жил в Кургане. В 2015 году случился сердечный приступ и он умер. Сын Старков Сергей живёт в Карагае. Дочь Люба живёт в Екатеринбурге. Татьяна живёт в Рождественске. Младшая дочь Ольга живёт во Фролах замужем за Авдеевым Иваном Николаевичем.
   Оставим восточную часть деревни и перейдём в центральную часть к дому Андрея Афонасьевича. Возле дома Андрея в 80-х годах колхоз построил столярную мастерскую. Теперь механизаторы могли самостоятельно поработать в мастерской. Ключ был у Андрея, и он всегда мог помоч. Андрей держал пчёл и в свободное время делал ульи. Илья Фёдорович тоже держал пчёл, и Андрей помогал ему делать ульи. На зиму они вместе с Ильёй опускали ульи у Андрея в подвал и Андреевы и Ильи. Подвал был большой и высокий. Отличался от всех других подвалов в других домах. При праздниках в доме Андрея не плясали, чтобы не беспокоить пчёл. Пчёлы хорошо зимовали и не гибли. Андрей мне подарил пустой улей и благословил на пчеловодство.
   С лева от дороги и выше центральной улицы жил Батин Егор Владимирович. Батин ранее жил и работал в Гавятах председателем колхоза  "1 Мая ". При объединении колхозов был избран председателем колхоза, тоже "1 Мая", переехал жить сюда. Жена - Граня и сын Володя с ним не поехали, и вернулись в Нердву. Володя был мой ровестник, и мы с ним дружили. Здесь Егор Владимирович женился на Гачеговой Татьяне Степановне.
   За время работы председателем колхоза Батин печать носил при себе. Когда подписывал документы, доставал из кармана печать и заверял. Бывало и выпивал, но печать не терял. В правлении колхоза из штата был всего один счетовод Клавдя Сабаш из д. Мишино. Она начисляла трудодни, составляла ведомости на зерно и в конце года зарплату на заработанный трудодень. Закупочная стоимость зерна и молока была низкая и на трудодень сходились копейки, да и колхозы после войны долго не могли  "встать на ноги". И не только, после коллективизации не всё шло так гладко. У многих были большие запасы зерна, что и приводило к раскулачиванию. В Косотурово этот процесс был более ощутимый. Здесь жили трудолюбивые жители и «лодырей»  почти не было. Всё же колхоз выкарабкивался и когда перешли на денежную оплату, то зарплата животноводов и механизаторов превышала зарплату в городе. Во времена становления колхозов поля безвозмездно обрабатывали МТС (машинно тракторные станции).
   В середине 50-х годов по постановлению правительства в колхозы было направлено с городских предприятий 30 тысяч инженерных работников председателями колхозов. В колхоз "1 Мая" был направлен Ильиных Владимир Константинович. Батин на сесии Тимшатского совета был избран председателем сельского совета. При реорганизациях колхозов, сельских и районных советов Батину пришлось поработать на многих должностях. Последнее время даже бригадиром комплексной бригады и управляющий Косотуровским отделением. В принципе, это одно и то же.
   Татьяне Батиной тоже пришлось поработать на разных должностях. Была заведующей на отделении маслозавода, простым работником в бригаде и последние годы работала почтальоном. Егор с первых лет проживания в Косотурово занимался пчеловодством. Помогала ему жена Татьяна. Помню, во время роения они бросали работу и снимали рои. Рядом у Андрея тоже пчёлы и роение. Конфликтов между ними не было. Андрей за деревней сделал на ёлке привой, и проблема была решаемая. Ель на задах деревни в сторну Мишино растёт до сих пор и будет расти ещё много десятилетий, как память о пчеловодах. Пчёл на зиму Егор определял у себя дома.
   Когда я приезжал в Косотурово, Андрей и Егор Батин частенько приходили к Илье Ивановичу пообщаться и со мной повидаться. Егор был на пенсии, и часто болел. Однажды я приехал в Косотурово чем- то помочь тётке. Она мне говорит, что Батин "плохой " и надо сходить попрощаться с ним. Мы пришли с Ильёй Ивановичем. Батин уже плохо дышал и изо рта противно пахло. Последние слова Егора были такие: "Где она, долго не идёт". Илья Иванович спросил "Кто?". «Да смерть», - ответил Батин. Утром его не стало.
    Деревня на глазах пустела. У Андрея не стало жены Марии Фёдоровны. Татьяна осталась одна, дочь Татьяны Галя жила в Кудымкаре и Татьяна сошлась с Андреем и перешла к нему жить. Татьяна тогда ещё была могутная. Андрей прожил до 86 лет. Татьяна последнее время жила одна и продолжала держать пчёл. Пчёл осталась одна семья и потерялась матка. Она пошла в д. Володино к Боре Деменеву за маткой. Там ночевала и ночью упала с полатей. Пришла домой, и заболела. Вскоре Татьяна умерла. В Косотурово остались жить Зоя Черных со своим мужем Ильёй Фёдоровичем. В 1998 году они переехали жить в д. Савино к дочери Татьяне. 7 декабря 2019 года ЗОИ Черных не стало. Ещё раньше ушёл из жизни Илья Фёдорович.
              P.S. Боря Деменев долго жил в родной деревне Володино один, на всю Малую Сюрву, и более 20-ти лет без жены. Вот воистину деревня ВОЛОДИНО долгожитель, основанная в 1669 году. Боря 1945 года рождения. Дети проживают в Перми.
P.S. В данное время Боря живёт в Рождественске.
   По верхней  улице против дома Батиных жила Анна. Фамилию не помню, но звали её в народе просто Анна Беззубая. Последние годы она работала на ферме. Когда остарела, Мария Гавриловна взяла над ней опекунство. Дом после смерти Анны перешёл в распоряжение Марии Гавриловны, хотя она ранее рассказывала, что в этом доме родились она и мой отец. Правее была мастерская и между ними была арка и проходила пешеходная и конная дорога.
   По этой же улице слева жили Мялицин Николай и его жена Мялицина Надежда Дмитриевна. Николай Мялицин был скромным и тихим, как говорила моя мать, смирёным. В деревне по за глазам звали его Никола Огрунин. Видимо мать была Агрофена. Я её не помню. Сёстры Мялицина Раиса Алексеевна и Мялицина Клавдия Алексеевна жили в Басково. Получается, Николай был по батюшке Алексеевич. О его сёстрах я уже писал и повторяться не буду. По словам Авдеева Ивана Рая и Клавдя родом из д. Ныробцево, что против Торгушиных. В Торгушино тоже жили Мялицины, и может даже далёкие родственники. Но это моё мнение.
   В молодости Николай работал комбайнёром. Комбайн у него был не самым лучшим и всё время ломался. Видимо, «не смелому» не доставалась хорошая техника. Мой старший брат Егор работал у него штурвальным и умудрялся приработать в бригаде. Да и в уборочную пору сезон был дождливый. В следующем сезоне и далее всё наладилось.
   Жена Надя была родом из д. Викулята  и жили рядом с нами. У Надежды в молодости были частые приступы, видимо сердечные. Её мать Оксинья отваживалась с ней. Мы с ребятами старались посмотреть, но они завешивали окна. Сестра её Люба наверняка помнит это, ведь она была старше нас. Её мать, видимо из-за болезни, больше берегла и Надежда выросла более изнеженной. Когда она вышла замуж в Косотурово за Николая о её болезни, которая была в молодости, было не слыхать.
   Для справки, забегая вперёд, скажу, что Оксинья в пожилом возрасте жаловалась на боль под лопаткой. В больницу особо не обращалась. Однажды у Семёна Черных тётя Прасковья идёт мимо нас плачет и говорит, что умерла Оксинья. Теперь бы врачи поставили диагноз: задний спинной инфаркт. Да и в настоящее время почти половина гипертоников не догадывается об этом. Хочу сказать, что наследственность в какой то степени влияет на болезнь. И ещё, забегая вперёд, ведь Надежда умерла так же внезапно и даже не дома, а в гостях. Дочь Лида умерла молодая и тоже от болезни сердца. И наконец, сын Михаил лёг спать и утром не проснулся.
   Вернёмся в семью Мялициных. Детей у Мялициных было трое. Дочь Лида была замужем за моим братом Степаном. Михаил жил в Рождесвенске  Он был местным поэтом и писал стихи. Его поэзию можно найти на сайте у Любы Постаноговой. Младший сын Иван окончил Рождественскую школу и был призван в 1983 году в армию. Служил в Североморске подводником и остался там служить. В данное время вышел на пенсию и проживает в Североморске.
   Семья Мялициных в 60-х годах переехала в Тимшата. Там мой брат, работая киномехаником, познакомился с Лидой и позднее они поженились. Лиде было всего 16 лет. Зарегистрировались, конечно, позднее. В 70-х годах семья Мялициных переехала в Рождественск, а точнее в д. Старково. Николай работал на ферме слесарем. Позднее заболел и ему ампутировали ногу.
   Лида до 1980 года жила в д. Викулята. У Лиды со Степаном к тому времени было трое детей. Старший сын Виктор, дочь Люда и дочь Надя. В мае 1980года Степан погиб. Лида с детьми уехали в Рождественск. Там она сошлась с татарином. Появился ещё один ребёнок. Позже их отчим попал под машину и погиб. Дети к этому времен были взрослые, и Лида уехала в Карагай к дочери, и там вскоре умерла. Виктор сначала жил в д. Вдовино гражданским браком. В д. Вдовино у меня был друг Лёня Данилов. Он хорошо отзывался о Викторе. Позже Виктор переехал в д. Старково. Люда вышла замуж в Карагай за Валеру, сына Гали Деменевой от Викулят.  Все эти годы с племянниками связей не было. Скорее они не хотели или их отчим не хотел этого. Меня можно было понять, хотя я всегда был настроен дружественно, да и сам думал, что всё это отложить на потом. Времена были не подходящие, начиналась перестройка и бардак в стране. Я в это трудное время осваивал пчеловодстао и времени не хватало. Племянникам даже не говорили о моём существовании. К тому же на могилу моего брата из них никто не приежал ни разу. Одновременно я разыскивал Галю Деменеву. Она жила в Краснокамске. Галя поменяла квартиру в Краснокамске и переехала жить в Карагай. Галю нашёл в Карагае и был удивлён, что Люда её бывшая сноха. К этому времени Люда с Валерой уже не жила. Степан у Гали был двоюродный дядя. При живом Степане такой родственный брак был бы не доступен. Если у племянников связь со мной была бы не нарушена, их брак был бы тоже не возожен. Когда кого-то отлучают от самых близких родных и получается таков результат. Мне пришлось срочно их организовывать и все съездили на семик. Степан похоронен в Обвинске. И ВСЁ. ОТВЯЗАЛИСЬ. В 2016 году я видел Виктора в четверг на семике в Рождественске и звал его съездить на семик в субботу в Обвинск, он не поехал. О Степане на Сюрве все отзывались уважительно. Он был очень скромный и самый популярный. Хорошо играл на гармошке. Когда Степан заиграет на гармошке, никто не мог усидеть и пускались в пляс. Даже самый интеллигентный председатель колхоза Галямин, бывший секретарь Нердвинского райкома, на празднике отвернулся от всех в сторонку и поплясал.
   Следующий дом после мастерской по верней улице, дом где родилась Черных (Гачегова) Зоя Григорьевна. В 1955-году здесь жил Ильиных Владимир Константинович. Я упоминал, что он был направлен из Перми председателем колхоза. Жену звали Людмилой. У них был сын Володя. С Володей мы учились в одном классе в Тимшатской школе с 5-го по 7-ой класс. Вместе жили в интернате. Володя в свободное время читал художественные книги, типа "Всадник без головы". Учился хорошо и немного был интеллигентен. Малость увлекался электроникой. Мы с ним были друзьями, и я бывал у них в доме. Владимир Константинович из Перми привёз девушку Римму, и она жила вместе с ними. Римма сама изъявила желание поработать в колхозе. Однажды летом она поехала на лошади в упряжке, не справилась с лошадью, телега перевернулась и Римма погибла. Жена Владимира Константиновича до приезда в колхоз работала в типографии наборщиком. В 1958 году мы с Володей пешком сходили в Нердву и вступили в комсомол. Осенью семья Ильиных вернулась в Пермь. Больше я их не видел.
   Позже Зоин брат Иван Гачегов дом продаст, когда вернётся из армии агроному Анне Сергеевне, а она его перевезёт на нижнюю улицу.
   В следующем доме по верней улице жили пастух Петя с Дусей. Петя летом всегда был пастухом и пас деревенский скот. Деньги ему платили местные жители, в зависимости от количества скота в хозяйстве. Петя был умственно отсталым. Дуся иногда тоже пасла коров вместе с Петей. Зимами работала на Басковской ферме. Когда они умерли, дом купила Галина Парфенко. Галина сошлась жить с Иваном Гусельниковым, родом из д. Торгушино. Иван жил в городе  и получил производственную травму на заводе и завод платил ему приличное пособие до конца жизни. В основном он работал в бригаде. Когда дети вырасли и разъехались, они переехали жить в Менделеево. Иван долгое время работал в сельхозтехнике, пока не вышел на пенсию.
   Вернёмся на центральную улицу. Слева около дома Батина был выкопан колодец со срубом. Вода в колодце была очень близко, и воду можно было черпать ведром, хотя был ворот. Вокруг колодца трактором выкопали яму, и получился пожарный водоём, ввиде большой лужи. Вокруг колодца всегда стояла вода. Вода в колодце была застойная, и её использовали для скота и технических нужд. Когда жителей стало совсем мало, вода вытекала из этой лужи через дорогу к Андрею в огород.
   Далее ещё был колодец. Он соответствовал санитарным нормам, и вода в нём была питьевая. За колодцем была пожарка. Пожарной машины не было, а была ручная пожарная машина. При необходимости её можно было перевезти на конной телеге.
   За пожаркой был дом Лисафьи. У Лисафьи детей и родственников не было. В 70-х годах Мария Гавриловна взяла над ней опекунство и присматривала за ней до смерти. Дом был старенький, и построек кроме дома не было. Мария Гавриловна использовала его на дрова.
   Рядом с домом Фёклы слепой был дом Авдеевой Анны Прокопьевны. В годы войны она работала в Косотурово на овчарнике и была награжена медалью " За доблестный труд в Великой Отечесвенной войне 1941- 1945 год».
   Далее дом Гачеговой Раи Степановны. У Раи было три сына: Миша, Лёва, Иван и одна дочь Нина.  С Лёвой я учился вместе в Рождественской школе. В данное время связей с ними нет.
   В следующем доме от дороги жил Гачегов Алесандр Кузьмич. У него было трое детей:  Надя, Коля и Саша. У Алексанра был брат Алексей. Оба они были шоферами. Алексей жил в Кудымкаре. Детей у Алексея не было. Когда Алексей постарел, то умирать приехал домой. Позже в этом доме жила Маланья из д. Басково.
   Переходим на нижную улицу от дома Анны Алексеевны в сторону отделения. Слева от дороги дом Гачегова Степана Егоровича. У Стапана Егоровича сын Гачегов Виктор Степанович и его жена Гачегова Валентина Фёдоровна жили рядом, дочь Татьяна была замужем за Батиным. Младшая дочь Мария была замужем в Викулятах за Черемных Александром Григорьевичем. Позже Мария с Александром уехали на Шумиху. Степан Егорович был крепкий мужик. В возрасте 90 лет выкашивал литовкой 50 соток. Позже в доме Степана Егоровича жил Пермитин Степан из д. Торгушино.
   У Виктора Гачегова жена была на фронте. Валентина работала секретарём в Тимшатском сельском совете. Когда я женился, она нас регистрировала. Виктор Гачегов работал комбайнёром. Он был весёлым и общительным. Сын Гена женился на Тамаре Поповой из д. Гавята. Вскоре они всей семьёй переехали жить в Менделеево. Виктор Гачегов с сыном Геной поехали на мотоцикле, и попали в аварию. Гена погиб сразу. Осталось трое детей: Люба, Надя и Степан. Виктор сильно пострадал, несколько лет болел и умер. Позже Тамара выйдет замуж за Швецова Алексея из Обвинска. Позже Тамара с Алексеем перевезут из Косотурово дом Виктора Гачегова в Менделеево.
   Далее на левой стороне дороги был дом Гачегова Степана Григорьевича. Жена Степана Григорьевича Гачегова Евдокия Дмитриевна работала в Косотуровской школе учителем.  Позже они разойдутся. Дочь Ольга живёт в д. Фролово и замужем за Авдеевым Валерием. Сарший сын Володя умер от болезни.  Долгое время Евдокия Дмитриевна жила в д. Фролово. В 2018году она умерла. Степан сойдётся с Зоей Чугаевой из д. Подволошино и переедут жить в Викулята в дом Фёклы Черных.
   В следующем доме справа от дороги жил Гачегов Григорий Егорович, брат Гачегова Степана Егоровича. Сын Григорй Степанович  жил рядом. Второй сын Гачегов Геннадий Григорьевич был женат на Юговой Евдокие. Её звали просто Дуся и отчество я не знаю. Брак у них видимо не был зарегистрирован. Геннадий уехал в Златоуст и там завёл новую семью. Дуся оставалась жить в доме Григория. Геннадий часто навещал Дусю и родителей. Сын Дуси Виктор был мой одноклассник. Позже у Дуси родился сын Югов Анатолий Геннадьевич. Геннадий жил на две семьи. После очередного визита у них родилась дочь Людмила. Дуся  работала в ларьке, пока его не закрыли. Потом работала на отделении. Виктор окончил школу и уехал к отцу в Златоуст. Там он окончил техникум и работал на заводе токарем. Мы с Виктором переписывались. Он дважды приезжал ко мне в Тюмень и хотел даже устроиться на работу. У Виктора жена его унижала, всё время называла его «деревней». Виктор хотел видимо уехать от жены. Я его свозил на моторный завод, там пообещали его принять на работу. Видимо не решился бросать жену, и не поехал. С тех пор я его больше не видел.
   У Геннадия в Златоусте, отца Виктора, жена пошла мыться в ванной, и там обварилась, нашли её мёртвой. Позже Геннадий привёз из Косотурово Дусю. Позже переехал сын Анатолий. В данное время у Геннадия, сыновей Виктора и Анатолия нет в живых. Дочь Людмила жила в Кудымкаре. В 2015 году умерла от тяжёлой болезни.
   Григорий Егорович, как и его брат Степан Егорович, был старой закалки и крепким мужиком. Однажды осенью, году в 1955 утром погнал скота на пастбище в сторону отделения. На поле была выпахана картошка и корова бросилась на картофельное поле. Он её отгонял и упал в обморок. Он был не молодой, лет под восемьдесят и сердце не выдержало. Дома пролежал день или два и умер.
   Между домом Григория Егоровича и домом Нюры Никоновой был дом агронома Анны Сергеевны. Она купила его у Ивана Гачегова и перевезла на нижную улицу. (О её семье сказано выше). Позже  этот дом купил Парфенко Юра, но в нём не жил. Хотел его перевезти, но здоровье не позволило. Пришлось продать Авдеевой (Отавиной Шуре). Анна Сергеевна переехала в д. Викулята в дом выше Семёна Черных, где жил Иван Корзняков. Шура Авдеева жила в Басково. Муж Иван ушёл в армию и там женился на дочке командира части. Когда Шура узнала об этом, то решила переехать в Косотурово. В Басково она стала чужая. К той поре у Шуры было двое детей дочь Нина и сын Николай. Нина живёт в Очёре, Николай живёт под Москвой.
   Летом каждый год на уборку посылали рабочих из города. Шура познакомилась с рабочим, и они стали жить вместе. Мужик оказался деловой и заботливый. Позже они уехали в д. Сюзьвяки. Там Шура работала на Сюзьвяковской ферме.
   Наш обзор по деревне Косотурово подходит к концу, и выходим на исходный рубеж к Нюре Никоновой. Снова выходим на главную дорогу и поднимаемся до дома Андрея Аонасьевича. Пересекаем центральную улицу и по главной дороге доходим до пересечения с верхней улицей. Справа на самом углу жила Якимова Анастасия Ивановна. В деревне её звали Максихой по имени мужа. Муж был Максим, он приехал с Ильинской стороны. Видимо ушёл на войну и не вернулся. У Максихи родственников не было, и Мария Гавриловна взяла над ней опекунство. Это было первое её опекунство и постепенно превратилось в бизнес. А далее у неё как обычно, дозаривала до конца жизни.
   Слева на углу был дом Гачеговой Дарьи Прокопьевны. Дарья была сестра Анне Прокопьевне. У Дарьи было двое сыновей. Старший сын Лёня живёт в Перми. У Дарьи не сложились отношения с Гачеговым Викором Степановичем, и она решила перевезти дом в Менделеево. Постройка была из двух домов, не считая хозпостроек. В Менделеево она договорилась с шофёром Бизяевым Виктором перевезти дом, за перевозку она отдала одну избу. Бизяев тоже построил дом, а позже уехали жить в Кудымкар. В Менделеево Дарья работала на автостанции, производила посадку на автобусы. Младший сын Виктор работал со мной вместе в сельхозтехнике. Потом тоже уехал в Пермь. Дарья очень часто ходила к нам в гости. На работу я ходил мимо Дарьи. Частенько останавливался возле её дома и разговаривали. Было у Дарьи пять кур, и она общалась с ними, как с людьми. Однажды ночью у Дарьи украли все пять кур. Она пришла к нам и плачет. У нас было тоже пять кур и очень ручные. Дарья часто бывала у нас и кур видала. Мы Дарью пожалели и подарили ей кур. Она с ними не расставалась. Осенью на огроде копала им землю, и они собирали дождевых червей. Умерла Дарья зимой на печке, а куры сидели на ней.
   Дорога круто поднимается в гору. В дождливу пору этот подъём объезжали со стороны правления. На верху подъёма справа был небольшой карьер. Здесь местные жители брали глину для изготовления русской печи. Далее по большим полям дорога уходит в д. Кочнёво и на Рождественск. Справа по опушке поля через урочище Дубрава тропинка уходит в д. Торгушино. Через речушку были переходы. Прямо поле протянулось до д. Подгорено. Подгорено было ниже опушки леса на невысоком пригорке и красивом пейзаже.
   Слева от дороги на верху подъёма метрах в ста от дороги, в сторону правления, была часовня. Точное место расположени часовни в данное время определить трудновато. Юра Парфенко, когда жил в Косотурово и на тракторе ночью пахал это поле. Впереди трактора заметил птичье гнездо. Он остановил трактор и аккуратно перенёс гнездо на пахоту. На следующем круге птицы против гнезда атаковали трактор. И это естесственно. Под бороной заметил маленькую дощечку. Сделал ещё два круга, а дощечка не выпадывала. Остановил трактор, достал дощечку из - под бороны, отряхнул от земли и увидел изображение иконы. Краска на иконе местами сохранилась. Он подобрал икону и возил в тракторе. Теперь возит икону уже в третьем тракторе. Я постараюсь поглядеть на икону своими глазами. Гнездо и икона указывают на место расположения часовни. Часовню в конце 40-х или начале 50-х годов перевезли в Тимшата и построили из неё магазин. При разбоке часовни икона выпала и затерялась среди строительного мусора. В середине 50-х я учился в Тимшатской школе и магазин был в хорошем состоянии, почти новый, что подтверждает время постройки.
   Вернёмся к правлению и конному двору. На задах деревни располагался зерноток и склады. В амбарах хранили зерно, был и центральный колхозный склад  для хозяйсвеных нужд. Около конного двора был ветпункт. Там можно было заклеймить мясо для продажи. В 70-х годах на зернотоке построили АВМ (агрегат витаминно-травяной муки). На нём хорошо было сушить зерно. Витаминная мука добавлялась в посыпку и скармливалась скоту.
   За складом и зернотоком дорога уходила в Тимшата. Слева от дороги был отворот на д. Филюши и далее для обслуживания полей.
   Вернёмся снова в центральню часть деревни и по центральной улице мимо дома Раи Степановны направимся по логу в д. Мишино.
  
Часть четвёртая
                                                            
Деревня Мишино
   Продолжим наше путешествие из западной части деревни Косотурово в деревню Мишино. Мишино расположено на левом и правом берегу реки Сюрвы. Дорога на левый берег деревни ведёт нас по логу, поросшему по обе стороны лога небольшим лесом. Слева позади нас остался крутой угор с небольшим, но своеобразно красивым пейзажем. В этом логу пчеловоды раньше ставили колоды и ловили пчёл. Лог не длинный и нас не утомит. Мы до конца лога не пойдём и потом повернём из лога налево. В логу на ёлках можно было поставить  до трёх ловушек для пчёл, и была полная гарантия поймать во все ловушки пчёл. Иван Авдеев оборудовал на ёлке настил и ставил улей. Когда деревни стали пустеть, в логу поселились медведи. Я ставил три ловушки и все три снял медведь. Конечно, своими мощными когтями он всё разобрал и переломал все рамки. Условия проживания позволяли медведям селиться здесь. Справа по логу был лес и в лесу второй лог, на опушке которого стояла кузница. Тогда в 90-х поля засевались, и медведям был рай. Не знаю, как теперь они выживают, когда все поля заросли густым лесом.
   Дорога поворачивает налево, и через небольшой подъём выходит на опушку леса и поля. Лог продолжится до речки Сюрва. По опушке леса дорога поворачивает влево и подходит к деревне Мишино. В середине 50-х на левом берегу Сюрвы оставалось два дома, точнее два хозяйства. Ранее деревня была гораздо больше. Выше теперешней деревни всё были дома. По рассказам старожилов и Зои Черных здесь жили Оксинья, Матрёна и Мария. Оксинья была богомольная и ходила по приглашению по домам на обряд богослужения. В 1946 году жили Ужегов Емельян Степанович и его жена Ужегова Александра Петровна.
   В крайнем доме после раскулачивания жил бывший хозяин отделения маслозавода Семён. При коллективизации в каждом хозяйстве оставалось по одной корове другом мелкорогатом скоте. После создания колхозов мелкорогатый скот и птиц держать особо не ограничивалось. В первую очередь колхозник работал в колхозе, а в остальное время, сколько хватало сил, содержал своё хозяйство. Лошадей держать запрещалось. Кони в то время в колхозе были средством производства. У Семёна, как и у всех лошади не было и конного двора в деревне тоже не было. Вот и ездил он на корове. Позже он уехал в город и больше не появлялся. После его отъезда в этом доме жила семья Чуприяновых.
   Чуприянов Андрей и его жена Чуприянова Анна Ларионовна, родом из д. Куздеры. У них было восемь детей. Старшая была Зоя и умерла в возрасте 14 лет. Следующий сын Коля отслужил в армии и через некоторое время уехал в Пермь. В 90-х годах приезжал в деревню Викулята к Ивану Якимову с охотниками. В Викулятах в это время было очень много кабанов и даже днём по полям подходили близко к деревне. В настоящее время Николая нет в живых.
   Следующий сын Степан работал на тракторе. После аварии на тракторе поправился и уехал из дома. Сын Виктор живёт в Брянске. Дочь Люба живёт в Оверятах, младший сын Сергей живёт в Краснокамске. О том, где живут дочери Галя, Таня и Шура, мне не известно.
   В другом доме проживали Югов Егор Михайлович и его жена Сабаш Клавдия Ивановна. Когда Егор и Клавдя стали жить вместе, т. е. создали семью, у Клавди был сын Шурик Ужегов, пасынок Егору. Совместные дети Люся, Таня живут в Карагайском районе в деревне Нижний Кущер. Последний сын Валентин, жил в Усолье. Последние годы жизни тоже жил в Нижнем Кущере и в данное время его нет в живых.
   Клавдия Сабаш работала счетоводом в колхозе «1 Мая» в деревне Косотурово. Югов Егор родом из деревни Зателепино и был братом Николая Югова. Мать у них была тётя моей сватьи Кочетовой Анны. Брат Егора Николай вначале 60-х переехал жить в Менделево. Егор его навещал часто. Когда Николая не стало, Егор навещал жену Николая Христю. Дома в ту пору на замок не закрывали даже в Менделеево. Однажды приехал Егор к Христе, а её дома не было. Он вошёл в дом и решил угоститься в её отсутствие Христиной настойкой. Настойка была из мухоморов. Пришла Христя домой, а они сидят с другом выпившие, а перед ними пустая бутылка с мухоморами. Но всё обошлось благополучно.
   С Шуриком Ужеговым мы были друзья, и я часто бывал у них в доме. Шурик был глуховат и его в армию не призывали. В школе он сидел на первой парте, и проблем с учёбой не было. Потом я ушёл в армию и после армии встречались редко. Когда я женился, он организовал музыку во время регистрации. Позже он уехал в деревню Сергино Нытвенского района. Иногда приезжал к Христе, и мы там встречались. Позже из Сергино уехал в Нижний Кущер, и я его больше не видел. Иногда в первое время на остановке в Нижнем Кущере спрашивал у пассажиров о нём, но никто мне о нём рассказать не мог. Потом я узнал, что его нет в живых.
   Егор Югов последнее время работал сторожем на Басковской ферме, пока ферма существовала. Однажды он не поладил с племенным быком, бык принял испанскую стойку и много раз потряс его на рогах. После такой корриды Егор прожил не долго, и умер.
   В Мишино какое-то время жил председатель колхоза "им. Литвинова" Меньшиков Андрей Петрович. Подробно напишу в деревне Подволошино.
   Выше деревни после объединения колхозов "1 Мая" и колхоза "им. Литвинова" был построен свинарник. До объединения были маленькие свинарники в самой деревне Басково и в Гавятах за старым Фёклиным домом. Когда свинарник построили, свиней перевели в новый свинарник. Я в детстве бывал на этом свинарнике. Мы с матерью ездили на этот свинарник по маленького поросёнка. Позже населения стало мало и свиней держать не стали. Иногда летом  держали коров. Потом свинарник забросили. Поле выше деревни имело прямоугольную форму и имело наклон к деревне. По ширине примыкало к лесу. В конце 70-х и начале 80-х стало зарастать ельником. Здесь было много рыжиков. Посторонние мало знали об этом месте, кроме работников Сельхозхимии. Они возили удобрения со станции Менделеево и не могли не знать. Моста через речку никогда не было, а были сделаны хорошие переходы.
   На Сюрве выше Мишино был гальник и брод на правый берег. Когда цветёт черёмуха и много позднее шиповник, у рыбы был нерест. Во время нереста здесь было много краснопёрки. Когда был нерест, у рыбы плавники окрашивались в красный цвет. А так после нереста деревенские называли эту рыбу аргышем. В Тюмени на озёрах подобную рыбу называли гальяном. Гальяны спокойно живут в аквариуме и едят теже корма. Истинное название этой рыбы не знаю. Местные жители в это время её ловили по несколько вёдер и солили. Моя тётка Мария Гавриловна из Косотурово ела аргышей живыми. Это видела моя старшая дочь. Она была ещё маленькая и ходила рыбачить с тётей удочкой. Жуткое зрелище без комментариев. По рассказам Юры Парфенко, когда они были детьми, ловили в это время рыбу сапогами. На гальнике речка мелкая и вся рыба была  видна.
   Дальнейшее наше путешествие пойдёт по правому берегу. Чтобы не ввести вас в заблуждение, нужно вернуться в Косотурово и из Косотурово по основной дороге вернуться снова сюда. А заблудиться здесь проще простого. Пермский край находится в зоне тайги, а Сюрва в данное время находится, я бы выразился, в зоне таёжных джунглей. Многие, даже местные жители сюда не рискуют ездить, боясь заблудиться. А что осталось от наших деревенек, многие мои читатели плачут. Это брошенная по разным обстоятелствам цивилизация. Не писать об этом я не мог. Хоть на бумаге останется память в серцах моих земляков. Читайте, вспоминайте... Это помогает очистить душу. Свою малую родину, своё детство, нужно хранить и беречь в своих сердцах.
   Вернёмся в Косотурово и по основной дороге вернёмся назад мимо отделения, перейдём речку на правый берег и по дороге свернём налево. Слева от дороги на лугах находится правобережная часть деревни Мишино. Здесь в середине 50-х годов было два жилых дома. В одном из домов жила тётка Марии Фёдоровны. Мария Фёдоровна, жена Андрея Афанасьевича. В каком доме жила Мария Фёдоровна, история умалчивает. Помню, здесь был ещё не жилой дом, кто в нём жил раньше, я был маленький и всех людей тогда не знал.
    Дом Черных Василисы Георгиевны стоял не далеко от брода, по которому колхозные трактора переезжали от отделения в деревню Мишино. Жила Василиса в деревне без мужа. Возможно, он умер, когда они жили в Денисятах. Звали его Черных Лука Григорьевич. Василиса с Лукой вырастили три дочери Екатерину, Ольгу и Степаниду. Младшая Степанида  работала на ферме дояркой. У Степаниды была дочь Черных Зоя Фёдоровна и вышла в деревню Гавята замуж за Гачегова Григория Фёдоровича. Григорий жил тогда в городе Кизеле и приехал домой в отпуск. Познакомились они на свадьбе Ивана Якимова в деревне Викулята. Потом они поженились и с Гришей уехали в Кизел. Дочь Ольга жила на станции Григорьевская, а позднее Оверята. Старшая Екатерина жила в Подволошино.
                                    
 Деревня Подволошино
   Из деревни Мишино отправляемся в деревню Подволошино. По основной дороге доходим до развилки дорог и идём влево. Проходим речушку Ольховка. Слева остались луга, называемые урочищем Ольховка. Двигаемся до отворота направо. Основная дорога уходит вниз по течению Сюрвы, а мы повернём направо в Подволошино. Деревня Подволошино располагается в верхней части поля около леса. Далее дорога через лес уходит на Обвинск и в лесу, уже на выходе из леса соединяется с Басковской дорогой на Обвинск. Через Подволошино раньше шёл конский тракт из села Рождественское до села Обвинск. В деревне протекает речушка Крюковка. Дома располагались по обе стороны речушки. Основная часть домов находилась на этой стороне, т. е. ближе к дороге. В деревне находится часовня и в данное время имеет надлежащий вид. Подволошино, как и все деревни, имеет взлёт и падение по населению. В 1869 году в деревне проживало 56 жителей, в 1928 году 81 житель, а в 1981 году оставалось 11 жителей. К этому времени в колхозе во Фролово строились квартиры и колхозников переселяли в новое жильё. В деревнях по Сюрве жильё не строили. Из деревни Фролово в 80-х годах начали строить дорогу через Кочнёво, Косотурово, Гавята и на Обвинск. С началом развала страны дорогу бросили. Теперь дорога уже не нужна.                                                                                                                                                                                                         
   В Подволошино в конце 50-х годов жили: Черных Агрофена Васильевна 1917 года рождения. Дочь Черных Мария Николавна 1938 года рождения. С Марусей мы вместе работали на Басковской ферме. Позже Маруся вышла замуж за Митю Некрасова из д. Гавята. Потом они жили в д. Тишино, а ещё позже уехали на Шумиху. В 90-х годах дом в Тишино продали на Козым. В конце 90-х, начале 2000-х Мити Некрасова не стало. Вскоре умерла и Маруся. Вторая дочь Агрофены Черных Надежда Николаевна 1939 года рождения. С Надеждой мы вместе учились в Тимшатской школе, я в 5-м, а она в 7-м. В 1959-м уехала из деревни и в данное время живёт в Карагае. Дочери Черных Тамара Дмитриевна 1951г. и дочь Черных Галина Степановна 1954г. место проживания мне не известно. У Тамары отец был Кокшаров Дмитрий Алексеевич. У Гали отец был Гачегов Степан Егорович. Мать у Агрофены была Гачегова Елена Николаевна 1892 года рождения.
   Следующий дом Ужеговой Клавдии Михайловны 1922 года рождения. У Клавы был сын Иван Ужегов. Уехал после армии в Краснокамск. Клава жила с Михаилом Николаевичем Чугаевым, братом Павла и Капы. Михаил был слабоумным, вдобавок, с рассечённой губой с синдромом " заячья губа ". Миша дежурил на Басковской ферме до конца своей жизни. Ещё часто нанимался на помощь кому-либо. Когда ему подносили кружку с бражкой, он всегда пил до дна. Однажды ему дали трёхлитровую банку с брагой, так он её без перерыва выпил, потом сразу пулей убежал на улицу. Умер он, замёрзнув по дороге из Мишино в Подволошино. Клава потом переехала во Фролово.
   Следующая семья Клыгин Иван Андреевич 1897 года рождения участник ВОВ. Жена Клыгина Степанида Александровна 1898 г. и сын Клыгин Павел Иванович. Степанида пережила на много лет и мужа и сына. С 70-х годов жила одна. К ней в гости часто ходил Миков Егор из деревни Брагино. Жила Степанида в двухэтажном  доме. Везде были посланы половики. Дома была идеальная чистота.
   Далее семья Паздникова Алексея Михайловича1903 года рождения. Он участник ВОВ и инвалид 2-й группы. Жена Ложкина Любовь Николаевна 1910 г. р. Паздников Алексей был отцом Кокшарова Дмитрия из деревни Басково. И как не странно у Дмитрия Кокшарова младший сын Дмитрий женился тоже на Ложкиной из деревни Савино. Алексей по долгу службы или по долгу работы часто ездил по деревням и был широко известен. Они с женой взяли на воспитание родственницу девочку Любу, которая после окончания школы и Кудымкарского пед.училища живёт и работает в Краснокамске.
   Переходим к семье Попова Ивана Егоровича 1932 года рождения. Иван окончил  4 класса. Работал механизатором и часто появлялся в деревне Викулята. Я его знал, когда мне было лет семь. Мать у Ивана Попова Агафья Николаевна была с 1907 г.р. и умерла рано. Жена Кокшарова Валентина Степановна 1932 г. р. приходилась дочерью Кокшаровой Марии из деревни Басково или сестрой Кокшарова Дмитрия Алексеевича. Сын Толя, ориентировочно с 1951 г. р., в основном жил в Басково у бабушки. Когда Анатолий вырос, уехал жить в Мысы. Скорее всего, он и сейчас там живёт. Иван Егорович тоже до конца жизни жил в Мысах. 
   Сестра Ивана Попова, Попова Агрофена Егоровна с 1942 г. р. училась со мной вместе в Тимшатской школе, и вместе жили в интернате. Она хорошо была приучена готовить и иногда нам помогала или подсказывала, как приготовить еду. В школе сидела за первой партой с Гачеговым Виктором. Учителя шутили: " На первой парте сидит Груша, нельзя скушать". Виктор в интернате не жил, и обеды брал с собой. Он жаловался учителям, чтобы Грушу посадили за другую парту. Она втихаря, по-соседски понемногу подворовывала его обед. Но Грушу можно было понять, ведь кроме братьев никого у неё не было. После окочания школы, мы с Грушей работали на Басковской ферме. Потом она вышла замуж в село Рождественское и в возрасте 20-ти лет умерла из-за больных почек.
   Со следующим братом Поповым Николаем Егоровичем с 1939 г. р. дружеских отношений не было и много писать о нём нечего.
   А вот с младшим братом Поповым Егором Андреевичем с 1948 г. р. многое нас связывало.  В Гавятах у Николая Югова с Христей детей не было, и они усыновили Егора. Егор ещё в школе не учился и на перемене пришёл к нам в школу с негодным старинным ружьём. Такие ружья мы видали, и они были у многих. Нас заинтересовало не ружьё, а незнакомый всем парнишка. Он нам на полном серьёзе рассказал, что здесь у Николая Югова будет жить вместо сына. Позже Юговы переехали в Менделеево. Егор жил в Перми и часто навещал приёмных родителей. Работал Егор водителем на грузовой машине. Я ему делал нихромовую спираль для обогрева лобового стекла. Умер Егор, не дожив до 50-ти лет.
   После войны в 1946 году в Подволошино жил Авдеев Илья Иванович с 1908 года рождения. Илья Иванович был женат на Марии, Христиной сестре. Что-то у них не заладилось, и он уехал в Сибирь и прожил там много лет. Мария вышла замуж в деревню Мельники за Николая по кличке "Ворона". Жили Николай с Марией скудновато, даже около дома построек не было. Много позже Мария уехала жить в Карагай и там прожила до конца жизни.
   Илья Иванович вернулся домой в Подволошино после плена. Я много писал о нём во второй и третьей части и повторяться не буду.
   Перейдём к следующим жителям Гусельниковой Дарье Евграфовне с 1898 г. р. Дочь Деменеве Зоя Ивановна с 1927 г. р., или в народе Зойка Дарьина. Зоя была замужем за Чугаевым Павлом Николаевичем с 1930 года рождения. Оба они были трактористами. В войну и после войны многие девушки и женьщины работали на тракторе. Прожили Зоя с Пашей Чугаевым почти до старости. Когда Павел умер, Зоя жила со Степаном Гачеговым в деревне  Куздеры, а потом уехали в деревню Викулята в дом Ивана Черных. Сейчас ещё этот дом стоит.
      Сестра Паши Чугаева, Чугаева Капитолина Николаевна работала на Басковской Ферме дояркой. У Капы был роман с Черных Василием Михайловичем. Но волею судьбы им вместе было быть не суждено. Дочь Капы, Нина была замужем за Высотиным Николаем Васильевичем, родом из деревни Гавята. Нина с Николаем жили в деревне Гавята, деревне Подволошино, а затем в деревне Фролово. Капа уехала на Украину ещё в 50-е годы. В 90-е годы Нина уехала к ней, оставив двух старших сыновей Игоря и Валеру с Колей. Младших Сергея и двойняшек Сашу и Наташу взяла с собой.  
   До объединения колхозов в Подволошино жила семья Меньшикова Андрея Петровича. Он был председателем колхоза "Красный партизан". Жена Андрея Петровича Ольга и двое детей, Иван и Анна составляли тогдашнюю их семью. Позже в Подволошино у них родилась дочь Шура. В семье её шутливо называли Шурка партизанка, потому что родилась в "Красном партизане". После объединения колхозов, они уехали в родную деревню Тимшата. За всю жизнь у Меньшиковых было девять детей, но выжили не все. Посленяя дочь Вера родилась в Тимшатах. Вера живёт в Менделеево замужем за Дудиным Николаем Алексеевичем. Вера после окончания института всю жизнь проработала на Менделеевской птицефабрике главным зоотехником. Сейчас Вера на пенсии.
   Следующая семья Попова Фёдора Ивановича с 1894 года рождения. Фёдора Ивановича в народе звали Тюнёй майором или Тюня Марич или Тюнька Мауткин по матери, которую звали Мария. В детсве, я слышал от взрослых, что его называли Тюня Марутич. Седьмая жена Фёдора Ивановича Попова Екатерина Лукинична с 1913 года рождения. Пошла она жить к Фёдору от безысходности. После того, как мужа Высотина Ивана Кондратьевича взяли на службу, жить было голодно и холодно. Это были самые голодные годы. Дочь Клава приобрела болезнь ревматизм и перестала ходить, и лишь пожив немного у Фёдора, она снова пошла. Когда в 1941 году Иван пришёл в отпуск, Фёдор Иванович закрывал Екатерину в чулан, боясь, что она уйдёт от него. Дочь Высотина Клавдия Ивановна с 1936 года рождения, падчерица Фёдору Ивановичу, закончила 5 классов Тимшатской школы. По состоянию здоровья не смогла продолжать обучение. Во второй половине 50-х годов Клава работала в Тимшатской школе техничкой с Деменевой Анной из д. Пашня. Фролово тогда называлось Пашней. Аннушка, так звали её школьники, была очень весёлой и общительной. У неё был прекрасный голос, и она участвовала в хоре. Клава была лучшей подругой Аннушки. Из воспоминаний Ольги Семёновны, учителя Тимшатской школы, Клава всё напевала: "Чоботы, чоботы".
   Когда Зоя Фёдоровна Черных из д. Мишино вышла замуж за Гришу Гачегова, Клавдя приехала к Зое в Кизел и временно жила у них. Зоя была ей двоюородная сестра. Там она познакомилась с Мишей Демидовым. Познакомила их Гришина сестра Гачегова Зоя Фёдоровна. Зоя в шестом классе училась в Кизеле. Однажды Зоя пошла к сестре Вере и с Зоей пошла Клава. Вера с мужем Сашей жили в бараке. Коридор был общим и к Саше зашёл Миша Демидов. Он видимо видел, когда пришли гости. Клава была весёлая и общительная и Мише  понравилась, но он не спросил адрес. В следующий раз Зоя пришла одна. Когда Зоя пошла домой, Демидов  посмотрел куда она ушла, и узнал, где живёт Клава. Потом Миша и Клава поженились. В Кизеле у них родились дочери Надежда и Люба, теперь обе живут в деревне Фролово. Одна работает фельдшером, другая библиотекарем. Михаила и Клавы в данное время нет в живых.
   Следующий сын Фёдора Ивановича, Попов Александр Фёдорович  участник ВОВ. Жена Пермитина  Фёкла Васильевна 1922 года рождения.
   Сын Попов Фёдор Фёдорович  с 1942 года рождения. Был женат на Пермитиной Тамаре Константиновне, родом из д. Торгушино. В день своей свадьбы наотрез отказался ехать регистрироваться. Свадьбу сыграли, а расписались они на много позднее, когда родилась третья дочь. Все три дочери живут в деревне Кадилово Карагайского района. Старшая дочь Надежда работала агрономом в совхозе "Карагайский". После развала совхоза работает теперь в Менделеевской школе сторожем. Средняя дочь Ольга работала в Менделеево на пекарне Кудымова. Младшая дочь Люба безработная. Фёдора и Тамары в данное время нет в живых. Фёдор был передовым комбайнёром и получал призовые места.
   Самый младший сын Фёдора Ивановича, Попов Иван Фёдорович 1952 года рождения, живёт в д. Фролово. Женат на Пермитиной Зое Степановне из д. Торгушино, когда они женились, семья Зои, уже жила в Косотурово. Позже они переехали в деревню Фролово.   
   Ещё один житель, Норова Пелагия Афанасьевна 1930 года рождения. В годы войны семья жила крайне бедно. Как вспоминала потом Полина, так её звали, выжила благодаря подруге Клаве. У Фёдора Ивановича  в доме  всегда было что поесть. Когда взрослые уходили на работу, Полина помогала Клаве по хозяйству, а та ей то, картошку, то молоко даст. Полина с Зоей Черных после окончания 4 -х классов носили из Тимшат почту. В те времена доверяли «малолеткам» такую ответственную работу. Мой старший брат Егор тоже после 4-го класса был почтальоном. Возил посылки и денежные переводы.
   Знакомство с деревней Подволошино подходит к концу. Осталось остановиться ещё на одной семье, Пермитиной Фёкле Васильевне 1922 года рождения. Муж Фёклы Васильевны, Попов Александр Фёдорович, сын Попова Фёдора Ивановича. Фёкла была трактористкой и работала на колёсном тракторе ХТЗ. Я даже смутно, но помню её трактористкой. Дочь Фёклы Васильевны, Пермитина Зинаида Кузьмовна родилась в марте 1942 года, теперь живёт в Перми. Зинаида хотя и Кузьмовна, на самом деле Ивановна. Когда Высотину Ивану Кондратьевичу дали отпуск, он воевал на русско-японской войне, примерно летом 1941 как раз в июне он был дома. У него был роман с Фёклой. 
   Зинаида в первом классе училась в школе в д. Косотурово. Жила на квартире у Марии Гавриловны. С  2-го по 4-ый класс училась в Рождественской школе. С  пятого класса училась в Тимшатской семилетней школе. Мы с Зинаидой учились в одной школе и в одно время с разницей в один класс. После окончания школы мы вместе работали на Басковской ферме с разницей в один год. В 1960 году Зинаида уехала к родственникам в Пермь и там вышла замуж за Рачёва Афанасия Егоровича. Как говорит сама Зинаида, любовь была не взаимной. Он её любил и боготворил. А ей нужно было выйти замуж, чтобы получить паспорт и уехать в город. У них родился сын Рачёв Александр Афанасьевич, но жить Зина с мужем не стала. Позже Зинаида вышла замуж за Баландина Геннадия и у них родилась дочь Карпухина Елена Геннадьевна. Елена вышла замуж за Карпухина Андрея Викторовича. В настоящее время Елена с семьёй и матерью живут в Перми.                                                               
   Одна из первых деревень Подволошино расположена на маленькой речушке и по обе стороны речушки. В настоящее время ручей в логу запрудили бобры, и зеркало воды доходит до деревни, образуя приличную речку.
                                               
Деревня Куздеры
   Вернёмся на основную дорогу и свернём вправо по основной дороге. Подходим к речушке, которая течёт возле деревни. Переходим мостик и перед нами деревня Куздеры. По обе стороны деревни расположены дома, некоторые украшены резьбой по дереву. Деревня небольшая и левая от дороги часть деревни расположена на правом берегу Сюрвы. Здесь была построена плотина для мельницы. Мельницу не достроили по той же причине, что в Гавятах и Викулятах. Сначала коллективизация, а потом война. Все мельницы на Сюрве были собственностью Лобанова. Лобанов добровольно отдал мельницы, а сам уехал в Пермь и помогал новой власти. Достроить мельницу  помешала война. Население надеялось достроить. А после войны было не до этого и некому. Потом плотина рухнула сама.
   В середине 50-х годов в деревне жителей было мало. Приезжие долго не задерживались. Со мной из приезжих с 5-7 класс учился Мажов Володя. После окончания семи классов Володи, семья уехала. Мажовы жили справа от дороги.
   В первом доме справа от дороги жил Емельян. Когда умерла моя тётка в Косотурово в 1985 году, я отвозил в зтот дом богомольную бабку. Больше я добавить ничего не могу.
   Далее справа от дороги  в одно время жила Пермитина Фёкла Васильевна, знакомая нам по деревне Подволошино.
   В Куздерах в середине 50-х жил Якутов Василий Григорьевич 1896 года рождения. Жена Якутова Елена Ивановна 1898 года рождения. Дочь Якутова Ольга Васильевна 1920 года рождения. Жена Елена умерла и Василий женился на Якимовой Анне Егоровне 1905 года рождения. Обшие дети с Анной Шалимов Иван Васильевич 1939 года рождения. Якутов Юрий Васильевич 1941 года рождения. Иван учился  в Тимшатской школе вместе с Иваном Деменевым из д. Викулята. Иван Деменев мне рассказывал, как он дома родителям читал учебник немецкого языка и хотел похвастать. На трудных словах очень быстро бормотал или пропускал и всё у него получалось.
   С Юрой Якутовым мы учились в Тимшатской школе в одном классе с 5-го по 7-ой класс. Юра был коренастый, среднего роста парень. В учёбе ничем не выделялся, и учился как и все. У Юры отец Василий был председателем колхоза в Косотурово. Дальнейшая судьба Юры мне не известна. Федя Попов говорил, что он жил на станции Увал в пригороде Перми.
   Остальных жителей деревни Куздеры осталось только перечислить из-за недостатка информации. Чуприянова Анна Ларионовна с матерью, Ложкин Степан и его жена Анна Дмитриевна, детей у них не было, Оксинья и Авдеев Пётр, брат Авдеева из д. Торгушино. У Петра не было одной руки, и он носил почту. Участник ВОВ.
   В дереевне Куздеры был хороший конный двор, в котором содержали племенных лошадей. Племенной двор был в деревне Басково и Гавята. Деревенских лошадей в  Гавятах держали отдельно от племенных. Все эти лошади были от Пермского конезавода. Колхозники на них работали в бригаде и заготавливали им сено. Ещё колхоз сдавал сено государству в тюках. В более поздний период район ездил на заготовку соломы в друие области.                                                                                                                                                    В Куздерах через Сюрву был мост, и тогда можно было продолжить наше путешествие сразу на Куздеры, тогда бы мы не побывали в Подволошино. Из Куздеров вправо была прямая дорога на Козымские деревни, т. е. Сороки, Сидорята, Сидорово, Опалёна и Петрята. Из Сидорово через лес и поле можно было проехать до Козьмодемьянска.
   Длее от Куздеров начинаются просторы далеко за деревню Брагино. Здесь трудно найти рыжыки. Грибные места сменяются белыми грибами. Здесь толко ленивый не сможет найти белый гриб. Большие сенокосные угодья в последние годы пропадали даром. Сейчас поля зарастают лесом и грибная ситуация меняется. Около деревни Ныробцево большие заросли калины. Калина прекрасный лекарь от многих болезней.
                                         
Деревня Торгушино
   Основная дорога ведёт нас по ровной местности. На пути встречается речушка, которая возле дороги протекает по ровному месту, и, как правило, около речушки с лужами в дождливое лето. Я частенько забывал о речушке, и потеряв бдительность буксовал на своей Ниве. И объехать было никак. Проехав речушку приближемся в деревню Торгушино. Деревня расположена слева от дорги и на правом берегу Сюрвы. Река здесь была глубоководная, пока был пруд на Верхней Мельнице. Здесь был центр колхоза "Красный партизан" и правление колхоза.
   Среди жителей в первую очередь хочется отметить нашего школьного учителя Гусельникова Фёдора Степановича. Я с ним общался до последних дней его жизни. Он воевал вместе с моим отцом и порой советами заменял мне отца. Жена у Фёдора Сепановича Гусельникова Александра Кузьмовна была родом из деревни Косотурово, дочь Гачегова Кузьмы. Отец у Фёдора Степановича, Гусельников Степан Андреевич был председателем ревизионной комиссии при объединённом колхозе "1-е Мая".У Фёдора Стапановича было четверо детей, сын Виктор и дочери Анна, Раиса и Лидия. Из детей живы, Виктор и Раиса. Анны и Лидии нет в живых. Фёдор Степанович последние годы своей жизни жил в деревне Пушкарне. Умер в 200-х годах. Виктор ещё при жизни отца переехал в Пушкарню. Сейчас Виктор на пенсии, и вместе с женой живёт в Пушкарне постоянно.
   До 90-х годов Виктор жил в Закамске города Перми. В 90-х и начале 2000-х мы с ним много общались. Виктор устроился работать в колхоз и купил в деревне Викулята дом, бывший Семёна Черных. Семья у Виктора жила в Закамске, а на выходные приезжали в деревню. Во время отпуска жены, жили всей семьёй в деревне. Деревня вымирала, оставались из жителей Иван Якимов с Марусей и Зоя Деменева со Степаном Гачеговым. Его это не пугало.
   Виктор решил заняться пчеловодством. Фёдор Степанович был грамотным и опытным пчеловодом. Виктору Фёдор Степанович дал рой пчёл. Привезти рой из Торгушино умудрились в мешке на мотоцикле. Пчёлы по дороге запарились от недостатка воздуха. Я в соседях с его домом на материнской усадьбе тоже держал пчёл и приезжал в выходные и видел всю эту историю. Он вытряхнул  из мешка, погибших и пропитанных мёдом пчёл. Пчёл проще было привести в роевне.
   В 90-х годах все были, я бы сказал под наркозом. Люди пытались чем-то заняться, но не были к этому приучены. Ладно, хоть  Виктор устроился на Басковскую ферму сторожем. Больше-то Виктор позарился на аренду земли 10 га на урочище Гора выше деревни. Там было клеверное поле и землю передали земельному фонду. Трава уродилась отменная, литовкой косить довольно много и долго. Нанять денег в то время ни у кого не было, все деньги обесценились. Ладно, колхоз ему помог на паевых условиях. Скота не было. Я не знаю, куда девал он сено. Фермер и великий пчеловод из него не получился.
   Перейдём к основной теме. Следующая семья Гусельниковой Ольги Павловны. Ольга была сестрой Гачегова Фёдора Павловича из деревни Гавята. У Ольги муж был близким родственником Фёдора Степановича, скорее братом. Муж Ольги Павловны ушёл на фронт и не вернулся. Старший сын Ольги Иван в середине 50-х жил в Закамске. У Ивана был сын тоже Иван. Сын Иван жил в деревне Косотурово и был женат на Парфенко Галине. Следующий сын Григорий жил тоже в Закамске. Однажды Григорий приехал в гости с двумя сёстрами татарочками. Ольга их встретила в штыки. Следующая дочь Маруся. Маруся вышла замуж в деревню Исаково за Норова Илью. Утром, после первой брачной ночи, Маруся сбежала от жениха. Позже Маруся вышла замуж в деревню Викулята за Деменева Александра Фёдоровича. Позже они уехали в деревню Кадилово Карагайского района. Заработали деньги на покупку дома, переехали в Менделеево и прожили там до конца своей жизни.
   Самый младший сын Серафим был тихоньким и немного не доразвитым. В народе его звали Симушко. Серафим был женат на Екатерине. Какое-то время они жили на посёлке Майский. Позже Катя ушла от Серафима и вышла замуж за Микова Алексея Егоровича родом из деревни Брагино. С  Лёнькой Миковым мы учились вместе в Тимшатской школе. Дальнейшая судьба Серафима не известна. Лёня Миков живёт на станции Мысы и Когда Илья Фёдорович был жив, он почти каждое лето ездил к ним.
   Следующая семья Мялицина Константина Михайловича. Жена Мялицина Анна Филипповна. Дети Зоя, Маша, Галя, Алёша, Коля и Боря. Константин ушёл в 41-м на фронт и не вернулся. Дети вырасли и разъехались. После Константина у Анны родился в небрачный сын Саша от Степана Пермитина.  Дочь Галя вышла замуж в деревню Гавята за Гачегова Валентина Фёдоровича. Позже Галя переехали в деревню Кадилово. У них двое детей Валентина и Светлана. Валентина живёт в Менделево. Светлана с мужем Лучниковым Сергеем Петровичем живёт в Кадилово в своём доме и ухаживает за матерью. Муж у Гали Валентин умер в 2000-х годах. У Гали братья и сёстры тоже умерли.
   Следующая семья Пермитиной Татьяны Игнатьевны. Татьяна Игнатьевна замужем не  была. Мать была Пермитина Устинья. У Татьяны старший сын был Анатолий и дочь Тамара Константиновна, сестра Мялициной Гали по отцу. Тамара вышла замуж за Попова Фёдора из деревни Подволошино. О них я уже писал и повторяться не буду. Добавлю, похоронены Анатолий, Тамара и Фёдор в Кадилово.
   Следующая семья Авдеева Анатолия. Жена Авдеева Евдокия Прокопьевна. Брат Анатолия Авдеева Петя однорукий жил в д. Куздеры. Старший сын Авдеев Николай Анатолевич и дочь Авдеева Анна Анатольевна 1941 года рождения. С Анной я учился в Тимшатской школе в одном классе. Вместе работали на Басковской ферме. Потом она уехала и далее я о ней ничего не знаю. Когда с Аннушкой учились в школе, у неё Брат Николай служил в армии, и она показывала армейские фотки. Вот и весь ориентир возраста Коли.
   С  Анатолием, отцом Ани, мы работали в  Рждественской мастерской вместе. У него правая нога была прямая из-за ранения на фронте и не сгибалась в колене. На голове носил танкисткий шлем, сохранившийся после войны. Он был отличный слесарь. Ремонтировал головки блока двигателей всех марок и давал полную гарантию. Рабочее место у Анатолия было в токарке. Среди товарищей всегда шутил.  Зимами он работал в мастерской, а летом работал на комбайне. На квартире в Рождественске всегда жил у одной хозяйки и с осени завозил продукты. Комбайн у него никогда не простаивал из-за поломок. Штурвальным у него всегда была жена Евдокия. Из родсвенников поддерживали связь с Марией Кузьмовной, тогда работавшей директором Тимшатской школы. Евдокия приходилась сестрой Дмитрию Прокопьевичу, мужу Марии Кузьмовны.Сама Мария Кузьмовна была приезжей и приехала по распределению. Авдеевы с семьёй часто навещали в Гавятах Прокопия.
   О семье Пермитина Степана я писал в деревне Косотурово. Хочется вспомнить из первой части о Вотиновой Агрофене, позже Деменевой Агрофене. Как я писал, Агрофена вышла замуж в Викулята за Деменва Павла Федотовича. Род  Агрофены из деревни Исаково. Значит, в Торгушино у Агрофены были близкие родственники. До войны 1914 года Агрофена дружила с одним парнем. Когда началась война, её дружка призвали на фронт. На фронте её возлюбленый погиб. После свадьбы и первой брачной ночи жених Павел закрыл её в чуланку и не выпускал весь день. Не правда-ли похожая история с Ильёй Норовым и Марусей Гусельниковой. Тоже Торгушино, тоже Исаково, только наоборот. Вот и всё, что можно вспомнить о Торгушино.
                                       
Деревня Подгорено
    Двигаемся далее вниз по Сюрве. Позади на левом берегу реки Сюрвы осталась маленькая деревушка Подгорено. Она располагалась на живописном месте под опушкой леса. В середине 50-х годов в деревне домов не было. В этой деревне родился Авдеев Илья Иванович, о котором я много писал. 
   

Деревня Ныробцево
   Справа от дороги осталась деревня Ныробцево. Ныробцево относилась к Паздниковскому сельсовету. Здесь жили родители Николая Мялицина. Ныробцево располагалась на верху поля, и отсюда был обзор до деревни Гавята. Здесь стояла знакомая мне с детства одиночная сосна, хотя я в детстве здесь не бывал и всё мечтал побыть около этой сосны. Здесь была паровая мельница. В 50-х годах от мельницы остался только бетонный фундамент.
                                                
Деревня Брагино  
   Дорога слегка повернёт направо до развилки. Одна уходит прямо на Филиппово, вторая на Брагино до поворота налево. Сразу после поворота была деревня Брагино. Деревня располагалась справа от дороги. В середине 50-х годов здесь жили три семьи. Первым назову Катаева Алексея. Алексей был инвалидом детства.  Обе стопы ног были повёрнутые внутрь на 90 градусов. Ростом Алексей был чуть выше среднего и прекрасно держал равновесие. Работал заведующим на Басковской ферме.
   Дочь Катаева Надежда Алексеевна 1943 года рождения училась со мной в Тимшатской школе в одном классе. Надя в школе была всех полней своих сверстников и приличного роста. Жила тоже в интернате. Домой ходить ей было дальше всех. Мать у Надежды я не знал. Надежда после окончания Тимшатской школы больше в школе не училась и нигде не работала, а потом забеременела. Дальнейшая судьба мне не известна.
   Следующая семья Микова Егора. Сын Миков Егор учился со мной вместе в Тимшатской школе, по-моему, на класс старше. Дочь Микова Мария Егоровна училась со мной в одном классе и тоже жила в интернате. После окнчания Тимшатской школы вскоре вышла замуж в деревню Гавята за Попова Дмитрия. Выпускники седьмого класса провалили экзамен по алгебре, кроме нас троих и все остались на осень. Осенью вряд ли кто сдал экзамен, и остались на второй год. Не удивительно, что после школы выходили замуж.
   Следующий житель Алёша Чапаев.  Раньше Алёша Чапаев жил в лесу за деревней Гавята в сторону Обвинска. О нём я писал в первой части и повторяться не буду.
   В деревне Брагино были Лобановские постройки и много конюшен. В этих конюшнях в разное время держали разного скота. В одно время держали коров тайнно от вышестоящих властей. Была борьба за высокие надои молока и колхоз перестраховывался, чтобы увеличить надои на одну фуражную корову и выполнить план прдажи молока государству. Позже ситуация с молоком наладилась и стали держать овец. В конце 50-х годов стали держать кур. Куры, как и кошки, любят скрытно откладывать яйца в траве или под кустами. Вспомним историю с Васькой Катиным. Он привязывал к подозрительным курам нитку. Здесь этого никто не делал, да и было невозможно и не нужно. Трактористы, которые работали на полях в Брагино, знали об этом и собирали в траве яйца. Здесь была маленькая Швейцария или полузабытый уголок. Но скорее всего своеобразное подсобное хозяйство для покупки конной сбруи и других хозяйственных нужд колхоза.
                                    
 Деревня Верхная Мельница
   Совсем рядом по правую сторону дороги стояли два или три дома. В одном доме всегда жил мельник. Мельница была слева от дороги под очень крутым угором. Лошади с грузом еле поднимались из-под угора. В середине 50-х годов у мельника со мной вместе учился в одном классе сын мельника, Мялицин Леонид. Леонид помогал отцу и в любое время мог его заменить. Иногда мне приходилось молоть своё зерно, Леонид  давал мне " порулить ". Через плотину можно было уехать в деревню Беловята, выйти на дорогу  и уехать, в Тимшата, во Фролово или в Рождественск или Вдовино. Здание мельницы было двухэтажным. Зерно завозили тоже по мосту плотины на второй этаж. Там была большая воронка для засыпки зерна. Свободное место было  достаточное для хранения мешков. Иногда скапливалась очередь, и мешки оставляли здесь. Нижний этаж получался под , и там было машинное отделение.
   Пруд был сравнительно большой. В пруду расли водяные лилии белого и жёлтого цвета. Пруд был старенький, и во все щели бежала вода. Мельник периодически запечатывал щели всякими способами. Иногда воды не хватало, и мельник закрывал шлюз и накапливал воду несколько дней. Про мельников всегда было мно легенд и слухов. Здесь на мельнице нельзя было стряхивать бус вместе с мукой и брать его себе. Бус был собственностью мельника. Иначе мельник напускал на дом крыс. Мельники подкармливали крыс зерном из любого мешка,  и они не грызли мешки.
   Во время нереста рыбы плотина мешала рыбе подняться по реке. Однажды Иван Корзняков из деревни Викулята поехал на мельницу и наловил мешок мелких окуней. Соседи немного позавидовали и на этом бы всё кончилось. Я стал проситься у матери поехать на мельницу. Договорились с Иваном и поехали. У Ивана был сачёк шириной с метр. Он всегда его возил с собой. Рыба стояла тучей. Раньше я такого не видел. Он опустил сачёк чуть ниже рыбы, и, пригребая к себе, вытащил довольно много рыбы. Мы поочереди ловили рыбу. Наловились вдоволь. Окунь был очень мелкий. Дома мы не знали, что с рыбой делать. Сначала сколько-то поели ухи, но не понравилось из-за костей. Ладно, у каждого был погреб, и время на раздумье было. Придумали рубить в корыте и варить уху. Потом рубили и варили поросятам.
Наше путешествие по Большой Сюрве подходит к концу. Не хотелось бы заканчивать путешествие в этом глухом и немного магическом месте. Давайте вернёмся в Брагино на развилку дорог, поднимемся в гору на вершину поля и будем прощаться. Впереди будет деревня Филиппово и средняя мельница в деревне. Далее будет деревня Фролово и нижняя мельница в деревне. Больше мельниц на Сюрве не было. Да и в мельницах ли дело.
   В настоящее время разрушилась вся Сюрвинская цивилизация. Из молодых каждый нашёл своё место в жизни. Давайте не будем забывать наши родные и любимые края.  Будем помнить всех Сюрвинцев, наших земляков, наших родных и близких, кто дал нам жизнь в самое трудное для них врямя. Теперь здесь кроме бобров и части оставшихся полуразрушенных домов никого нет. Я описал наши деревни времён 50- годов. Дети, жителей тех времён, теперь дедушки и бабушки, а некоторые прабабушки и прадедушки. Удачи вам всем.
  Конец путешествия по Большой Сюрве.
  
   P. S.  Большое спасибо за информацию и моральную поддержку Черных Зое Григорьевне, Авдееву Ивану Николаевичу, его жене Авдеевой Ольге Александровне.

Часть пятая
                                                           
 Гавятская начальная школа
   Закончился дошкольный период, и подходило время, идти в школу. Детских садиков в деревнях по всей Сюрве не было. Дети разных возрастов дружили друг с другом и вместе играли в детские игры. За нами присматривали соседские бабушки. Часто матери детей с 3-х летнего возраста брали с собой на работу. Летом после дождя бегали босиком по лужам. В жаркую погоду купались недалеко от деревни в омуте. Омут был мелкий. С нами купались дети старшего поколения. Зимой катались на санках и лыжах. Лето 1951 года было тёплым и даже временами довольно жарким. Лето я провёл вместе с Васей Меньшиковым. Вася жил у бабушки Агрофены. Бабушка Агрофена была строгая и ворчливая. Василий рос крепким и развитым мальчиком. После пожара в доме Агрофены, Василий уехал жить к матери в село Рождественское. Для меня это была большая утрата.
   Читать и писать до школы я не умел. Считать меня научила моя мать. Вот с такими знаниями я пошёл в школу. Год назад приходила к нам учительница и хотела зачислить меня в школу. Мне тогда было шесть лет, и моя мать ей отказала. В деревне одногодки были Толька Деменев, сын Анастасии Петровны и Лёнька Деменев, сын Ольги Семёновны. Они были мои одноклассники. Утром 1-е сентября я, собравшись в школу, на листочке бумаги написал карандашом заглавную букву " А ". Других букв я не знал. За мной зашёл сосед Вася Черных, второгодник и мой одноклассник, и вместе с деревенскими мальчишками пошли в Гавятскую начальную школу. С нашей деревни Викулята в Гавятской школе учились с нами вместе Деменев Иван, Черемных Зоя и Вася Высотин. У Васи рано умерла мать,  а отец погиб на фронте. Васю воспитывала его бабушка Катя. В деревне его называли Вася Катин.
   Изначально Гавятская начальная школа располагалась на левом берегу реки Сюрвы в добротном деревянном здании. В здании школы была комната для жилья. В ней жила моя первая учительница начальных классов Беклемышева Анна Григорьевна. После объединения колхозов, школу перевели на правый берег реки Сюрвы в здание бывшего правление колхоза. Здание было новым и уютным. Анна Григорьевна осталась жить в прежней школе со своим мужем Беклемышевым Алексеем, занимая всё здание школы.
   Приняла школу Анна Григорьевна в 1948 году от Старковой Мари Васильевны и была назначена заведующей школы. Во время войны в школе работал Пищулёв Фёдор Захарович. До войны работал Власов Пётр Иванович и в1942 году пропал без вести. Анна Григорьевна закончила Кудымкарское педагогическое училище. Один год работала в деревне Савино, а только потом приняла Гавятскую школу. Проработала Анна Григорьевна до закрытия школы в 1972 году.
   В первом классе, кроме нас четверых, учился Сашка Гачегов из соседней деревни Тишино. Он тоже был второгодник и был на два года меня старше. Я был самым молодым в классе. Сашка был коренастым и сильным. Мы втроём не могли его побороть. Он нас раскидывал в разные стороны. Отец у него погиб на фронте. Отца Саша не помнил. Фотографий отца не видал. Однажды Сашина мать показала ему фотографию его отца. Саша утром мне рассказал, что всю ночь не спал и плакал, увидев фотографию отца. Среди школы стоял круглый камин в железном кожухе и варочной плитой. За камином располагались наши парты. Все классы учились вместе. Иногда ученики разных классов сидели за одной партой. Парты были двухместные и трёхместные. Меня учительница посадила на трёхместную парту на первом ряду вместе с Васей Черных и Сашкой Гачеговым. Вася Черных был близоруким и плохо видел на классной доске. Я сидел в серёдке. Слева Вася Черных, справа Сашка Гачегов.
 Первое время писали карандашами. Позже стали писать ручками с перьями. Шариковых ручек тогда не было. Для первоклассников были особые перья. Перьями с " лягушкой " разрешали писать в четвёртом классе. На партах были гнёзда для чернильниц. У учительницы Анны Григорьевны на подоконнике постоянно стояла бутылка с чернилами. Стол  учительницы стоял возле окна. Классная доска стояла возле камина. Когда она у доски нам объясняла новый материал и заодно согревалась у камина в зимнее время.
   Я первое время не понимал оценок в тетради. У Васи Черных спрашивал, хорошая ли эта оценка. Он мне всё объяснил. На уроке арифметики у меня произошло какое-то озарение. Я стал писать цифры под цифрами ровненько и красиво. У меня в тетради появились пятёрки. Далее я всё время старался писать красиво и мне это самому нравилось. Ана Григорьевна нас не обижала. Однажды Сашка Гачегов расчувствовался и шёпотом мне сказал, что хорошая у нас учительница. Старшие ученики нас не обижали.
   В школу ходили в то время из разных деревень. Всех дальше было ходить из деревни Зателепино. Все они учились в разных классах. Из деревни Зателепино с нами училась Никонова Прасковья и ещё одна хромая девушка. Имя её не помню. Училась зта девушка плохо и её часто учительница вызывала к доске. На доске она писала неразбериху, и вся школа смеялась над ней. У Прасковьи рано умерла мать, и она росла с мачехой. Мачеха её не обижала.
   Из деревни Тишино с нами учились Сабашников Александр с сестрой Галей и Вера, дочь Лукерьи. Возможно, ещё учился Полинарий, сын лесника Ивана Минича. Иван Минич одевался неряшливо и я его не видал чисто одетым. Когда Полинарий вырос и жил в Кизеле, Иван приезжал к нему в гости в таком виде. Полинарий был порядоный человек и покупал ему новую одежду. Полинарий учился в школе хорошо и всегда был чисто одет и даже чем-то выделялся. Также учились местные из деревни Гавята. Перечислять их не буду. Они перечислены в первой части. Анна Григорьевна одновременно занималась со всеми. Можно было нам усваивать материал за все классы. Но если пришёл в школу и не умеешь читать и писать, об этом не могло быть речи. Сашка Сабашников был очень старательным учеником и хорошо учился. Его сестра Галя всегда была опрятно одета и училась хорошо. Парта у Гали была самая лучшая и даже красивая, как сама Галя. Галя всегда улыбалась и была хохотушкой.
   В школе нас кормили гороховой кашей. Видимо колхоз выделял школе горох. Готовила нам обеды школьная техничка Попова Прасковья Михайловна. Иногда Прасковья варила нам картошку. Она готовила обеды во время уроков в общем котле. Чашки и ложки каждый приносил из дому. Прасковья любила детей и любовалась нами, когда готовила обед. Обедали мы во время большой перемены. В школе был свой пришкольный участок и на нём выращивали картошку и разные овощи. Иногда в шолу приходила внештатная стекольщица Орина Грановая проверить температуру в помещении. Однажды она пришла в школу в новых лаптях во время наших занятий. Зашла, помахала вверху рукой и говорит, что очень тепло у нас. Снег на лаптях оттаял, и на полу появились отпечатки мокрых кубиков. Уходя, говорит: - «сколько много я вам напечатала».
   После школы с деревенскими ребятами ходили домой в разное время. Всё зависило от уроков в каждом классе. Больше всего нас опекал Иван Деменев. Он был очень активным. Дома помогали по хозяйсву. В колхозе нам бригадир заставлял собирать колоски после жатвы. Послевоенное время было трудное и нужно было помогать стране. Колоски потом обмолачивали и вмесе с основным урожаем засыпали в закрома. Электричества в деревнях не было, и уроки делали с керосиновой лампой. Телефонов и радио по всем деревням Сюрвы, кроме почты и сельского совета, тоже небыло. Новости в стране узнавали из газет. После занятий в школе, дома помогали обрезать лук и убирать овощи с огорода. В середине сентября начинали копать картошку. Мне отчим Макар Федотович давал задание каждый вечер накапывать 30 вёдер. Сам он копал на коленках. Поздно вечером картошку мешками носили в овощную яму. Картофель всегда родился отменный. С трёх гнёзд накапывали по ведру. Некоторые клубни весили по 1,2 кг. Сорт был "Роза ранняя", очень вкусный и рассыпчатый. С пустой сердцевиной клубней не было. Каждый сезон накапывали по 500 и более вёдер. В деревне Гавята семья у Фёдора Павловича была большая, и они накапывали по 1000 вёдер этого сорта.
   Поздней осенью работ по хозяйству было меньше и мы какое-то время отдыхали. В каждой деревне отмечали праздник 7-е ноября. Колхоз выделял мясо, муку, бражное, солод, деньги на водку и рыбу для пирогов. Собирались иногда в доме Черных Фёклы или в нашем доме. Назначали хозяек печь пироги, хлеб, готовить обеды и накрывать столы. Заранее варили из солода сусло для домашнего пива и готовили брагу. На праздник пекли пироги и всякие кушанья. Праздновали всей деревней дня три или четыре, пока не кончатся все угощения, т. е. брага и пиво. Корзняков Иван Степанович играл на гармошке, все пели, плясали и веселились. Вечерами расходились по домам, чтобы накормить домашний скот. После праздника бригадир выделял двух женьщин для уборки помения. Школьники радовались выходными и празднику.
   Вася Черных любил играть в шашки и меня этому научил. Мы часто играли с ним в шашки. Зимами на лыжах я не помню, чтоб он катался. Видимо из-за плохого зрения. Часто ходил к Ивану Деменеву. Он был парень гостеприимный и часто угощал молоком. Молоко у их коровы было вкусное. Иногда его мать Дарья уезжала погостить у родных, Иван приглашал меня ночевать. Научил меня просыпаться по петухам. Зимой кур держали в избе перед русской печкой в шестке (под варочной плитой на полу). У петухов хороший слух и видимо в деревне был " петух-запевала". Пока " запевала " не прокукарекает, другие петухи не поют. Нам нужно было вставать после третьих петухов, чтобы не опоздать в школу. Нужно ещё было истопить русскую печь и накормить скот. Иногда вместо завтрака ели печёнки из картошки. В школу зачастую приходили с чёрными губами.
    В школе меня учительница назначила санитаром. В мои обязанности входило проверять чистые ли руки, уши, шея и т.д. Я был стеснительным и к девчёнам особо не придирался. Анна Григорьевна первое время наблюдала за мной и велела быть смелей. Потом видимо решила, что привыкну и больше не вмешивалась. Проверяла только ведение санитарного листка, висевшего на стене.
   Моя несмелость подводила меня много раз. Однажды зимой, в самые короткие дни после школы, пошли мы с Иваном Деменевым не домой, а к Гавятским ребятам и отемняли. Иван повёл меня к нашей техничке Прасковье Михайловне. В доме я у них не бывал. Мне показалось неприличным заходить в дом работника школы. Сели около порога на западню. (Западня своего рода скамейка, расположенная вдоль русской печки). Иван попросился ночевать. Прасковья и её муж Архип Абрамович приняли нашу просьбу и предложили нам раздеться. Иван сразу разделся и вступил с ними в разговор. У меня через плечо была сумка с книгами и тетрадями. Я наотрез отказался снять сумку и раздеться. Иван силой снимал у меня сумку, и снять не смог. Весь вечер они меня уговаривали и отступились от меня. Иван лёг спать , потом и Архип с Пашей потушили свет и легли спать. Я так и ночевал, сидя с сумкой и в одежде. Эту историю Прасковья долго вспоминала, и смеялись надо мной.
   На Новый год в школе тоже наряжали ёлку. Про подарки сказать не могу. В Тимшатской школе точно знаю, что давали подарки бесплатно. Зато начинались зимние каникулы и все угоры были нашими. Катались выше нашего дома с горы и докатывались до конного двора. Лыжи натирали парафином, и они хорошо скользили. Вечерами собирались в конюховке и играли в карты и лото. В карты играли в дурака. Лото приносил Иван Степанович. Иван с шефами приехал строить склад и остался жить в деревне. Мешочком с бочонками управлял он сам.
   В весенние каникулы пропускали ручьи до конного двора. Снег стаивал, и кроме пряток на конном дворе играть было не во что. Ждали пасху. В домах наводили идеальный порядок. Мой старший брат Егор из соломы делал разные ромбы, нанизывая на ниточку с иголкой соломинки, а потом концы ниток связывал. В вербное воскресенье рано утром до восхода солнца ходили по вербу. В Великий четверг до восхода солнца хозян дома или хозяйка, считали деньги. На пасху всем покупали обнову. Ребята старшего поколения из жердей сооружали качели. Качались по очереди, но не совсем. Из соломы вязали небольшой снопик и кидали его качающемуся. Тот его пинал туда, где меньше шансов его поймать. А тот, кто поймал, останавливал качающегося, и садился сам. Игроки его раскачивали и дальше всё по кругу. Снопик  размокал и иногда попадал в лицо. Домой приходили с грязными лицами и в грязной одежде.
   Завершался мой первый учебный год. Лёнька Деменев ещё с осени не стал ходить в школу. Его мать Ольга переделала документы на Лёньку, и он стал на год моложе. Её муж был дезертиром,  и всё было связано с этим. В деревне о появлении мужа Ольги уже не было слухов. Мы с ребятами продолжали общаться с Лёнькой. Учительница подвела итоги за год и всем ученикам школы выдали табеля о переводе в следующий класс. Из нашего первого класса я один перешёл во второй класс. Теперь мне предстояло учиться одному во втором классе.
   Лето 1952 года прошло как обычно, во втором классе меня посадили за одну парту с Ныробцевой Валей из дереви Гавята. Ученики четвёртого класса ушли учиться в Тимшатскую семилетнюю школу. В этот год Тимшатскую школу из начальной сделали семилетней. В первом классе добавился Лёнька Деменев на правах новичка. Валентина Ныробцева жила с бабушкой Федосьей Сафоновной и мужчин в доме не было. Валентина колола дрова и отрубила фаланг пальца на левой руке. Долгое время ходила с перебинтованным пальцем. Мне тоже было больно смотреть на её руку. Учительница  Анна Гигорьевна меня спрашивала о пройденном материале каждый день. Надо мной ученики смеялись, но мне нравилось, и даже привык.  В деревне продолжал дружить с ребятами.
    Дома взаимоотношения с моим отчимом Макаром Федотовичем налаживались. Он читал мои учебники и смотрел мои оценки. Моей матери говорил, что я родился под счастливой звездой. Старший брат Егор после четырёх классов работал почтальоном. Колхоз почтальонам всегда выделял лошадь. Егор выписывал газеты, и мы все их читали. Многое о событиях в стране рассказывала Зоя Черемных. Она тоже училась в Гавятской школе. Егор выписывал и Пионерскую правду. Я к той поре стал пионером, и первое время прятал галстук. Мать потом узнала и посоветовала галстук больше не прятать.
   Вторая  пятидневка марта 1953 года была теплой и хмурой. К нам домой, вся в слезах, пришла Зоя Черемных и сказала, что умер Сталин. Весть быстро разошлась по деревне. Из Тимшат с почтой вернулся старший брат Егор и говорит, что в Тимшатах уже знают об этом. Все деревни погрузились в траур. В каждом доме обсуждали это неприятное событие. Многие готовы были отдать свою жизнь, лишь бы Сталин был жив. Зоя Черемных несколько дней приходила к нам и информировала о положение дел в городе. Там вообще все скорбили. Даже в газете "Пионерская правда " писали о смерти Сталина. Я тяжело воспринял эту новость и  пошёл к Ивану Деменеву. Иван учился в четвёртом классе и изучал историю СССР. Он достал учебник и показал портреты правительства. Иван меня успокаивал, что есть кем заменить Сталина. Дальнейшие события информировал мой брат Егор. Он хорошо разбирался в политике.
   Сталин за семь послевоенных лет возродил страну. Полностью восстановил колхозы на довоенный уровень. Благодаря машинно-тракторным станциям МТС, облегчился труд колхозников, хотя жизненный уровень был ещё низким. Появились новые тракторы и зерноуборочные комбайны. У нас в деревне исчезла конная жатка и конная сеялка. В довоенное время прицепные комбайны Сталинец-6, заменились на самоходные С-4 с прицепными копнителями. Прицепные комбайны имели более широкий захват жатки и низкий уровень жатвы. Благодаря МТС  резко увеличилась урожайность. Механизаторам в МТС платило гусударство. Колхоз тоже механизаторам начислял трудодни. Наши старшие ровесники стали механизаторами.
   Зимой дорога в деревню Гавята проходила по лугам в пойме реки Сюрва. По дороге часто ездили на лошадях в упряжке с конными санями. Дорога была укатанная, особенно в морозы. Около кустов возле речки сплошь были заячьи тропы. Иногда нас попутно подвозили. Зимой вечерами после школы собирали еловые шишки. Лесникам давали большое задание по сбору шишек и они обращались за помощью к населению. Дома шишкисушили на русской печи. Когда шишки высыхали, мы вытряхивали из них семена на газету. Потом семена руками обмолачивали  и проветривали на ветру. Занятие было хлопотное, но мне нравилось особенно вытряхивать шишки. Семена сдавали лесникам, и они сразу платили деньги.
   Зимой в наши обязанности входило наносить дрова в русскую печь. Поленья были толстые, и мы носили по три полена. Мать говорила сколько надо поленьев. Когда нужно было печь хлеб, поленьев нужно было больше. Мать с вечера складывала дрова в печь. На сложенных дровах мать сушила валенки. Возле печки стояли с насаженными черенками ухваты, сковородники и специальная лопата. На лопату ложили дозревшее тесто, обваленное в муке, и отправляли в печку.
   Учёба во втором классе подходила к концу. Учащиеся третьего класса перешли в четвёртый класс. Меня перевели в третий класс. Снова пришлось учиться одному в классе. Летом обязанности по дому прибавились. Старший брат Егор сделал клетку для кроликов и приобрёл кроликов. Я сделал из старых колёс от конного плуга небольшую деревянную  тележку. Научился косить и на этой тележке возил траву кроликам. К осени я развёл кроликов и хорошо их откормил. В горячую пору, как и все мои сверстники, помогал работать в бригаде и мне ставили трудодни. В школе одобряли работу в колхозе.
   Тем же летом 1953 года в деревне избирали бригадира полеводческой бригады. Собрание проходило в нашем доме. Мой отчим Макар Федотович имел влияние в деревне. Предлагали разные кандидатуры и долго не могли определиться. Я предложил выбрать бригадиром Деменеву Ольгу Семёновну, Лёнькину мать. С Лёнькой мы всё лето были вместе, и его мать у меня была на слуху. Бригадиром избрали Ольгу Семёновну. В наше свободное время Ольга заставляла нам заготовлять ольховые веники для лошадей. Веники относили на конный двор и вешали на жерди.
   В школе учебный год всегда начинался без линейки. Учительница Анна Григорьевна собирала учеников и обявляла начало учебного года. В первый класс родители привели двух девушек одинакого возраста. Одна была Аня Попова из деревни Тишино. Вторая была Зоя Гачегова из деревни Гавята. У Зои брат Алексей учился в четвёртом классе в Кизеле и жил у брата Гриши. Техничка Прасковья Михайловна любовалась Аней и Зоей. Она говорила, что они как будто вылуплены с одного яйца. Девочки были опрятно одеты. На ногах были белые носочки и тапочки. Я, конечно, был не Лёвушка Толстой, но решил, что одна из них будет моя невеста.
   В третьем классе проучился один. К концу учебного года ученики четвёртого класса перешли в пятый класс, а меня перевели в четвёртый класс. Четвёртый класс был выпускной, и сдавали зкзамены. Учился я хорошо. Настало время зкзаменов. Мы с учительницей Анной Григорьевной пошли в Тимшатскую школу сдавать экзамены. Я был несмелый и немного растерялся. Материал знал хорошо, но экзамен сдал только на четвёрку. Меня стали критиковать старшие ровесники по деревне. Всех больше критиковала Люба Деменева, Лёнькина сестра. Она заканчивала седьмой класс. В стране было введено обязательное семилетнее образование.
   Летом 1955-го года в нашу деревню переехал жить с семьёй брат Ольги Семёновны Николай Семёнович. Старший сын Николая Анатолий учился в Нердвинской школе и перешёл в 9-ый класс. Учиться Анатолий снова пойдёт в Нердвинскую школу. Средняя дочь Анна перешла в 6-ой класс, и учиться будет в Тимшатской школе. Младшая дочь Шура в школу ещё не ходит.
                                                      

Тимшатская семилетняя школа
   Тимшатская семилетняя школа была расположена на правом берегу реки Малая Сюрва, на юго-западе деревни Тимшата. В деревне она была крайней и угловой. Только южнее находился колхозный амбар и деревенский магазин. Магазин построили из часовни, которую перевезли из деревни Косотурово. Школу построили в 1914 году. Строило школу Земство. До революции в школе преподавался Закон Божий. Активно участие в строительстве школы принимал дед  Деменевой Анастасии Степановны, Вяткин Иван Тимофеевич. 
   В школе было две просторных классных комнаты и маленькая классная комната. Через маленькую классную комнату был вход в комнату для уборщиц. Комната служила жилём для уборщиц, пока я учился в школе. В школе был довольно большой коридор. В коридоре во время перемены ученики общались с учениками других классов. К коридору примыкала учительская. Из учительской был вход в квартиру. В квартире в то время жила директор школы Попова Мария Кузьмовна. Всего в школе было три входа. На территори школы были хозяйственные постройки для содержания домашнего скота. Далее за хозяйственными постройками была построена начельная школа. Школу построили в 1952 году.
   Первым директором школы был Попов Дмитрий Прокопьевич, родом из деревни Гавята. Дмитрий Прокопьевич прошёл войну в звании капитана и был ранен. Инвалид Великой Отечественной Войны. Жена Попова Мария Кузьмовна, родом из Перм-Ильинского района. У Поповых четверо детей. Старший сын Валентин 1938 г.р., дочь Галя 1940 г.р., сын Володя 1947 г.р., дочь Людмила 1948 года рождения. Первый выпуск учеников состоялся в 1954 году. В мае 1955 года Дмитрий Прокопьевич скоропостижно скончался. Директором Тимшатской школы стала его жена, Попова Мария Кузьмовна.
   В Тимшатскую школу ходили дружно из всех деревень. Собирались в деревне Викулята и ждали остальных. Ходили через деревню Гришата. Викулятских было большинство. Из них были Иван Деменев, Василий Высотин, Зоя Черемных, Люба Деменева, Анна Деменева. Из деревни Гавята ходил Гачегов Алексей и Попова Руфина. Из деревни Тишино ходила Галя Сабашникова.
    В пятом классе некоторые ребята были знакомы. Догнал Ивана Деменева и Ваську Катина. Их можно было понять. Родители зачастую оставляли детей дома, чтобы помочь по хозяйству и они не всегда успевали хорошо учиться. Классный руководитель  Деменева Анастасия Степановна рассадила всех по партам. Нам досталась трёхместная парта на заднем ряду. Я сидел крайним возле окна и на перемену выходил всегда последним. В средине сидела Галя Мялицина. Крайним возле прохода сидел Иван Деменев.
   В пятый класс пришли учиться ученики из трёх начальных школ. Нам предстояло познакомиться друг с другом. Из Косотуровской школы с нами вместе учились: Гачегов Виктор, Юра Якутов, Попова Агрофена, Володя Ильиных, Веня Якунин, Юра Старков, Лёна Мялицин и Надя Катаева. Из Тимшатской начальной школы более ярко выделялись такие, как Меньшиков Иван, Паисов Василий, Зоя Деменева, Шалагина Мария, Гачегов Анатолий, Аркаша Никонови и Мухаметшин Андрей. В классе учились учеников 15-18, что соответствовало нормам.
   Во всех школах страны была введена школьная фома. В нашем классе форму носил Виктор Гачегов. Ему нравилась форма, и он всё время носил её. Из девочек форма была у Зои Деменевой. Остальные ребята были одеты в чём было возможно. Не у всех родителей была возможность купить форму. Время было такое. Лёнька Мялицин хотя и был одет нормально, но одежда всегда была слегка припудрена мукой. Отец у него был мельник, и Лёнька всегда ему помогал, мы его прозвали мельником. А так нормальный был парень. Задняя часть в классной комнаты была отгорожена досками без дверей. В проёме оставалась прожилина. Толя Гачегов в перерыве на ней делал всякие выкрутасы. У него рубашка вылазила из-под брюк и он выглядел немного неряшливо. Толя делал физические упажнения , что не каждый смог бы сделать. Турника своего в школе не было.
   В школе была своя библиотека. Библиотека располагалась в коридоре возле учительской. Библиотекарем работала Надя Якимова. Во время перемены мы выписывали книги. Надежда Якимова ещё была секретарём школы и кассиром. Торцевая часть коридора за библиотекой была отгорожена, и там хранили лыжи. Торцевой вход был закрыт, и лыжи выдавались в помещении, что было удобно для нас. Столовой в школе не было. Обеды брали с собой из дома и хранили в партах. Некоторые ученики пытались «втихаря» есть на уроке. Обедали в перемену за партами. Каждый день назначался дежурный по классу. Дежурный следил за порядком в классе, вытирал классную доску, промывал тряпку и содержал её во влажном состоянии. Перед началом каждого урока докладывал преподавателю об отсутствии прогульщиков.
   Со школой познакомились. Теперь познакомимся с преподавателями. Уроки немецкого языка и физкультуры преподавала Деменева Анастасия Степановна. Она же была наш классный руководитель. Анастасия Степановна ещё и была пионервожатой и воспитателем в интернате. Анастасия Степановна местная учительница, родом из деревни Догалы и с 1940-го года живёт в деревне Тимшата. Окончила Тимшатскую начальную школу, потом Рождественскую семилетнюю школу. В то время в Рождественске десятилетки не было и ей пришлось учиться в Нердвинской средней школе  и её успешно окончить. После курсов немецкого языка, преподавала три года в Паздниковской школе. Училась заочно в иституте. После смерти матери в феврале 1954 года попросилась в Тимшатскую школу в возрасте 20 лет. В Тимшатах жил 14-ти летний брат и бабушка 65-ти лет. За ними нужен был уход. В Тимшатской школе учила второй год. На второй год стала классным руководителем. Наш класс у неё первый в Тимшатской школе. Когда я учился в пятом классе, её брата и бабушку не довелось знать. Она ведь об этом не рассказывала. Узнал только нынче после телефонных разговоров с ней. Мы часто с ней созваниваемся. Живёт она на станции Оверята. Это добродушный и мужественный человек.
   Уроки географии, химии, биологии и пения вела Чирухина Нина Ивановна родом из Нердвы. Она была в то время классный руководитель шестого класса. В Тимшатской школе преподаёт второй год. Модно одеваться Нина Ивановна не умела. На уроках иногда была вспыльчива. Многие к ней относились с пониманием, многие её жалели и лишь часть учеников относились скептически. Если бы знали её историю, то многие её бы пожалели. Нина Ивановна была грамотным педагогом. Она окончила Кудымкарский институт учителей и Нижне-Тагильский институт. После окончания института была направлена воспитателем в детский сад. Повела детей на речку и один ребёнок утонул. Ей дали два года заключения. У неё после этой истории был сильный стресс. Да и в заключении видимо было не сладко. Сильно пострадали нервы. Преподавала предметы с огоньком. Любила, чтобы её внимательно слушали. Всегда интересовалась политикой. Читала много газет. Была патриотом нашей страны. Иногда приходила на занятие в пиджаке и галстуке. Ребята её спрашивали «не коммунист ли она?». Коммунистов в сельском совете было мало, разве из числа тех, кто вернулся с войны. К коммунистам в ту пору относились уважительно. Весной 1956 года проходил 20-й съезд партии, и она постоянно нас информировала. Выступление Хрущёва о культе личности Сталина окончательно её убивало. Ещё недавно вся страна оплакивала смерть Сталина, и у всех это было ещё на слуху. Нина Ивановна увлекалась минералами и могла назвать любой минерал. Я увлекался камушками и приносил ей для опознания. Она называла мне этот минерал. Негласно мы с ней были друзья. Увлекалась Нина Ивановна географией родного края. Ходила со школьниками в поход и изучала окрестности Большой Сюрвы и вела рукописи. Рукописи пока не найдены. Может, отдала родным в Нердву. Хорошо разбиралась в картах. Всегда говорила, что карта нужна, как винтовка в бою.  Хорошо разбиралась в ботанике. Осенью ходили на луга и заготовляли торф для приусадебного участка. Учила нас делать торфоперегнойные горшочки. Фёдор Степанович из начальной школы с помошью ребят сдалал станок для изготовления горшочков. На уроках пения хорошо знала ноты, и был хороший музыкальный слух.
   После окончания Кудымкарского педагогичиского училища, учителем математики в Тимшатскую школу направили Минину Ираиду Сергеевну. Среднюю школу Ираида Сергеевна окончила в Кудымкаре. Её отец в своё время был направлен обкомом в Кудымкар и там они остались. Первое время жила на квартире у Анастасии Степановны. Ираида Сергеевна была в школе самым молодым учителем. Очень хорошо и доходчиво объясняла материал. Преподавала алгебру, геометрию и физику. К учёбе относилась серьёзно и ответственно. Школьники её очень уважали.
   Уроки русского языка и литературы вела Тунёва Таисья Фёдоровна.Таисья Фёдоровна всегда была опрятно одета. Ростом была чуть ниже среднего. Преподавала грамотно. Очень была требоватеная. За мелейшую провинность учеников, ставила на ноги. На первом нашем уроке с самого его начала поставила Юру Якутова на ноги. Все ученики недоумевали. Она ему припомнила, когда весной садили кукурузу в деревне Крсотурово. Они тогда шалили, хотя ещё не были её учениками. Она этим хотела показать свою дисциплинированность. Ученики нашего класса приняли это, как вызов и её осбо не одобряли. За незнание материала ставила единицу. Ребята эту оценку называли колом. Часто оставляла после уроков. Потом постепенно привыкли. Проработала Таисья Фёдоровна с нами один год. В следущий учебный год она уехала в Нердву. Нам назначили Деменеву Лидию Киприяновну.
   Знакомство со школой и учителями закончилось. Перейдём к интернату. Интернат располагался за пришкольным участком в северной части деревни. Интернат построили в 1954-м году при Дмитрие Прокопьевиче. Заведующей и воспитателем была назначена Деменева Анастасия Степановна. Техничеой работала Надя, бойкая, небольшого роста женщина. Осенью, когда дни стали короче, мы с Иваном Деменевым устроились в интернат. Иван всегда меня опекал. Кровати у нас стояли рядом, и была одна тумбочка на двоих. Еду варили с одного чугунка и вместе ели. Продукты приносили из дома  на три дня. Потом ходили домой, и пополняли продукты. Иногда и без причины ходили домой. В интернате были две комнаты. В большой комнате жили девочки. Там стоял стол, и мы там готовили уроки.
   После занятий в школе я старался сначала сделать домашнее задание. Анастасия Степановна приходила в интернат к 6-ти часам вечера. С её приходом мы делали домашне задание. Кто в школе материал не понял, Анастасия Степановна  доходчиво нам объясняла. По мере готовности домашнего задания, сдавали ей тетради на проверку. Когда задание было выполнено, она разрешала нам читать художественную литературу. У неё всегда была с собой книга вожатого. Анастасия Степановна разрешала мне читать эту книгу. Книга для меня была очень интересная. В книге я нашёл, как самому сделать  детекторный приёмник. В книге много было написано полезного. На досуге Анастасия Степановна занималась вышиванием. Некоторые девочки заинтересовывались её мастерством и она охотно их учила. Анастасия Стпановна всегда была опрятно одета и всегда с нами была вежлива. Достойного нам назначили воспитателя.
   В интернате была русская печь. В ней техничка Надя нам варила пищу. Картошку мы сами чистили и делали закладку. Девочки нам подсказывали, как готовить. Зачастую сами следили за своими чугунками. В интернате жили школьники самых отдалённых деревень. Косотуровские ходили домой каждый день и в интернате не жили. Из Косотуровских был только Володя Ильиных. Володя был начитанным учеником. Он любил читать фантастику. Его любимая книга была " Всадник без головы ". В зимнее время мы с мальчиками сидели на руской печке и тоже читали книги. Здание интерната было высокое и позднее его сделали двухэтажным. Однажды техничка потеряла ключ от интерната и по высокой лестнице через окно на кухне носила воду. Мы сложили про неё частушку и при ней пели. Частушка была сатирическая и ей не нравилось. Надя была громоглассная и часто лезла не в своё дело. Ребята были не в восторге от неё. Надя была сестра школьной технички тёти Маруси. Но Наде нужно было отдать должное. Она стирала постельное бельё на всех регулярно. Топила печь и прибиралась в помещении, готовила нам обеды. Кровати мы заправляли сами.
   Идея изготовить детекторный приёмник не давала мне покоя. В то время детекторный приёмник в деревне Тимшата был только у Алексанлра Якимова, мужа наше библиотекарши. Узнать наличие приёмника можно было по наружной антенне. Без наружной антенны приёмники работать не могли. Ещё нужно было сделать хорошее заземление. В городах уже были сетевые приёмники, но тоже при наличии антенны и заземления. Деревня далеко отставала от города. По всей Сюрве приёмник был только в Викулятах у Николая Семёновича. Николай Семёнович только что приехал с лесоучастка и буквально шуршал деньгами. Он купил детям гармошку, гитару и балалайку. Не помню, что кто то из детей играл на этих инструментах. У жителей этих деревень не было денег для этого.
   Мне предстояла большая и почти невыполнимая задача. Нужно было найти материалы для изготовления приёмника. Контурную катушку было совершенно не из чего изготовить. Нужен был обмоточный провод в эмалевой изоляции. Я его даже не видал. Начал с заземления. Осенью нашёл длинный железный прут и забил его глубоко в землю с наружной стороны дома. Все подготовительные работы делал тайно. В деревне собирал разные куски провода. Где-то трактористы выбросят старую проводку или что-нибудь подобное, не брезговал,  подбирал. С трудом насобирал на антенну. С контуром долго ничего не получалось. Собирать приходилось короткие куски провода, потом их скручивал. Решил их проолифить. Дома нашёл немного олифы. Пришлось растягивать скрученные куски провода на улице. Олифа за вечер не просыхала и от этой идеи отказался. Всё это временно смотал на кусок доски. Пока несколько дней размышлял, олифа за это время высохла.
   Решил делать посвоему. Нашёл хороший обрезок необрезной доски и рубанком обработал боковые части. Плотно с зазором виток от витка намотал на доску. Количество витков намотал больше. Я тогда уже знал о индукции из учебников физики у старшеклассников. Была стопроцентная гарантия успеха. Нашёл в огороде жердь и с прикрепленной проволокой для антенны и ввода в дом, установил жердь на крыше дома. Второй конец антенны закрепил на берёзе в нижнем огороде. Наушники выписал по почте. Мать мне давала немного денег в школу и я их съэкономил. Всё делалось втайне от отчима. Решил, что победителей не судят. Все эти работы я уже делал зимой в зимние каникулы. Детектор сделал сам из свинца и серы. Дома эти компоненты были. Переплавлял на железной печке. Оставалось настроить приёмник на волну. На контуре сделал несколько коротких выводов. Настроил на три волны. Состоялась презентация. Первой пришла Зоя Черемных и её средний брат Александр. Александр догадывался, зачем я собирал куски провода, и мне признался в этом. Больше всего радовалась моя мать. Собрались и соседи. Моя мать гордо говорит, что у меня голова не шапку носить, а вот что под шапкой-то. На улице тоже шли разговоры. По словам моего младшего брата Степана, Зоя Черемных согласна была за меня выйти замуж, когда я стану взрослым. Отчим Макар Федотович гордо почёсывал бородку и слушал наушники. Это была моя первая победа над отчимом. Он интересовался политикой и без нас слушал радио. Когда мы были дома, он не претендовал на наушники. Теперь я стал радиолюбителем и постоянно читал книги на эту тему. Художественную литературу читал редко.
   Вернёмся на пришкольный участок. На участке было отведено место для занятий по физкультуре. Спортивных снарядов не было, здесь мы прыгали в длину и высоту. Прыжки в длину у меня получались хорошо. Прыгать в высоту получалось хуже, и на пятёрку вытянуть было трудно. Летом мы с Лёнькой заготовляли кору ивы, и я  глубоко поранил большой палец правой ноги. Шрам остался на всю жизнь. Весной рана снова открылась. Всех лучше прыгал в высоту Гачегов Виктор.
   Зимой  с этой площадки мы стартовали на лыжах в сторону деревни Исаково. Анастасия Степановна сама прокладывала нам лыжню. Мы помогали ей вымерять расстояние. Наша школьная команда участвовала в районных и кустовых соревнованиях. Районные соревнования проводились в селе Нердва. Тогда ещё был Нердвинский район. Кустовые соревнования проводились в Рождественске. Наша команда много раз занимала призовые места на кустовых и районных соревнованиях. Лыжный инвертарь был не самым лучшим. Нехватало даже лыжных палок и приходилось бегать с самодельными. Крепления на лыжах были самодельные, изготовленные из старых гужей от хомутов. Всех смешнее бегал на лыжах Иван Меньшиков. У него вместо лыжной палки была обыкновенная палка и бегал он в припрыжку и довольно быстро.На соревнованиях многие бегали на свойх лыжах. Лыжи с ботинками у наших Тимшатских школьников не были. У Рждественских и Нердвинских школьников были лыжи с ботинками. Лыжи тоже были собственными. Иван Деменев погал мне делать крепления к лыжам.
   Команда набиралась со всех классов школы. В седьмом классе учились довольно взрослые ребята. Среди них были Гриша Шилоносов, Василий Гилёв и Виктор Кузнецов. Иван Деменев тоже был старше нас, но от нас мало чем отличался. Он рос щупленьким и уже изработанным парнем. Лыжи были его призванием. В Рождественске на соревнованиях из Рождественских тоже были подобные парни. Помню, меня обгонял взрослый парень, лыжи у него были с ботинками. Он  при обгоне своей лыжной палкой пришпилил мою палку. Палки у обоих были с кольцами. У меня палка выпала из рук, и я потерял часть времени. Собравшись с силами, я от обиды догнал его и попросил лыжню. Он уступил мне лыжню и больше не смог меня догнать. Вот так мы защищали честь школы.
   В школе была пионерская дружина. Пионервожатой была Деменева Анастасия Степановна. Построение проиводилось в коридоре школы. Она повязывала себе красный галстук и под звуки пионерского горна и барабана, торжественно выносили знамя дружины. В начальной школе был пионерский отряд и тоже присутствовал на сборе дружины. Здесь принимали в пионеры и октябрята. Повязывали пионерам красные галстуки и прикрепляли пионерские значки. У октябрят галстуков не было и им прикрепляли значки октябрёнка. На сборе избирали руководителей отряда и звеньевых. По окончании сбора также торжественно заносили знамя.
   В большую перемену мальчики пятого класса играли в шахматы. Позже присоединились ученики старших классов. В нашем классе учился Василий Паисов из деревни Исаково. Он нас приучил играть. Василий очень хорошо играл в шахматы и долгое время его никто не мог победить. Шахматы были одни на всю школу и играли только двое. Остальные были болельщиками и подсказчиками. Многие мальчишки были увлечены игрой в шахматы. В коридоре школы времено наступало затишье. Ведь всё озорство шло от мальчиков. Девочки организовали хор. Каждую большую перемену пели песни тех лет. Затейником была Анна Меньшикова, дочь Анисьи Родионовны. Нюра с несколькими подружками, садились на скамейки в коридоре и начинали петь песни. Остальные девочки выходили из классов и присоединялись к ним. Получился неофициальный школьный хор. Уроки пения вышли из комнат классов. Пели они для души, для себя.
   В седьмом классе много было учеников с Большой Сюрвы. Среди них была Галя Сабашникова, Ана Деменева, Зоя Черемных, Гена Деменев, Алексей Нечаев, Надя Черных, Попова Руфина и Лёва Гачегов. Из деревень Малой Сюрвы были: Гриша Шилоносов, Виктор Кузнецов, Василий Гилёв. Ваня Андронов, Русинова Октябрина, Шалагина Клава, Боря Деменев и Коля Деменев из деревни Жданово. Василий Гилёв и Коля Деменев были закадычными друзьями и пижонами. Они на двоих носили одну ручку и одну тетрадку. Их учёба мало интересовала. Учились они на двойки. Коля Деменев был весёлым парнем. Напевал весёлые частушки: я на чижика, на рыжика похож. А иногда подходил к девушкам и напевал: или я в масштабах ваших не достаточно красив. После окончания школы у него был роман с Марией Малаховой из деревни Жданово. Мне трудно судить, что у них произошло. Маруся уже работала почтальоном. Я лично её видел дня за два до трагедии. Мы летом ехали с Виктором Калиничевым домой. На Ждановских полях встретили Марусю Малахову. Она в это время разносила почту. Виктор ей задал шутливый провакационный вопрос. Она его отругала и уехала. Коля Деменев к этой поре перестал обращать на неё внимание. Вскоре она отравилась эсенцией. По рассказам очевидцев, она сильно умоляла, чтобы её спасли. Спасать было поздно. Так умерла молодая девица.
   В пятом классе был организован кружок ДОСААФ. В него записались почти все мальчишки нашего класса. Даже записалась Зоя Деменева. Руководил кружком Гусельников Фёдор Степанович. На первых порах в классе изучили мелкокалиберную винтовку. Осенью и ранней весной, как стает снег, мы ходили на лужайку за магазином, стрелять по мишеням. Противоположный берег речки был высоким и почти обрывистым, что соответствовало безопасности. Мы брали с собой новые мишени и стреляли по мишеням. Отверстия обозначали карандашом. Фёдор Степанович выдавал нам по три патрона. Патроны он покупал на наши взносы. Иногда мы его упрашивали,  и он давал нам всем повторить. За время занятий мы все научились хорошо стрелять. Это очень пригодилось в армии.
   Осенью всей школой ходили копать картошку в местном колхозе. Занятие было не из лёгких. Ведь после школы ходили домой, и помогали дома копать картошку. Однажды всей школой ходили дёргать лён на поле возле деревни Володино. Колхоз выделил мясо баранины, и обед нам приготовила мать Зои Деменевой. Обедали тоже в её доме. Она в русской печи так классно и вкусно отварила щи с мясом баранины, что я до сих пор помню этот вкус. В тарелках было болше мяса, чем щей. Наелись от души. Лён, вообще, красивое расстение. Я иногда покупаю в аптеке семена и сею около забора. Его любят и пчёлы.
   В шестом классе училась худенькая и неприметная девушка Зина Пермитина, родом из деревни Подволошино. Они вместе с Надей Черных ходили в школу . Зина в школе была скромная и малозаметная. Зина пришла в Тимшатскую школу из Рождественской средней школы. Она там училась со второго по четвёртый класс В первом классе училась в Косотурово и жила на квартире у Марии Гавриловны. Мать Зинаиды, Фёкла была трактористкой и работала на колёсном тракторе ХТЗ. Жили бедно и скота не держали. У механизаторов, особенно женьщин, летом не было свободного времени, чтобы содержать скот. Конюшни тоже не было. После окончания семи классов, Зина год отработала на Басковской ферме. Мать Зинаиды Фёкла, не хотела, чтобы дочь оставалась работать в колхозе и в 1960 году отправила её жить в Пермь к родственникам. В Перми замуж вышла от безысходности. По дороге в Пермь у неё похитили деньги на обратную дорогу и все документы. Родственники посоветовали выйти замуж. На примете у них был жених. Она вышла замуж и вместе с мужем сделали все документы. В последнее время мы частенько с ней общаемся по телефону. Мать Зинаиды, Пермитина Фёкла, была шутливая и весёлая женьщина. Без неё односельчанам было скучно работать.
    Алексей Гачегов в шестой класс ходил без особого желания и доучивался до конца учебного года. Иногда он дома жаловался на здоровье, а родители делали поблажку и разрешали остаться дома. После шестого класса в школу ходить не стал. В нашей школе учились сёстры Шалагины. Мария Шалагина училась в пятом классе, а её сестра Дуся Шалагина в шестом классе. Их родители работали в лесоучастке и одевали их хорошо. На них всегда были одинаковые платья. В те времена на лесозаготовках очень хорошо платили. Сёстры Шалагины всегда ходили чистенькие и опрятно одетые.
   В шестом классе учился Долинин Виктор Павлович. Отец у него Долинин Павел Поликарпович по образованию был учителем. В данное время работал секретарём в сельском совете. Виктор был скромным и воспитанным учеником. Всегда был опрятно одет. Учился Виктор хорошо. С нами тоже нормально общался. В школу они ходили вместе с Колей Деменевым. На перемене часто были вместе. Их в школе называли Шима да Федора в честь бабушек, которые жили вверху, на левой стороне деревни. Про бабушек была сложена частушка: Шима да Федора сидели у забора, обе без зубов, говорили про любовь. Долинин Виктор окончил среднюю школу и окончил педагогический институт. Работал директором школы в Перми. О нём были хорошие отзывы. В 90-е годы приехал в Рождественск. Потом уехал в неизвестном направлении и потерялся. До сих пор он не найден.
   Зимой в Тишатскую школу ходили на лыжах. От Гришатских полей ходили через лес. Лес был длиной около километра. При выходе из леса было поле с крутым и длинным спуском к деревне. С полей было видно левобережную часть деревни. Левый берег был высокий. По деревне от магазина до речки проходила улица и дорога через речку. Моста там никогда не было, был гальник и ездили на лошадях. Далее дорога после речки круто вела в гору. Слева на горе от дороги было сельское отделение почты. Справа от дороги был домик для учителей. Далее справа был дом Меньщиковой Анисьи Родионовны. С полей был прекрасно виден дом учителей. Когда учителя были дома, всегда была открыта дверь в сенках. По открытой двери мы ориентировались, что в школу не опоздали. Наручных часов у нас не было. У Анисьи Родионовны были три дочери. Старшая Шура уже школу окончила. Средняя дочь Нюра училась в седьмом классе. Младшая дочь Юля училась в четвёртом классе. Анисья Родионовна во время войны работала конюхом. В данное время работала в клубе техничкой. Анисья была весёлая и шутливая женьщина и ей работа в клубе была в удовольствие.
   После изготовления детекторного приёмника, нашлись единомышленники. Виктор Гачегов хотел что-то сделать, но дальше желания ничего не вышло. Ильиных Володя тоже был сторонником. Самым надёжным единомышленником оказался Шурик Ужегов. Он был глуховат и разговаривал тихо и спокойно. Кричать и дурачиться он не умел. Все его манеры походили на интеллигента. Подружились мы с ним надолго. Я часто бывал у него дома. Приёмника у них не было. Для начала он насобирал где-то деталей и собрал приёмник. Далее мы вместе с ним совершенствовались.
    Николай Семёнович из нашей деревни купил батарейный радиоприёмник " Родина ". В то время это был самый дорогой приёмник. Иван Якимов купил радиоприёмник " Новь ". Это был самый дешёвый приёмник. Через года три он купит " Воронеж ", а этот продаст нам. " Воронеж " был средним приёмником. Сосед Черных Семён купил тоже " Родину ". Больше приёмников в ближайшее время в деревне не было. В Косотурово у Виктора Гачегова родственник тоже купил радиоприёмник " Родина ". Шнур питания был не достаточно длинным. Для приёмников делали полочки. Батареи питания были громозкими и ставили их на лавки. Родственник Виктора Гачегова обрезал шнур питания и решил его наставить. В шнуре проходило четыре провода с двумя разными полюсами. В результате он не мог угадать полюса и приёмник испортил. В Тимшатском клубе тоже купили приёмник " Родина " . Анисья Родионовна демонстративно при нас настраивала приёмник на радиоволну и делала вид, что она тоже радиолюбитель. Вот чем окончилось моё изготовление приёмника. Прокатилась целая волна радиофикации. Соседи ходили друг к другу послушать радио. Очень любили слушать концерт по заявкам радиослушателей. В то время были популярны сёсрты Фёдоровы. На много лет позже они куда-то исчезли. Говорили, что погибли при авиакатастрофе.
   Уроки истории вела директор школы Попова Мария Кузьмовна. Она умудрялась излагать материал по книге. Рассказывала и в небольших паузах заглядывала в книгу. У неё это классно получалось. Иногда задавала на дом писать конспекты. Конспекты она не уносила с собой для проверки, а заставляла читать с места и ставила отметки. Этим самым выигрывала дома время. У директора кроме уроков хватало школьных забот. Однажды она попросила меня прочитать конспект. Я накануне с ребятами прокатался на лыжах, и конспект забыл написать. На уроках я всегда внимательно слушал и учебники почти не читал. Двойку получать не хотелось. Я  открыл тетрадку и сделал противоположное, начал читать почему-то по чистой странице, видимо чтобы не спутаться. Также перелистывал страницы. Меня разнесло не на конспект, а на весь материал. Рядом сидящие ученики и сидящие сзади, а я уже к тому времени сидел на втором ряду и на второй парте, заметили неладное, набрались терпения и ждали финала моего спектакля. Выслушав мой конспект, Мария Кузьмовна поставила мне пятёрку. После всего поизошедшего, ученики нашего класса научились писать конспекты.
   Позднее, когда я учился в седьмом классе, Мария Кузьмовна приходила на уроки под хмельком и немного дремала. Ситуация немного изменилась. Она стала засыпать на время всего ответа. Когда ученик заканчивал отвечать, она просыпалась и всегда ставила пятёрку. Мария Кузьмовна не могла забыть утрату мужа. Замуж она больше не вышла.
  Учебный 1955-1956 год подходил к концу. Класс успешно сдал экзамены. Тогда сдавали экзамены с четвёртого по седьмой класс. Только в следущем учебном году отменили экзамены во всех классах. Оставили экзамен только в седьмом классе. Весь наш класс перевели в шестой класс. Летом Минина Ираида Сергеевна вышла замуж за Меньщикова Ивана Андреевича, сына Андрея Петровича и стала Меньшиковой. Деменева Анастасия Степановна вышла замуж за Якимова Ивана Андреевича, Тимшатского киномеханика и стала Якимовой. Летом моего брата Егора проводили в армию. Вася Высотин съездил в Москву на приём к Ворошилову. Ворошилов его принял. Он сильно заикался и рос без родителей. Видимо просил Ворошилава о помощи. Ворошилов дал кое-какие ему рекомендации. Иван Деменев в школу ходить больше не стал. На этом его учёба закончилась. У Ивана был хороший ранец и моя мать сходила к Ивану и купила для меня его ранец. Я его носил до конца седьмого класса.
   В шестом классе произошли небольшие изменения. Тунёва Таисья Фёдоровна уехала работать в Нердву. На её место пришла работать Деменева Лидия Киприяновна, родом из Рождественска. Лицо Лидии Киприяновны возле рта имело шрамы. Она попала в аварию на Петрятской горе. Ехала на машине и машина перевернулась. Петрятская гора была самая крутая и там в сырую погоду всегда буксовали машины. Иногда дежурил гусеничный трактор. При аварии Лидию Киприяновну нашли мёртвой. На третий день близкие пришли и простились с ней. Когда стали гроб выносить на улицу, родные и близкие громко заплакали. Услышав рёв, Лидия Киприяновна встала из гроба. До аварии Лидия была отменная красавица. Ну а далее видимо больница и опереция. Пластических хирургов в районе не было.
   Нам сразу понравилась новая учительница. На уроках литературы всегда нам читала произведения и после прочитанного, мы лучше писали сочинения. Она умело характеризовала каждого героя. Делилась с нами жизненым опытом. Могла говорить на любую тему. Иногда во время уроков, когда оставалось свободное время, читала нам художественные книги. Она очень любила читать и любила свою профессию. В седьмом классе нас хорошо подготовила к зкзаменам. На уроках русского языка доходчиво нам всё объясняла и главное не ставила единицы и двойки. В журнале ставила точку и велела подготовиться к уроку, чтобы исправить ситуацию. Учила, как готовить уроки по русскому языку. Советовала раньше ложиться спать, а утром повторять. Считала, что вечером  каждый час до 12-ти равен двум часам. Получалось, если лечь спать в 9 часов, то к 12-ти мы как-будто проспали шесть часов.
   Сменилась и техничка в школе. Из деревни Пашня пришла к нам работать молодая девушка Деменева Анна Фёдоровна. Мы её звала Аннушка. Аннушка меня знала совсем маленьким. Она жила в нашей деревне до двеннадцати лет, а потом вместе с матерью уехали на Пашню. Мне тогда было года четыре и я её не помнил. Теперь это деревня Фролово. Аннушка прекрасно пела. На большой перемене она снова организовала хор. Голос у Аннушки был приятный и бархатный. Она пела в сельском хоре от клуба и ездили выступать в другие клубы. Заведующий Тимшатским клубом Иван Меньщиков был в хоре запевалой. Репертуар у Ивана был из патриотических песен. Анна Фёдоровна пела с детства. На работе тоже всегда пела. Живёт Анна в Перми. У неё и сейчас прекрасный голос и разговаривает, как молоденькая девушка. Пришла работать в школу вместе с Аннушкой молодая девушка, Высотина  Клавдия Кондратьевна,  родом из деревни Подволошино. Клава была весёлая и общительная и составила компанию Анне Фёдоровне. Проработала Клава в школе не долго. Вскоре уехала в Кизел и там вышла замуж за Демидова Михаила.
   Учителем по труду был Фёдор Степанович. Преподавал столярное дело. Когда учителя разъехались и домик учителей освободился, он там оборудовал верстак. На уроки труда ходили девочки мальчики. Первое время мы знакомились со столярным инструментом. Учились строгать и фуговать. Лобзиком выпиливали изделия из фанеры. Научил, как правильно затачивать лезвия рубанка и фуганка. Потом сами научились делать рубанки. Я принёс из дома заговку на рубанок и там обработал её с наружи. Дома я выдолбил гнездо для лезвия и у меня получился свой рубанок. Отчим Макар Федотович меня похвалил. Дома я часто пользовался рубанком и приобрёл небольшие навыки в работе.
   Учёба в шестом классе подходила к концу. Закончился учебный год успешно. Все перешли в седьмой класс. Начался новый 1957- 1958 учебный год, год выпускных экзаменов. В пятый класс пришёл Боря Деменев, брат Зои Деменевой. В школе с Борей мы сразу подружились. Вместе ездили на соревнования по лыжам. Боря рос коренастым, и открытым для общения. Ещё в пятый клас пришёл из Гавятской школы Лёнька Деменев. Теперь он был Толька Деменев. Его мать переделала свидетельство о рождении. Отчество стало Семёнович. Мы это новшество восприняли отрицательно. Старались с ним не общаться. Вёл он себя высокомерно. Часто обижал девочек и учительницу Нину Ивановну. У Ираиды Сергеевны родилась дочь Светлана. У матери мужа Ираиды Сергеевны, Меньшиковой Ольги, родилась дочь Вера. В школе не стал учиться Вася Высотин.
   Анастасия Степановна регулярно проводила классные собрания, начиная с пятого класса. В дневиках отмечала поведение за неделю и расписывалась. В седьмом классе рекомендовала ученикам продолжать учёбу. Ближе к весне рекомендованых оказалось трое. Это Иван Меньшиков, Виктор Гачегов и я. Зое Деменевой предлагала на выбор, либо техникум, или дальнейшую учёбу в школе. Мы все после седьмого класса могли поступить в училище или в техникум. Поступить в техникум я не мечтал. Не позволяло семейное положение, и выбрал школу. Родительские собрания я не помню, чтобы проводились. Учителя сами беседовали с родителями. Вызывать родителей через учеников, учителям не приходилось. За плохое поведение из школы никто не был исключён. Анастасия Степановна уделяла много времени в нашем воспитании. Она никогда нас не ругала, а очень вежливо разъясняла любую ситуацию. Была настоящим Макаренко. Огромное ей спасибо от всего класса!
   Летом 1957 года в Москве прошёл всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Были сняты фильмы о фестивале. Мы ходили в сельский клуб на детские сеансы и смотрели фильмы о фестивале. У каждого фильма был киножурнал, и показывали новости вместо телевизора. В стране стали появляться телевизоры. Первые телевизоры были марки КВН-49. Перед телевизором устанавливалась стеклянная колба по форме кинескопа и заполнялась чистой дистиллированной водой для увеличения изображения. В Перми появился первый телецентр. В ту пору были уже телевизоры без колбы и разных размеров кинескопа. В своё время оператором на телецентре работал и показывал картинку наш Карагайский земляк, Кожевников Валерий Кузмич. Кожевников окончил техникум радиомастеров и Ленинградский институт. Его дипломная работа была о Пермском телецентре. Окончил институт с отличием и сразу был принят на телецентр. Мы втречаемся с ним и обсуждаем развития радиоэлектроники. Теперь Валерий живёт в селе Никольском и занимается ремонтом телевизоров, мониторов и спутниковых приёмников. Валерий довольно молодой, ему лет 45. Валерий приезжает в Пермь в мастерские по ремонту телевизоров и забирает аппаратуру, которую они не смогли отремонтировать. После ремонта увозит им обратно. В Карагае он делает тоже самое. Зачастую выезжает на дом. Валерий очень порядочный парень и чистой души человек. Он часто навещает меня. О себе старается не рассказывать.
   Осенью 1957 года произошло ещё очень знаменательное событие на весь мир. В Светском Союзе, первыми в мире, был запущен искусственный спутник Земли. В школе учителя нас инфрмировали и восхищались вместе с нами. Вся страна ликовала. Дома в семьях тоже были одни разговоры о спутнике. Газеты пестрили заголовками о запуске спутника. Я дома на детекторном приёмнике ловил сигналы спутника. В газетах рисовали траектории полёта спутника. Вечерами мы наблюдали на небе за полётом спутника. Через некоторе время Советский Союз запустил спутник с собаками на борту, Белкой и Стрелкой. Восторгов было не меньше.
   Вернёмся к учёбе. Преподаватели остались прежние. Уроки проходили в обычном для нас режиме. Только на уроках математики ученики приносили интересные книги и хвастались Ираиде Сергеевне. Ираида Сергеевна любила с выражением читать книги вслух. Уроки вела грамотно и рационально, оставалось, пол-урока свободного времени. Она спрашивала у нас книги и читала нам. Нам это нравилось, и мы были довольны такой учёбой, как детям в детском садике. Ведь в детские садики никто из нас не ходил, и мы были не долюблены детским садиком. Для начала прочитала книгу  "Витя Малеев в школе и дома ". В классе был один Витя Гачегов, и мы все имели ввиду его, и что книга о нём. В книге у Вити Малеева был друг, собака по кличке  «Лобзик " Многие, у кого были щенки, называли шенков Лобзиком. Кто-то из учеников пошёл ещё дальше и принёс сборник  " 1001 и одна ночь объёмом около 1000 страниц ". Книга была прочитана, и мы привыкли к такой учёбе. Я был обеспокоен тем, что как мы сдадим экзамен. Ираида Сергеевна пообещала на экзаменах нам подсказать.
   Учебный год подходил к концу. После уроков мы оставались на консультации. На уроках повторяли пройденный материал. Решили все экзамены прошлых лет. Решали крнтрольные работы. Выводились оценки за четверть и весь учебный год. К экзаменам все были допущены. Велась активная подготовка к экзаменам. После уроков продолжали ходить на консультации. Ираида Сергеевна находила провакационные билеты и сложные формулы. Мы всё это записывали в тетрадку. Накануне экзаменов по совету Лидии Киприяновны ложились спать раньше. Вроде успех был гарантирован.
   Наступил день письменых экзаменов по алгебре. С района приехали незнакомые учителям инспекторы. Материалы экзаменов были опечатаны в конвертах. Вскрывать разрешалось за час до экзаменов. Ираида Сергеевна средка выходила к нам мрачная, и говорила, что всё ещё не вскрывали конверт. Комисиия была намерена проверить и учителей. По их мнению, грамотный учитель должен был решить материал экзамена за 30 минут. Наконец-то вскрыли конверт. Мы были в коридоре и ждали. Начало экзамена затянулось. Нас это стало настораживать. Ираида Сергеевна с большим трудом решила экзамен. Весть нас не обрадовала. Потом нас пригласили в класс. На экзамен отводилось часа два. Время вроде  достаточное. Школьная прграмма была оставлена старая, а экзамен проходил по новой прграмме. Во всех школах прграмма была новая, кроме нашей. В районо видимо знали об этом и поэтому послали строгих и грамотных инспекторов. В учебниках это материал был. Но где-то был изъян. Мы сиделили и решали задачу около двух часов. Ираиде Сергеевне не было шансов подойти хоть к одному из нас. Мы бы тогда по цепочке своими методами помогли другим. На два вопроса я написал впервые минуты. Всё решал третий вопрос - это задача . Если задачу решил, два остальных неверно, то тройка была обеспечена. В голову приходили разные мысли и варианты решения. На последних минутах решил последний из моих вариантов и переписал «начистовую», едва успев проверить. После экзаменов состоялся педсовет во главе комиссии. После педсовета нам зачитали результаты экзаменов. Сдали экзамен Виктор Гачегов, Иван Меньщиков и я. Остальные остались на осень. Мне больше всего было жаль Зою Деменеву. Она же училась успешно. Зоя была старательная девочка и могла успешно сдать осенью. Но я с тех пор её больше не видел и не знал, как она сдала экзамен. Вины Ираиды Сергевны не было. Она была грамотный учитель и позднее учила в Менделеевской средней школе и была заслуженным учителем.
   Учебный год закончился. Хочется поблагодарить всех учителей Тимшатской семилетней школы. Расставаясь, хочу кратко рассказать о дальнейшей судьбе учителей и некоторых школьников.
   Якимова Анастасия Степановна в данное время живёт в посёлке Оверята. Чечкина Ольга Семёновна живёт в Карагае. Лидия Киприяновна вышла замуж за Василия Гилёва, и в данное время её нет в живых. Чирухина Нина Ивановна перешла работать на Шумиху директором школы и тоже нет в живых. Ираида Сергеевна перехала в Менделеево и 8 мая 1917 года похоронили. Марии Кузьмовны нет в живых. Фёдора Степановича нет в живых. Вечная память ушедшим учителям. Светлые были люди.
   Из учеников Виктор Гачегов уехал к отцу в Златоуст. Окончил техникум и работал токарем на военном заводе. В данное время нет в живых. Юрий Иванович уехал в Курган и в 2015 году случился сердечный приступ и умер. Иван Андронов в 80-х гдах жил в Менделеево. После уехал в село Козьмодемьянское и там вскоре умер. Зоя Деменева жила в Перми и попала пд трамвай и осталась калекой. Лет десять назад умерла. Её брат Боря живёт в деревне Володино среди зарослей. Все деревни не жилые и заросли лесом. Погибла вся Сюрвинская " малая цивилизация". Боря упорно не покидает свой родительский дом. Боря был женат на молодой Тимшатской учительнице. Работал в колхозе шофёром. Поздно вечером сбил пьяного человека и был осуждён. Жена его ждать не стала и уехала домой. После заключения работал на Кразе. Потом уехал в родную деревню и снова женился. Взял жену с ребёнком. Однажды Боря пошёл на охоту с Мишей Гачеговым, и убили лося. За незаконный отстрел снова попал в заключение. Боря взял всю вину на себя. Пока отбывал срок, гражданская жена пила и нагуляла ребёнка. Однажды оставмв детей дома, она вернулась домой пьяная. Ключи из кармана достать не могла и замёрзла на крыльце.  Боря вернулся из заключения и с тех пор живёт один.
   У Ивана Меньшикова мать имела семилетнее образование. Отец у неё был Фёдор Петрович. Работал ветеринаром. Он часто приезжал к нам в деревню. Фёдор Петрович был братом Андрею Петровичу. Фёкла работала кладовщиком. Жила Фёкла против Анастасии Степановны.  У Фёклы своей бани не было и Анастасия Степановна частенько мыла в бане маленького Ивана, а позже и его брата Петю. Фёкла была бойкая женьщина. Мужа у неё не было. Они дружила с Анастасией Степановной. Иван был заботливым мальчиком и помогал матери по дому. Фёкла была очень довольна Иваном и не хотела отпускать Ивана из дома. У Фёклы было пятеро детей. Последняя дочь была от председателя объединённого колхоза Большевик, Галямина Василия Андриановича. У Ивана отец был Пермитин Игнат от Исаковых. Пермитин Игнат в своё время работал секретарём Тиматского сельсовета. У Пети был отец Терёхин Иван, муж Ольги Семёновны. Пётр Иванович часто бывает у Ольги Семёновны. Его сестра живёт в одном пятиэтажном доме с Ольгой Семёновной.
    Иван  Меньшиков учился в Рождественской средней школе вместе со мной в одном классе. После окончания школы поступил в институт. На стипендию жить было трудно.  Он оставил институт, и поступил в училище на токаря. После окончания училища работал в Перми  на военном заводе токарем. Потом призвали в Армию, и служил в ракетных войсках в Воронеже. После службы в армии, приехал в Пермь на свой завод. Потом с другом уехали в Харьков на турбинный завод и там женился. Матери выслал фотографию жены, и мать не захотела, чтоб он с ней жил. Иван много лет не приезжал домой. После с женой развелись. Остался взрослый сын. Однажды пришёл навестить сына, а у жены другой муж. Иван приехал домой и устроился в колхозе токарем. Из Ивана получился классный токарь - универсал. На выходные приходил домой в Тимшата. Мать Фёкла жила во Фролах. Иван стал часто выпивать. Стал гнать самогон. Однажды пришёл домой сильно пьяный и затопил железную печь. Печь стояла очень близко возле кровати. Ночью дом загорелся, и Иван сгорел вместе с домом. На кровати нашли только косточки. Мать собрала косточки, и похоронили Ивана на Рождественском кладбище.
   Пётр Иванович окончил техникум. Какое-то время работал на Пермской ГРЭС. После приехал во Фролово и устроился директором Фроловского дома культуры. Проработал несколько лет. Руководил хором ветеранов. Играл на гармошке. Старался научиться играть, как играл мой брат Степан, не смог. Потерял слух и уволился. Сейчас он на пенсии и живёт в деревне Фролово. Пётр с женой вырастили шесть сыновей. Пётр всё время выводил сыновей на зарядку. Вели здоровый образ жизни. Пять сыновей стали военными. Лет пять назад умерла жена. Пётр чтит память о жене и не женился. Многие женщины предлагали ему руку и сердце, но он отказался.
   Многие ученики по окончанию нашей школы разъехались по разным уголкам нашей необъятной страны. С некоторыми созваниваемся по телефону и общаемся в соцсетях. При написании этой рукописи  со многими вспоминали наши очень трудные послевоенные школьные годы. Хочется поблагодарить Черных Надежду Николаевну и Пермитину Зинаиду Ивановну, а также нашего классного руководителя и воспитателя, Якимову Анастасию Степановну за предоставленные сведения о себе.

   Хочется поблагодарить весь коллектив школы, в том числе учеников, за совместную учёбу и дружбу в нашем коллективе.
                                                                                                                      
Часть шестая
Рождественск и рождественская средняя школа
Лето после семилетки

   Прозвенел последний звонок в нашей школе. Все мы радостно разошлись по домам. Нам, выпускникам седьмого класса, предстояло продолжить учёбу в рождественской средней школе. Летом каждый из нас решил поработать в колхозе. Косотуровские ученики обычно работали в бригаде. Поработать на тракторе прицепщиком они не стремились. Я решил пойти работать прицепщиком к своему трактористу Югову Николаю. Иван Деменев несколько лет работает со своим братом Фёдором. Иван хорошо освоил трактор, и Федор разрешал ему проехать на тракторе круг-другой во время вспашки поля. Особенно Иван любил ездить при транспортировке на другое поле. Обычно мы работали прицепщиками уже после посевной. Иван уже в школе не учился и познал все азы посевной. Прицепщики во время посевной были сеяльщиками. Мне после учёбы в шестом классе тоже пришлось быть сеяльщиком. Помню, весна была дождливая и посевная немного затянулась. Чуть пройдёт дождик, сошники у сеялки забивает, и зерно не поступает в землю.
   Лето после семилетки проработал прицепщиком. В свободное время от работы заготовлял дуб-корьё с  ивы. Весной, когда ходили в школу через лес, я приметил в лесу много крупного ивняка. Кора на ивах была очень толстая,  и мне не составляло большого труда заготовлять каждый раз более ста килограммов сырья. Деревья были очень высокие. На высоте груди делались круговые засечки, и лентами корьё отдиралось доверху. Нижняя часть отдиралась до земли. Оставалось связать корьё в пучки. Длина пучка равнялась нижней части коры и составляла один метр. Иначе могли не принять на приёмном пункте. Все эти операции делались в один день, пока кора сырая и легко принимает нужную форму. Вечером пучки снашивались в одно место, и выставлялось на временное хранение, пока не наберётся воз. За это время корьё подсыхало в пучках. Технологию заготовки не разглашали заготовителям, иначе они делали большую скидку.
   Когда скапливалось достаточное количество сырья, мы с моей мамой запрягали лошадь и вывозили корьё домой. Дома выставляли пучки на завалинку под навес, пока сырьё  окончательно не высохнет. Когда кора начинает ломаться в руках, корьё можно было сдавать. Приёмная цена дуб-корья была очень высокая и составляла один рубль за килограмм. За один день можно было заработать более ста рублей. За месяц можно было обеспечить семью на год. Конкурентов среди деревенских жителей не было. Днём все были на колхозной работе. Сдавали корьё заготовителям на дому. Заготовительные ларьки в Обвинске и Рождественске были переполнены и они старались привлекать к этой работе желающих, у которых были хорошие дворы.
   С нашей деревни корьё возили в деревню Жданово, что составляло половину пути до Рождественска. Мои сверстники тоже занимались заготовкой сырья. У них были свои места. Мы с ребятишками леса знали лучше взрослых. Которые не учились в школе и деньги зарабатывали на велосипед и ездили на нём на работу. Школьники зарабатывали, чтобы купить что-то к школе. Я старался заработать на одежду, обувь и учебники для учёбы в Рождественской средней школе. Там меня ждали новые испытания на самостоятельность.
   Лето отработал на тракторе прицепщиком с Николаем Юговым. Николай был фронтовик и фронтовой коммунист сталинской закалки. Он личным примером показывал, как надо работать и одновременно учил трактористов. Прицепщикам зарплату платил колхоз и обычно начисляли в конце года. Надеяться на зарплату прицепщика не приходилось. За лето я смог обеспечить себя заработком и достойно продолжить учёбу.

 Дорога в Рождественск
   Настал долгожданный день 1-е сенября. В школу в село Рождественское ходили по основной дороге через Басковскую ферму. Из деревни Басково с нами ходили Алексей Нечаев и Геннадий Деменев. Далее основная дорога вела через деревню Косотурово. Минуя повороты дорога вела на Ждановские поля. Продвигаясь по дороге с небольшим спуском, подходим к речке Малая Сюрва. Слева осталась деревня Жданово, раскинувшаяся по оба берега реки Малая Сюрва. Двигаясь по дороге, подходим к деревне Кочнёво, дома стоят по обе стороны реки Малая Сюрва. Деревня была небольшая. Правобережная часть деревни в скором времени опустела и дома разрушились. Далее после крутого и небольшого подъёма дорога ведёт через небольшое поле и приводит к горе с крутым спуском в урочище Тильканиха. Урочище представляло собой довольно широкий лог с небольшим полем.  Справа, осталась деревня Беловята. Далее на обочине вдоль дороги лежат кучи гравия, привезённые до войны на лошадях из реки Обва. Здесь начинали строить гравийную дорогу из Рождественска на Обвинск. Помешала война. После войны строить стало некому.
   Далее дорога ведёт к крутому и длинному подъёму. Здесь всегда лошадей водили в поводу, когда ехали обратно. После не большого перелеска выходим на Рождественские поля. Поле довольно длинное и занимает около часа ходьбы. Дойдя до половины поля, начинают появляться очертания красивейшей реки Обва. В ясную погоду, видя такой пейзаж, возникает воодушевление и хочется петь. Справа осталась деревня Волгино и деревня Вдовино. Обе деревни соединились в одну деревню. Выше деревни Волгино остался знаменитый камень, описанный археологами. Теперь камень зарос лесом, и местные жители его не могут найти. В 50-х годах прошлого столетия о нём тогда многие знали и даже видали. Наши одноклассник из Рождественской школы туда ходили.
   Дорога подходит к Нердвинскому тракту, ведущему из посёлка Менделеево через районный центр село Карагай. Выходим на тракт и поворачиваем налево. Справа остался левый берег реки Обва с красивым Постаноговским угором, Рождественским и Филипповским городищами. Рождественское городище находится ближе к деревне Вдовино. Городище обнесено высоким земляным валом с частоколом из брёвен высотой 5-7 метров с трёх сторон и примыкает к крутому берегу реки Обва.  Среди городища находится пещера в виде крутого оврага и выходит к берегу. Здесь в средние века (7-15) вв. был город Афкула и целое мусульманское государство Вису со столицей этого города. С запада город защищал Шиловский лог, он был искусственно подрезан и хорошо укреплён. Мусульманское государство занимало территорию от теперешнего города Кунгур по Сивинский район. На территории Рождественского городища жили финно-угорские племена (предки марийцев, Коми, болгар, удмуртов).
   Население в основном занималось различными ремёслами;  гончарное, металлургическое, ювелирное. Мастерские находились прямо в домах. Развиты были и торговые отношения. Сюда приезжали купцы за пушниной. Особенно ценились шкурки соболя. Они были высокого качества. Жители городища ездили по торговым делам в разные страны, они продавали меха , закупали слоновую кость, ювелирные украшения, шелка. Одежду из шёлка носили даже бедные слои населения. Центром духовной культуры была мечеть.
   Филипповское городище 98-10 ВВ) находится за Шиловским логом внизу крутого угора около деревни Филиппово. Теперь этой деревни нет. Совсем недавно здесь был коровник. Коровника тоже нет. В этой деревне родилась моя бабушка по отцовской линии и отсюда вышла замуж за  моего деда в деревню Косотурово. При раскопках на Филипповском и Рождественском городищах были наидены предметы средневековья и сданы в Карагайский краеведческий музей. Филипповское городище окружали высокие валы с земляными башенками. С площадки просматривается вся река в обе стороны и Рождественское городище. Также это обладает высокими акустическими свойствами.
   Рядом с городищами со стороны села Рождественск находится могильник (8-15 века).  Рядом с могильником за Постаноговским логом находится деревня Постаногово, известная в 17 веке как Сыкыскар. По другим источникам деревня образовалась из починка в начале 19 -го века в деревню.  Деревню назвали в честь Постаноговых, которые переехали с Осетровской стороны. Мне об этом рассказал Юрий Постанногов, житель села Карагай. Его дед первым переехал в деревню Постаногово.  Дед и его сын Иван были долгожителями и прожили более 90 лет. Позже сын Иван переехал в село Рождественск.
   Покидаем исторические и археологические памятники  и двигаемся в сторону села Рождественского. Гравийная дорога ведёт нас по небольшому уклону к селу Рождесвенск. Гравийное покрытие  50-х годов ещё много лет оставалось гравийным, пока в конце прошлого века не положили асфальт. В то время строили дорогу на Нердву  и дорогу проложили в объезд села. Ранее дорога шла через село.  По ней и будем мы двигаться. До села остаётся полтора километра. На подходе к селу были деревянные ворота. Ворота в основном были закрыты. На воротах стояли мальчишки и им давали мелкие деньги за проезд. С пешеходов деньги не брали. По тракту в то время проезжало много машин, и они не были исключением.
                                                 
Село  Рождественское
  Проходим ворота. Слева стояло несколько домов. Не доходя перекрёстка, в маленькой избушке жила старушка. У неё останавливались трактористы на время ремонта трактора в мастерских. Мне тоже приходилось там ночевать, будучи прицепщиком.  Вначале была старообрядческая церковь, или в народе её называли кержацкая. Во времена гонения на церковь получился раскол, и верующие старообрядцы с реки Керж двинулись на новые земли, дойдя до Рождественска.  В честь реки Керж они получили такое название.  Старобрядцев было много в Сибири. Их там называли двоеданами.
   Выходим на  перекрёстке на главную улицу Ленина, ведущую через всё село. Справа дорога уходит на станцию Григорьевская. Раньше здесь ходили машины до станции. Слева стоял двухэтажный дом. В нём жили учителя Рождественской школы. Идём далее по главной улице в сторону центра. В центре справа видим почтовое отделение связи.  Ранее здесь был коммутатор и на коммутаторе круглосуточно работали телефонистки. Они вручную соединяли запрашиваемое соединение. Теперь установлены автоматические коммутаторы и называется АТС. Монтёры связи в белых полушубках лазили по столбам и чинили порванные провода из 3-х миллиметровой медной проволоки. В то время медь не жалели. В этом же здании находится отделение связи. Ещё здесь находится сберкасса. До недавнего времени здесь находился местный радиоузел. Отсюда по проводам вещали радиопередачи на всю округу. Утрами вёл передачу директор Рождественской школы Третьяков Дмитрий Прохорович. На столбе висел 10-ти ватный " колокол" и радио было слышно на всё село.
  Слева находилось двухэтажное здание сельского совета. Здание перевезли после войны с Сюрвы из деревни Беловята на семи подводах. Рядом находился сельмаг. Здесь же в центре находился хозяйственный магазин. Далее на углу была контора правления колхоза Большевик. Ранее в этом здании была контора Рождественской МТС. После передачи МТС  колхозу контору из деревни Старково перевели в это здание. В старом здании поселился первый председатель колхоза Большевик  Голямин Василий Андрианович. Выше конторы был дом директора МТС. Когда бывший  директор и некоторые специалисты вернулись в Пермь, дом отдали директору Рождественской средней школы Третьякову Дмитрию Прохоровичу.
   Далее от конторы находилось каменное двухэтажное здание Рождественского государственного лесничества. В 18-19 веках в этом здании находилось управление графским строгановским имением. Дом считается историческим памятником. В середине 50-х годов на первом этаже была библиотека. Во время войны здесь был военный госпиталь. После госпиталя второй этаж отдали под лесничество. С  тыльной стороны была длинная деревянная лестница, ведущая на второй этаж. Здесь была квартира для уборщицы. Лесничим в ту пору был Меньшиков Василий Петрович, а жена Полина была помощником лесничего. На территории лесничества справа были конюшни, в которых содержали лошадей для лесничества. Здесь же находились сани для хозяйственных работ кошёвка. Лесничий выезжал на хорошо ухоженной лошади и красивой кошёвке по деревням своего лесничества. Также был приусадебный участок. Меньшиков жил в своём доме и участок отдавал уборщице. С левой стороны был погреб, которым тоже пользовались уборщицы. Здесь же был дровяник. Дрова и сено для лошадей заготовляли лесники. Уборщице приходилось кормить лошадей, топить печи и мыть полы в конторе. Вечерами сидеть у телефона во время пожароопасного периода.
   Далее находился продовольственный магазин и деревянный сарай базы Рождественского сельпо. Здесь находились киоски. В сельпо были свои машины и автолавка, на которых привозили товар из Менделеево или Верещагино. Машины были оборудованы брезентовыми пологами. Иногда машины привозили полные кузова водки. В магазине был большой выбор продуктов. Колбаса была всяких сортов. Болшой выбор варенья в пол-литровых банках, масло сливочное, топлёное, солёное. Водка и настойка всяких сортов. Всякие консервы и т.д. В сельпо была своя лошадь. На ней привозили хлеб из пекарни. Пекарня тоже была сельповская. Буханки пекли большие. В магазин хлеб привозили утром и продавали на развес. К буханке всегда были привески. Хлеб был вкусным, и порой пока идёшь до дому, съедаешь эти привески.
   Возвращаемся в центр села. С правой стороны находится площадь. На площади возле проезжей части установлен обелиск погибшим бойцам в марте 1919 года. В глубине площади, не далеко от края берега реки Обвы, стоит каменное здание  Христо-Рождественской церкви, построенной в 1855 году на месте сгоревшей деревянной церкви. Постройка деревянного здания церкви относится  к 1800-1804 г. на средства Лазоревых и Всеволожских. По рассказам старожилов каменная церковь строилась на известковом растворе. Известь выдерживали в известковой яме  сорок лет. К известковому раствору добавляли яичный белок. Яички приносили прихожане из расчёта одно яйцо на один кирпич.
   Церковь прекратила своё существование в 1939 году. В советские времена в церкви был клуб до 1988 года. С 1988 по 2006год церковь пустовала. За эти 20 с лишним лет церковь дала трещину. В 2006 году церковь начали восстанавливать. За два года был сделан купол и установлен крест. Иконы принесли прихожане. Некоторые иконы привезли из Перми. Кирпичное основание под крест разбирали в начале 50-х годов прошлого столетия.  Я помню, как дяденька сидел на кладке и разбирал кирпичи.  Когда уронили крест, я этого не видел. Я в то время жил в деревне и в селе был наездом. После разборки работник исчез навсегда и больше его никто не видел.
   Рядом с церковью с левой стороны в двухэтажном деревянном здании была Рождественская средняя школа. На берегу реки Обва за церковью был школьный спортзал. Правее был интернат. В школе был приусадебный участок и небольшой сад. В саду была посажена, редкая в то время, ирга. Был посажен и крыжовник, тоже редкий в те времена. У входа в школу была поставлена ёмкость  с водой для мытья обуви. Дежурные школьники проверяли обувь и с грязной обувью не пропускали в школу.
Вернёмся на главную улицу. Справа от дороги, против продмага была столовая. Хлеб в столовой в то время был бесплатный. Можно было взять стакан чая и перекусить. Большой выбор блюд и всё это стоило недорого. Кассы не было. Буфетчице заказывали блюда, а она давала бирки под номерами. С этими бирками переходили на раздачу и подавали в окошечко.  Повара выдавали блюда согласно бирке. С тыльной стороны столовой была контора сельпо. В начале 60-х заведующей была Шавшукова Клавдия Григорьевна.
   По левую сторону дороги, недалеко от магазина, была начальная школа. Далее был новый бревенчатый детский сад - ясли, построенный во времена МТС. По правую сторону дороги находится лог. У жителей на краю лога был посажен хмель, который всегда был в пыли. Улица являлась трактом и по ней всегда ходили машины и поднимали пыль. Недалеко от лога находилась участковая больница и аптека. В больнице были стационарные койки, для тяжелобольных. Заведовал больницей фельдшер Савелий Михайлович, который жил по левую сторону от дороги в двухэтажном доме.  В конце села по правую сторону от дороги был маслозавод. Здесь производили формовочное сливочное, солёное и топлёное масло, а также плавленый сыр. В самом конце села была нефтебаза. Сюда приезжали на лошадях и машинах из деревень за горюче-смазочными материалами.

 


  

                          
                            
                           
                    

 

 

Дата последнего обновления страницы 28.01.2021
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»