В центре

Вселенной

 

Пермитин А.В. Большая Сюрва ч.2

 

Пермитин А. В.
                         Краткий путеводитель по реке Большая Сюрва                               
   Первая половина нашего путешествия подошла к концу. Из Викулят кратко расскажу о Деменевой Анастасии Петровне, Деменевой Евдокии Ивановне, Черных Фёкле Петровне. Они будут участниками нашего путешествия. Вовсе не упомянул Корзнякова Ивана Степановича. Я ещё раз напоминаю, что не ставлю цель описать всех, кто жил в 50-е годы. Это мои достоверные воспоминания и моя точка зрения. Я рад, что многие интересуются о своих родных краях. Подробности узнаете в третьей завершающей части. Будет небольшой исторический сюрприз, который никто не знает. Во второй части постараюсь написать некоторые востребованные подробности о деревнях Басково, Подволошино.  Об Косотурово напишу позднее.
   У Деменевой Анастасии Петровны был сравнительно большой род. Брат Деменев Павел Петрович, были у него дети или нет, я не знаю. В ту пору он уже в деревне не жил. Брат Деменев Федот Петрович был женат на Деменевой Степаниде. Детей у них не было, да и жили они вместе мало. После коллективизации деревенские мужики укорили его в том, что он сдал в колхоз одну лошадь,  коровы то у него не было. Все деревенские сдали в колхоз всего скота. Сначала поссорились, а потом завязалась драка. После драки он пришёл домой и повесился. Старожилы рассказывали, как его обнаружили. Говорили, что сильно вытянулся,  и был околевший. Стёпа позднее вышла замуж за Михаила Савельевича, который жил у конного двора. У брата Анастасии Петровны Фёдора Петровича была жена Деменева Евдокия родом из деревни Фролово. У Фёдора и Евдокии дочь Деменева Анна Фёдоровна живёт в Перми. У Евдокии сын Александр, я его хорошо помню, мы его звали Шурка Дунин, болел эпилепсией. Из деревни они уехали, когда я был совсем маленький. Позднее Александр жил в городе и в зрелом возрасте лет сорока умер от эпилепсии. Сын Евдокии Иван пошёл по тонкому льду на пруду во Фролах и утонул. Дочь Евдокии Люба при моей памяти в Викулятах не жила или я её не запомнил, так как был маленький. У Любы дети: Сергей, Николай и дочь Вера Евгеньевна медицинский работник скорой помощи. Живёт в Перми. Деменев Фёдор Петрович в 41-м ушёл на фронт. Воевал под Москвой и погиб в 42-м году. Похоронен в Москве, на мемориальном кладбище. Дети его очень любили. Он был общительным и весёлым и играл на гармошке. Сестра Анастасии Петровны Деменева Анна Петровна вышла замуж в деревню Гришата. Отец Анны был против их брака. Муж Анны был очень сварливый, и они всё время ссорились. Последняя сестра Анастасии Петровны Деменева Мария Петровна жила на ст. Григорьевская и часто навещала Анастасию Петровну.
   Знакомимся ещё с одними жителями деревни Викулята. Дом между Аграфеной и Деменевой Аксиньей Савельевной после пожара и отъезда Аграфены в деревню Басково, остался пустой. Его потом купили Корзняков Иван с женой Корзняковой Марией Фёдоровной. До этого они жили в доме моей матери. Моя мать разрешапа им пожить в её доме. Иван был хороший плотник и ещё научился валять (катать, как тогда говорили ) валенки. У него была поговорка: «Ишь ты понимаешь». Его прозвали Иван Понимаешь.
   Рядом с домом Макара Федотовича жила Черных Фёкла Петровна. Её усадьба примыкала к конному двору, а с другой стороны к конному загону. Загон в деревне называли просто конская загородь. Через загон была дорога в деревню Тимшата. Проезд на лошадях был ниже конного двора. Мимо Фёклиного дома, через огород, была тропинка для пешеходов. По этой тропинке ходили все, даже из других деревень. Такой была пешеходная дорога на деревню Тимшата. У Фёклы было три сына. Старший сын Черных Семён Михайлович 1932 года рождения теперь живёт в Костроме. Средний сын Черных Иван Михайлович 1936 года рождения последние годы жил в Обвинске и там умер. Младший сын Черных Василий Михайлович 1939 года рождения жил во Фролах, а после смерти жены Гали уехал к дочери Марине в Чердынь, и там умер.
   Проходим по тропинке, через Фёклин огород. Метров в пятидесяти за огородом по тропинке была силосная яма со срубом внутри. Она была заброшена и в ней всё время была вода. Туда бросали котят. Чуть ниже метров  в тридцати, с тыльной стороны конного двора  рос огромный тополь. Около тополя ближе к конному двору был колодец. Вода была очень близко и её брали без ворота. Из колодца брали воду для лошадей. Хотя вода в колодце была очень доступна, лошади сами из него воду не пили. Рядом стояли колоды и в них наливали воду. Весной во время половодья в речке вода была мутная, тогда воду брали из этого колодца домой. Вода в колодце была грунтовая, и предпочитали брать из речки.
   Тропинка в Тимшата мимо силосной ямы продолжается небольшим спуском на лужайку. Здесь паслись кони, и мы весной с ребятами играли мячиком в лунки. Была такая игра, похожая на лапту и очень забавная. Она нам досталась от старшего поколения ребят. Здесь у нас была весенняя детская площадка. Позже начинались заботы по дому и мы не играли до следующей весны.
   Здесь по лужайке проходила тракторная дорога. По ней ездили и на конных повозках для сельхозработ. Слева крутой угор. На угоре были видны следы борозд и между ними лехи. Ранее до коллективизации угор пахался, хотя склон был крутой. Видимо пахали только под гору, а обратно поднимались холостым ходом. Поднимаемся по дороге под небольшим углом в сторону деревни выше Фёклиного огорода. Здесь проходит конская изгородь из жердей, оборудованная заворами, для проезда. Заворы состояли из двух столбов, выпилинными в них гнёздами для жердей. Жерди были гладко выстроганными. На гнёзда прибивалась доска. Далее дорога повернула в деревню вокруг Фёклиного огорода. Изгородь под небольшим углом вправо уходит вверх и вместе с ней дорога. Мы пойдём прямо посмотреть на заречную часть деревни. Проходим сгоревший амбар при пожаре у Агрофены. Следов амбара уже не осталось. Поднимаемся в гору на самый верх до ровного поля. Здесь росли кусты вереса (можевельника), и под ними был небольшой деревенский карьер. Из него возили глину для устройства русских печей. В каждой деревне был такой карьер. Зимой мы здесь катались на лыжах. Накатывали хорошую лыжню и с ветерком катились до конного двора.
   Теперь посмотрим на заречную часть деревни. Здесь мы видим красивейший пейзаж. Почти вся заречная часть деревни и поле. Справа поле ограничивается сухим логом, вокру которго растёт лес. Слева место называется болотом. Фактически болота нет. Место низкое, поросшее дикими луговыми травами и частично осокой. Через болото вела тропинка, причём довольно сухая с очень высокими травами в деревнях Аняново и Басково. По тропинке ходили на хутор по землянику. Сухой лог в сторону деревни переходит в ровное поле. Между болотом и сухим логом была дорога с крутым подъёмом вверх, вплоть до леса. Она называлась  Зятева дорога. Далее дорога шла через лес, и по ней можно было выйти на Обвинскую сторону. Но по ней никто не ездил. Только зимой по ней ходил на охоту Алёша Кухта.
    Вернёмся на исходную позицию. Пейзажи надо видеть. За спиной урочище Гора площадью гектаров семьдесят. По левому краю поле тянется до леса и оканчивается против Сорочёво. По правому краю идёт основная дорога. Мы пойдём по основной дороге. Справа от дороги конская изгородь поворачивает вправо, минуя ещё одну силосную яму. Справа с небольшим уклоном вниз идёт узкая полоса поля до Грязного лога. Называется эта часть поля Орешиха. Орехов здесь нет. Но осенью после вспашки поля под зябь и дождей можно найти всю коллекцию камней, особенно с края  дороги до уступа в лес. Полоса поля ушла после уступа. Вот на этой площади чего только нет. В детстве я увлекался камнями, да и сейчас увлекаюсь. Находил довольно крупные камни горного хрусталя прозрачные, как стекло. Разноцветных камней тоже было много. Может и был малахит, сказать не могу. Ниже уступа и ниже изгороди очень крутой спуск, в сторону конного загона. Я снимал на видеокамеру с заречной стороны деревни из дома Ивана Якимова, когда он уже уехал из деревни, это был потрясающий видеоролик. Плёнку не переписал и из камеры не достал. Камера пролежала много лет, аккумулятор сел и его теперь в продаже нет. Теперь  и дорог нет, чтобы снять снова.
   Идём далее по дороге до конца поля. Справа снова полоса поля уходит с небольшим уклоном вниз до Грязного лога Место называлось Стариной. Идём прямо по дороге. Дорога упирается в лес и идёт немного по лесу. Раньше по ней ходили в деревню Исаково и через Исаково ходили в город Кизел пешком. Мне не пришлось по ней ходить и не могу сказать насколько достоверная информация.
   Вернёмся в конный загон и пойдём по тропинке в сторону Грязног лога. По тракторной дороге не пойдём. Она через изгородь и заворы приведёт ко Гришатам. Тропинка ведёт по левому краю лужайки и краю спуска. Слева на угоре стояла столетняя ёлка и на ней ставили колоды и ловили пчёл. Верхушка была случайно обломлена и она разделилась на высоте 3-х метров на три или четыре ствола. Я на этой ёлке ловил гарантировано рои. Справа от тропинки в середине 50-х рос куст жимолости вполне приличного возраста. В конце 90-х куст продолжал расти или просто сохранился. Кора на нём была измочалена. Постарел бедняга и может всё ещё растёт.
Подходим к Гязному логу. Слева склон до лужайки покрыт лесом. В лесу проходит изгородь из сваленных деревьев и кони их преодолеть не могли. Далее лес кончается, и лог перегорожен жердевой изгородью. Проходим изгородь, через заворы и тропинка поворачивает направо через речушку. Мы пойдём прямо по логу. Речушка имеет очень глубокое русло. Лог узкий и талые воды глубоко русло промыли. Летом после сильных дождей здесь можно видеть вымытые в русле камни в большинстве зелёного цвета. Оттенки у них разные и некоторые камни очень красивые. Наверняка некоторые малахитовые. Идём дальше. Справа от речушки выпадает солёный ключ. Травы вокруг ключа нет, и земля всегда истоптана лосями. Лоси сюда ходят на водопой. В русле речушки продолжают наблюдаться камни довольно далеко.
   Вернёмся на тропинку и перейдём через речушку. Иногда здесь была положена кем-то заботливо доска. Поднимаемся в очень крутую гору, покрытую лесом, и выходим на ровное место в лесу. Этот лес и место называлось могильником. Происхождение названия не помнят даже старожилы. Всегда он назывался могильником. Захоронений никогда не было. Скотский могильник, был на урочище Гора и находился по правую сторону между Орешихой и Стариной. Однажды мы с дочерью приезжали в Викулята и спросили у Маруси Якимовой, где можно заготовить мох, она направила нас на могильник. Мы уехали на скотский могильник, но мох не нашли. Маруся нам сказала, что мы не туда уехали.
     Далее Фомятские поля, а мы, почти на выходе из леса свернём направо. Здесь по лесу с уклоном вниз проходит полоса, похожая на дорогу или просеку. Просеки там быть не должно, потому что лес этот колхозный. Далее мы находим землянку,  изнутри обделанную жердями. По словам местных жителей и очевидца Деменевой Анны Фёдоровны здесь прятался сбежавший с фронта Деменев Григорий Алексеевич, сын Алёши Кухты. Но по её же словам, по ту сторону - в самом конце Фомятского поля у него была поставлена палатка в лесу и видимо тоже землянка. Но я лично землянку там не видал. Мы иногда в школу ходили по этим местам, но в лес не приходилось заходить.
   Однажды Анна Фёдоровна там косили и сели обедать на небольшой бугорок. Анна Фёдоровна сказала, что бугорок похож на могилу. Дмитрий Ладирович ей ответил, что это на самом деле могила. У него жена была гришатская, а деревня Гришата рядом, на следующем поле и он был более осведомлён. В Викулятах,  за домом Алёши Кухты жила Маруся. Она вместе с Гришей жила в землянке. Однажды Маруся сходила в деревню и похвасталась, что живёт в землянке вместе с Гришей, а потом  рассказала об этом самому Грише. Гриша с войны дезертировал с оружием и был у него наган. Иногда Гриша приходил в деревню и выстрелом в потолок запугивал деревенских баб. Это знала Анна Фёдоровна. Когда Маруся рассказала Грише, что была в деревне и похвасталась, он её застрелил и труп оставил на месте. Школьники нашли труп, и местные жители её похоронили. Далее историю рассказала Анне Фёдоровне Ольгина сестра Наталья, которая жила в деревне Тимшата, что спустя много времени Гришу нашли в луже около палатки мёртвым. Ещё сказала собаке собачья смерть. Кто и где его похоронили  не известно, хотя прошло 60 лет.  Может, найдутся очевидцы, или внуки очевидцев, которые об этом знают. А может и надеяться уже бесполезно.
   Немного отвлеклись и опередили события. Спускаемся по лесу вниз и выходим из леса к конской изгороди и заворам. Конский загон кончился, и больше о нём писать  не буду. Переходим дорогу, лужайку и следы бывшей лёддороги. Справа осталась речка Сюрва, петляя и оставила следы мостов лёддороги  ввиде забитых в речку деревянных свай. Проходим лужайку и подходим к сравнительно высокому, поросшими травой, земляному валу. Слева осталась лужайка со следами лёддороги. Проходим земляной вал через кустарник и выходим на плотину пруда. Здесь речка образовала петлю и получилась небольшая лужайка, а земляной вал полностью перекрывал петлю. Вначале 50-х  на плотине стояли высокие столбы, и шлюз был почти готов. В самой речке был уложен брус, и вода с шумом шла через него, а ниже были забиты сваи для здания мельницы. Здесь мы с Васькой Катиным бутылками ловили рыбу. У бутылок пробивалось дно и вместо дна вставляли свёрнутое воронкой берёста и привязывали к бутылке. За горлышко бутылки и бересту привязывали поясок длиной метра два. Горлышко затыкали травой, а в бутылку насыпали немного яичных скорлупок и хлеб для приманки. Когда цвела черёмуха, а потом шиповник, краснопёру был ход, рыба попадала полную бутылку. Бутылок брали несколько штук и проверяли очень часто. Берег был обрывистый, иногда из берега выкапывали корни хвощей с орешками и орешки ели. На правом берегу речки начинается Макаровка, так называется самое грязное место на основной дороге в село Рождественск.
   Выходим снова на лужайку и двигаемся в сторону деревни Гришата. Слева поле с уклоном вверх. На середине уклона и середине поля небольшой карьер с уступом. В этом карьере копали белую глину и ей белили в доме потолки и печи. Месторождение небольшое, но никто из умельцев не пытался делать фарфоровую посуду. Деревенские бабы не допустили бы до этого. Идём дальше  и подходим к речушке. Справа поля в конце подъёма крутой лог с речушкой.
                                                  д. Фомята.
   Поворачиваем на левую часть поля и по дороге двигаемся вверх. Здесь ещё место ровное и с подъёмом образуется лог. На самом верху справа от поля была деревня Фомята. Вначале 50-х  помню здесь ещё стояло часть разваленных построек со  столбами и воротами. Лог здесь довольно крутой и воду носить было тяжеловато. Если колодец был, то скорее ещё при жильцах пришёл в негодность. Потом всё это упало и мы с ребятами через Грязной лог ходили по малину. Среди малинника валялись гнилые брёвна и были разные неровности. Были полузасыпанные овощные ямы, и мы были предельно осторожны и никто не пострадал. Было много смородины, довольно крупной. Под черёмухами рос хмель, его было очень много. После развала деревни  его заготовляли Викулятские жители, пока самые последние жители Иван Якимов с Марусей не уехали из Викулят в 1998-году в деревню Фролово.  Жителей было мало, и по словам очевидцев жили в основном Высотины. После отмены крепостного права сюда переехала семья Кокшаровых из деревни Куричата, которая находилась за Нердвой около села Юрич. Им дали кличку  « Курица».  Здесь родилась Кокшарова Мария или в народе Маша «Курица». Позже она переехала в деревню Гришата и там родила сына Кокшарова Дмитрия Алексеевича. В народе его звали Митя «Курица». Последний житель в деревни Фомята Высотина Мария Мокеевна. Позже она переедет в дереаню Гришата. Против Фомят левая часть поля имеет уступ влево с небольшим спуском влево и оканчивается поляной и ельником. Здесь очень много было рыжиков и сюда из других деревень  на машинах не ездили. В конце правого края поля мы уже были и вернёмся на луга на дорогу в деревню Гришата. 
                                      д. Гришата.
      Переходим через речушку по мостику и поднимаемся по не высокому и крутоватому склону. Справа осталась дорога, которая ведёт к Сюрве и мосту через речку. Здесь на сравнительно ровной местности с небольшим уклоном к речке, располагалась деревня Гришата. Вначале  50-х здесь жили три жителя. В самом верху деревни по левую сторону от дороги, если идти от Викулят, жила Якимова Анастасия Николаевна. В народе её звали Настя «Запяток». Дом был добротный и пригодный для жилья. В середине 50-х она переехала в деревню Басково и работала на Басковсой ферме кормила племенных быков. Моя мать купила у неё овечку серого цвета  видимо романовской породы и звали овечку Копейка. Мы овечку любили, она была очень ручная. Дом пустовал, а Васька Катин постоянно в дом наведывался, когда мы ходили в школу. Иногда и мы с ним заходили. В доме оставались кое-какие бумаги и облигации. Мы в доме ничего не трогали, особенно  облигации и бумаги. Потом она наверное взяла их с собой, да и мы больше в дом не заходили. Помню, на праздниках она пела любимую песню «Потеряла я колечко».
      Чуть ниже по правую сторону дороги жила Черных Екатерина Лукинична 1885 года рождения. Отец был Лука и её прозвали Катя «Лучихина». Слева от дороги жила её сноха Пермитина Наталья Ильинична 1896 года рождения. Катя держала корову, и у неё было много собак. Наталья держала очень много коз и целое «стадо» кошек. Помню, в конце 50-х годов в низу деревни у самой речки был летний лагерь для колхозных коров, которых пасли сутками. Иногда ночью удавалось часок поспать. Мы попросились на сеновал. Вдруг по крыше пронеслась стая кошек. Мы подумали, что начался крупный дождь. Потом поняли, что это были кошки. Зимой, они жили вместе в Катином доме. Иногда по пути из школы приходилось ночевать у Кати. Наталья рассказывала нам страшилки, и мы долго не могли уснуть.
   В середине деревни жила Высотина Мария Корниловна. У неё было два высоких дома. Дома видимо достались по наследству. Замужем она не была, и детей не было. В начале 50-х дома были в стадии разборки, но я их ещё помню.  Мария в это время жила на Костуровском отделении Рождесвенского маслозавода, рядом с рекой Сюрвой ниже Косотурово.                                                                                                     
    Следующий житель деревни Черных Хавронья, мать Черных Ильи Фёдоровича. Отец Ильи Фёдоровича и отец Кати Лука были братья. Вначале 50-х они уже здесь уже не жили, и следов постройки уже не было. Они переехали в Косотурово, там Илья женился на Гачеговой Зое Григорьевне и прожил с женой до 1998 года, пока деревня не опустела. Они были последние жители и уехали в деревню Савино к любимому зятю Кудымову Владимиру Петровичу. В Косотурово наше путешествие ещё не подошло, потом там остановлюсь подробнее.
   Следующий житель деревни Гришата Черных Арина, сестра Фёдора и Луки. У Арины мать была родом из Астрахани. Арина вышла замуж в деревню Гавята за Высотина Дмитрия Ладировича. Подробности я уже писал и повторяться не буду. Остановлюсь ещё на одном жителе Деменевой Анне Петровне. О ней я уже писал. По рассказам очевидцев и её мужа братья Анны жили в деревне Денисята.
   И последние жители, которых хорошо знал, Кокшаровы. Кратко я уже писал, но надо разобраться в подробностях. Дмитрий Алексеевич был мой друг. Он мне лично рассказал, что его предки переехали в деревню Гришата. Его дальний родственник Иван Авдеев подтверждает, ему рассказывала мать Мария Фёдоровна. То, что родители жили в Гришатах,  но он не упомянул предков из деревни  Куричата и больше оправдывался, почему он «Курица». Он сокращал путь рассказа и наверняка не удосужился спросить у матери подробности. Но очевидец Черных Зоя Григорьевна помнит, что Маша Кокшарова родилась в деревне Фомята и там жила, а потом переехала  в деревню Гришата. Но это не мне решать. Вот и остался небольшой вопрос, который не имеет никакого отношения для истории и до Адама нам не узнать предков. В деревне Басково о Кокшаровых поговорю подробно и поставим точку в этом вопросе.
   Выше деревни Гришата дорога по полю ведёт на Тимшатский волок. Поле очень каменистое и глинистое. Камни состоят из известняка. Перед лесом поляна уходит на Фомятские поля, а Фомятский лог до поляны не доходит. Здесь были покосы и в дождливую погоду место сыроватое. Где-то здесь и была могила, о которой я писал. Чуть выше и справа поляна выходит на Филюшёвские поля. Дорога ушла в лес на Тимшата, но мы туда не пойдём.
                                     д. Филюши.
   Вернёмся в деревню Гришата и пойдём направо через Гришатский лог, который не  доходит до поляны. Спускаемся в лог по дороге и проходим по мостику через речушку. Поднимаемся по крутому угору, и выходим на небольшое поле справа от нас. Поднимаемся дальше. Справа остался перелесок выше поля. В 50-х годах здесь в молодом сосняке росли боровые рыжики. Идём дальше и выходим на ровное большое поле, которое доходит до деревни Косотурово. Справа поле узкое и по полю дорога уходит через лес и уходит через мост и Сюрву к Басковской ферме. Мы пойдём прямо. Справа остался перелесок, и выходим в  деревню Филюши. Деревня с трёх сторон окружена лесом и только слева продолжаются Косотуровские поля. В Косотурово нам пока не надо, да и зайдём мы позже с основной дороги.
   Зайдём в деревню Филюши. По площади в деревне могло разместиться домов шесть, десять. Слева сосновый бор тянется до Косотуровского лога. Прямо смешанный лес и уходит по склону до поляны, а поляна до речки и фермы. Из деревни слышны разговоры, работающих на ферме. Справа перелесок между полями. В деревне одиночно стоят вековые тополя и черёмухи. Черёмуха может расти вечно,  самообновляясь. Изредка видим кусты сирени. Из жителей в начале прошлого столетия и частично до сороковых годов жили Фалины, Пермитины и родственники Барановых из деревни Савинята Воскресенского(Первомайског) сельского совета.
   В конце 30-х и годов после коллективизации Фалин Иван был председателем колхоза. Он дал кому-то из знакомых работников колхоза справку с места работы и его арестовали и увезли. У моей матери сестра Федосья была замужем за Иваном и у них осталась сиротой маленькая дочь Надя, которая потом нянчилась со мной. Федосью родители Барановы маленькую отдали жить в деревню к родственникам за долги. Когда Федосья выросла и вышла замуж за Фалина Ивана. Второй брат Фалин Афанасий женился на Прасковье Фёдоровне. Во время войны ушёл на фронт и не вернулся. Позднее Прасковья с маленьким сыном Фалиным Валерием Афанасьевичем 1939 года рождения выйдет замуж в Басково за Павла Гордеевича и там её звали Маня Пашиха. Позднее Валерий отслужит в Армии в Прибалтике в войсках ПВО, уедет в Соликамск и станет руководителем крупной фирмы. Его мать многое помнит, но у меня связей с ним нет. В Интернете данные о фирме и о нём немного устаревшие и созвониться не удалось. Мы с Валерой были большие друзья и оба занимались радиоэлектроникой. Валерий и его мать сейчас живут в Соликамске. Его матери в октябре этого года, т. е. 2016 исполнится 100 лет. Я звонил Шурику. Александра дома не было,  поговорил с его женой. Связи должны наладить.
   Ешё в Филюшах жила Пермитина Наталья Ильинична, она вышла замуж в Гришата. О её родителях очевидцы не помнят. По напоминаниям моей тёти Марии Гавриловны, что у её отца, моего деда, предки жили в деревне Филюшата. Она говорила о нас, что мы Филюшёвской породы. Получается, если заглянуть глубже, то в деревне могло быть дворов десять.
Вернёмся в Викулята и продолжим путешествие по правому берегу реки Сюрва. Слева от дороги ниже усадьбы Фёдора Захаровича небольшое поле. Ниже поля небольшая лужайка. Помню, в начале 50-х годов лужайка косилась. На покос ходили нарядные. Брали с собой в бидонах и туесах квас. Обедать ходили домой, а в обед Макар Федотович отбивал всем литовки. У Фёдора Захаровича была одета новая рубашка в петухах. Позже Фёдор Захарович лужайку косил на лошади сенокосилкой. Ещё позже здесь было пастбище для частных коров.
                                             
                        Урочище Макаровка.
   Справа от дороги поле закончилось, и спускаемся, по небольшому склону, к речушке. Слева на реке Сюрва находится плотина, на которой мы уже были. По привычке называли прудом. Справа, выше и мимо болота, где мы уже были, протекает речушка Макаровка. Переходим речушку по мостику и выходим на небольшую поляну. По дороге ходили лесовозы, мосты и дороги содержал Шумихинский леспромхоз. От мостика до поляны непроходимые колдобины и после дождя можно проехать только на гусеничном тракторе. Справа дорога по поляне ушла с крутым подъёмом вверх и по ней можно прийти на хуртор, а  свернув налево, в деревню Аняново. Мы пока туда не пойдём, а пойдём прямо по основной дороге. Метров через двести снова непроходимое место, хотя справа около дороги небольшая поляна и объехать нет шансов. Сначала мешают одиночные деревья, а далее место совсем низкое и совсем непроходимое. Преодолев последнее препятствие, мы выходим на поле. Объехать все препятствия можно по той дороге на Аняново и вокруг небольшого леса опуститься к дороге на поля, но мешали обстоятельства. На этом склоне в середине и конце 50-х были частные покосы, и дорогой особо не пользовались, да и Шумиха основную дорогу хорошо обслуживала и содержала. Покосы косили в сентябре. Помню, здесь  и в траве было много рыжиков. Успевали косить и дружками на коромысле носили домой рыжики. 
                                       Хутор Кардон????
     После рыжиковых мест поднимаемся на Аняновские поля и поворачиваем направо. Здесь поле небольшое и кончается лесом. Справа и слева поля лога с речушками. Справа речушка Макаровка, слева речушка Козым. По рассказам очевидцев на левом краю поля около речушки Козым был хутор. Поле небольшое, гектаров 12- 15 и не замкнутое, является частью Аняновского поля. После революции 1917 года здесь отвели землю отцу Авдеева Ильи Ивановича, родом из деревни Подгорено. Отец видимо рано умер и скорее всего дом не успел построить или его перевезли. Илья Иванович здесь не жил, а в 41 - ушёл на фронт, попал в плен, а вернувшись из плена уехал в Сибирь. 
                                             д. Аняново.
   Возвращаемся на дорогу по Аняновскому полю и поворачиваем влево. Здесь на краю поля и крутого Басковского лога была деревня Аняново. Деревня была не большая. В начале 50-х годов здесь было несколько пустых домов. Последний житель был Высотин Александр. Помню, при мне продавали один из домов Авдееву Александру Ивановичу, сыну Авдеева Ивана Гордеевича, жившего в деревне Басково. Александр Гордеевич обстучал дом топором и оценил дом в 75 рублей. (После реформы денег 1961 года 7 рублей пятьдесят копек). Потом домов постепенно не стало.
                                          Басковская ферма.
   Выходим на основную дорогу после Макаровки. На середине поля дорога  поворачивает влево, через речку  мост уходит в деревню Гришата и идёт до деревни Тимшата. Здесь хорошо видны Фомятские поля. Пока я писал эти строки, мне позвонили и сказали, что у Фомят вырубили лес. Находили землянку или нет, пока не известно. Да и в Макаровке тоже лес вырубили года два или три назад. Идём прямо по основной дороге.  Справа остались  Аняновские поля с некрутым подъёмом до деревни Аняново. Подходим к речушке, текущей по Басковскому логу. Слева дорога уходит через мост  Сюрвы к Филюшам. Проходим по мостику через речушку. Здесь тоже дорога с лужами в летнее время. Поднимаемся по не высокому склону и подходим к Басковской ферме. Слева осталась пилорама марки Р-40. Лес на ней пилили колёсным трактором ХТЗ. Справа осталась кочегарка. В кочегарке стоял самодельный чан и в нём грели воду для коров. Здесь была невысокая эстакада для заезда лошадей. Воду возили на санях лошадью в бочке. Около пилорамы позже перевезли от Брагиных мельницу и жерновами мололи зерно. Из деревни Гавята перевезли кузницу и мастерскую. Постепенно образовался бригадный машинный двор. В 90-х годах здесь скопилось много техники исправной и списанной. Стояли и бездействовали гусеничные комбайны последних лет выпуска. Начиналось расхищение всякого вида имущества, как и по всей стране. Удержать этот процесс никто не пытался.
   Вернёмся в 50-е годы. За кочегаркой была бытовка, состоящая из обычного деревенского дома. В помещении стоял камин, и доярки готовили на нём пищу. Зимой в бытовку заходили местные проезжие отдохнуть и погреться и поделиться новостями. Доярки были с разных деревень. Им выделялась лошадь и вечером после работы разъезжались по домам. Далее за бытовкой был построен двор на восемь групп коров. Слева от дороги был построен в 50-х годах новый двор. Строили его шефы из Зюкайки. В новом дворе была группа первотёлок и для молодняка. Здесь содержали племенных быков. Ближе нового двора была площадка для сена. Сюда всю зиму на гусеничных тракторах возили сено с полей. Доярки на лошади развозили сено по своим группам. Позднее в 70-х годам ниже нового двора на берегу речки силами Карагайской ПМК построили типовой каменный двор с автопоением, навозоудалением, котельной и молочным цехом внутри. Доильных установок не было. Рядом с фермой была построена летняя площадка для молодняка. В конце семидесятых ферма упала. Часть скота перевели в старый двор, а часть увезли в деревню Фролово.
   После восьмого класса, осенью 1959 года, меня пригласили поработать водовозом, возить воду на ферму. Мы работали с Авдеевым Иваном, сыном Авдеева Ивана Гордеевича и Кокшаровой Марфы (в похозяйственной книге имя неразборчиво, а отчество не записано), от Басковых через день, заменяя друг друга. Мать Ивана в народе звали Маша «Курица» и отчество мало кого интересовало. Ивана в народе звали «Курёнком» или «Кокшарёнком». Наша лошадь жила на Басковском конном дворе и на ней приезжали утром Басковские доярки, а в Иванову смену  Иван. Я ходил пешком от Викулят, а иногда  добрался с Гавятскими доярками. Вечерами после работы на моей лошади уезжали Басковские доярки, а я уезжал с Гавятскими доярками.
   Заведующими фермой в разное время были: Паздников Николай Филиппович, Паздников Алексей, Беклемышев Алексей, Катаев Алексей и Черных Семён Михайлович. Заведующих фермой кратко называли фермерами. В  то время, когда я возил воду доярками работали: Высотина Степанида, Черных Мария, Нечаева Анна,  Мялицина Раиса, Шипицина Дарья, Попова Мария,  Мялицина Галя, Отавина Александра, Попова Агрофена, Фалина Мария, Капа, сестра Паши Чугаева из Подволошино. Одна из доярок была подменная. Молодняка и быков кормила Якимова Анастасия. Когда я возил воду, Якимова Анастасия кормила только быков, а молодняка кормила Попова Агрофена или Груша, моя одноклассница. А кто возил навоз не помню, или Дуся, по прозвищу «Кыча» из д. Косотурово или Маша Кокшарова.
   Осенью воду возили с Басковской речушки и возить было проще. Подъём на ферму был невысокий и вода из бочки сильно не плескалась. Когда на Сюрве лёд становился прочным, тогда воду возили с речки, из под очень крутого угора, мимо пилорамы. Вода из бочки плескалась, и треть выливалось по дороге. Воду на речке черпали вёдрами и к вечеру вёдра обрастали льдом и становились тяжёлыми. Да и вместимость становилась меньше. Вместо двухсот  вёдер, приходилось черпать все триста. Часть воды выливалась на себя, и одежда становилась коркой. Варежки обмерзали по форме сжатой руки и выправлению не подлежали. После утреннего поения ведро и бочку отколачивали от льда, а сами сушились в бытовке. Ведро и бочка становились дырявым, и этим самым усугубляло ситуацию. Спецодежду, рукавицы и фартук не выдавали. Помню, я покупал рукавицы у Стёпы. Её зять Гриша работал в Кизеле на шахте и им выдавали спецодежду. В более мягкую погоду работать было легче. В холодную и ветряную погоду, я думал, не выживу или долго не  протяну.  Иван Кокшаров был на один год моложе меня,  ему тоже было не легко. Взрослые на эту работу  шли неохотно и говорили, что это самая проклятая работа. Работали мы в распоряжении доярок,  они давали оценку нашей работе. Во время поения Иван не успевал подвозить воду и последняя ведро в чане была холодным. Доярки начинали ругать Ивана, но он на замечания не реагировал.
   Доярки иногда ссорились между собой. Помню, Шура Отавина поспорила с доярками, а вечером, когда мы с Марией Спиридоновной поехали домой, пошла пешком. Мы долго её уговаривали и еле уговорили сесть на сани, ведь идти нужно было ей до деревни Тишино километров пять. Когда Шура ругалась или смотрела на свои наручные часы, глаза начинали «бегать», как на проволоке. Мария Спиридоновна была общительная и очень весёлая. Уважительно относились  доярки к Фалиной Марии. Она часто приходила на ферму с детьми, а может они сами приходили к ней на ферму. Чаще бывал Шурик и мы все его звали Шуриком, ему тогда было лет шесть. Девочка Александра была постарше, лет десяти. Они старались ей помочь. Фалина Мария была в хороших отношениях с моей матерью. Они себя считали родственниками по Федосье, сестре матери.
   Сторожем был Шипицин Иван Иванович из деревни Басково. Он был строговат и ночью посторонних не пускал на ферму. Его дочь  Дарья работала дояркой на этой же ферме. Дарья сильно хромала на правую ногу и её прозвали Дарья «Хромая». Подробней о Басковских доярках расскажу при описании Басково. Галя Мялицина, Маруся Черных и Шура Отавина были незамужние. Но потом все они выйдут замуж. Капа тоже была незамужняя, позднее будет дружить с Васей Черных, но они не поженятся. О них я расскажу позднее. Дальнейшая судьба Капы мне не известна.
                             д. Басково.
   От бытовки и правой части старого двора дорога уходит в деревню Басково. Поднимаемся по дороге по некрутому склону и приходим в деревню. Раньше деревня была сравнительно большая. В середине и конце 50-х  было дворов десять, двенадцать. Около речушки, в сторону деревни Аняново, был дом Кокшарова Дмитрия Алексеевича. Дом был старинный с наличниками, добротный и хорошо сохранился. Позднее он его перевезёт в Менделеево. У Дмитрия жена была Кокшарова Анастасия Ульяновна и в народе звали просто Надя Кокшарова. В Басково у них родилось четверо детей. Старшая дочь Людмила 1948 года рождения живёт сейчас в Перми. Сын Георгий 1950 года рождения отслужит в Армии в Ульяновске в авиации.  У Геры у одного из сослуживцев было водительское удостоверение, и он возил командира полка. Приходилось возить жидкость для самолётов, и он её иногда отливал себе. Гера был очень авторитетный парень и командир ему доверял. Иногда с друзьями выпивали жидкость для самолётов.  Позже он заболеет и станет шизофреником и инвалидом и его комиссуют. Первые годы после Армии работал в Менделеево в Сельхозхимии. Потом здоровье становилось всё хуже и на работу его брать не стали. Был очень общительный и услужливый. Следующий сын Александр 1953 года рождения живёт в Перми. Он получил хорошее образование и работал скорее главным конструктором, точно не знаю. Следующая дочь Кокшарова Люба живёт в Перми. Остальные дети родились в Менделеево.  Сын Кокшаров Володя работал в Сельхозтехнике на тракторе. Мы с ним работали вместе. Живёт теперь в Тюменской области в г. Заводоуковске или Ишиме, а может в Ялуторовске, точно не помню. Володя тоже был общительным и услужливым. Мы звали его Кокшарёнком. Следующий сын Дмитрий Дмитриевич окончил Менделеевскую школу и после окончания школы год или два работал в школе. Потом женился на Ложкиной из Савино и уехали жить в Пермь. Первые годы почти каждую неделю приезжал к тёще в Савино и на школьном стадионе в Менделеево играл с друзьями в футбол.
   Рядом с Кокшаровыми жил Шипицин Иван Иванович. 1893 года рождения. Жена была Шипицина Лукия Романовна 1890 года рождения и у них дочь Шипицина Дарья Ивановна 1927 года рождения. Иван Иванович работал сторожем на Басковской ферме и в свободное время ловил рыбу в «морды» на Сюрве.  В грибную пору первым находил грибы. В молодости он жил и работал в Перми и видимо там родился. До его приезда Шипициных в Басково не было. Он страдал шизофренией и всегда говорил, что он психобольной и что у него есть справка. Дочь Дарья в одно время жила гражданским браком с Гачеговым Анатолием Григорьевичем из деревни Тишино. Анатолий сидел в тюрьме за воровство. После тюрьмы пожил с Дарьей, а потом перешёл к Рае Мялициной. На свободе не прижился и залез в магазин и его снова посадили. Дальнейшая судьба его не известна. Я ушёл в Армию и больше наши пути не пересекались.
   Следующий житель Авдеев Иван Гордеевич 1880 года рождения. У Ивана Гордеевича жена была Авдеева Лукерья Фёдоровна 1887 года рождения. Лукерья была травница и хорошо лечила травами. Единственная травница по Сюрве. К ней приезжали с других сельских советов и её высоко ценили. Иван Гордеевич все считали колдуном, но особо никого не портил. Но колдун, как говорят,  был сильный. Он ещё держал пчёл. В его семье жила Маша Кокшарова родом из деревни Фомята. Место рождения подтверждают многие очевидцы. На этом исследовании ставим точку. У Маши была «пошибка».  «Пошибка» умела говорить и к Маше ездили ворожить. Ещё Маша гадала на картах. Но гадание на картах не всегда было верным. В народе шутили, что у Ивана Гордеевича две жены.  А их дом - полный набор целителей, предсказателей и колдунов или проще магов. В 1944 году у Маши Кокшаровой и Ивана Гордеевича родился сын Авдеев Иван Иванович. О работе  Ивана на ферме я уже рассказал. Зимой 1961-1962 года он женился на Отавиной Александре Егоровне, родом из деревни Тишино. У Шуры была  внебрачная дочь  лет шести. Говорили, что её отец был Черных Иван Михайлович от Викулят. Но и многие опровергали эти слухи. Потом у них родилась девочка Нина. Году в 1963 ушёл служить в Армию в стройбат, тогда ещё Уральского военного округа. В стройбате больше работают, чем служат. Иван на досуге завёл роман с дочерью командира части. Проблем получить отпуск видимо не было. Когда Иван приезжал в отпуск и  результатом отпуска стало рождение ещё одного ребёнка Авдеева Николая Ивановича. После отпуска у Ивана продолжился роман. После демобилизации они поженились, и первое время жили по месту службы Ивана, скорее у тестя. Потом они переехали в Ильинский район. По рассказам очевидцев из д. Басково видимо на прежнем месте были грехи, родственники или кто-то из  близких или знакомых лет десять назад его убили. Они выпивали и отцу это не нравилось. Шура узнав, что Иван женат они переехали в д. Косотурово.
   Следующий житель Авдеев Павел Гордеевич 1887 года рождения. Жена Павла Гордеевича Фалина Прасковья Фёдоровна 1915 года рождения в данное время живёт в г. Соликамске у сына Фалина Валерия Афанасьевича. В народе её звали Маня Пашиха. После смерти Павла она перейдёт жить в дом Гриши Нечаева. В конце 50-х Валерий уже жил в Соликамске и приезжал только в отпуск. О Фалиных я много уже рассказывал и перейдём к следующему дому Авдееву Николаю Павловичу, сыну Павла Гордеевича 1929 года рождения. Жена Николая Павловича Авдеева Мария Фёдоровна 1930 года рождения родом из д. Викулята, дочь Деменева Фёдора Захаровича. Сын Авдеев Иван Николаевич 1953 года рождения живёт теперь в. д. Фролово. Второй сын Авдеев Павел Николаевич 1954 года рождения живёт в Соликамском районе. Третий сын Авдеев Валерий Николаевич 1961 года рождения живёт в деревне Фролово.
    Николай Павлович держал много семей пчёл. Мёд накачивал несколько фляг. В разное время работал на разных работах. Вначале 50-х на Басковской ферме устанавливал первую пилораму. Пилорама была не настроена, но потом рельсы настроили, и  стала пилить нормально. Он потом работал пилорамщиком. Пилы точили напильником. Электричества ещё не было. Позже на пилораме работал Андрей Афанасьевич из д. Косотурово. Николай Павлович работал бригадиром полеводческой бригады. В те годы заставляли сеять на полях и даже лугах новые культуры. На лугах сеяли репу и лук. На полях сеяли гречку. Помню, Фомятское поле засеяли гречкой, которая прекрасно вызрела, и был отменный урожай. Пчёлам было раздолье, ведь взяток совсем рядом. Репа на лугах выросла величиной с человеческую голову и на вкус была вкусная и сочная.  Николай Павлович любил пошутить. Здоровье  у него было не совсем хорошее, поэтому летом в прохладную погоду он носил шапку-ушанку с опущенными клапанами. Привелось ему  поработать и заведующим Басковской фермы.
   Между домом Николая Павловича и домом Кокшаровых был дом Мялициной Варвары Яковлевны 1970 года рождения. В ту пору она уже была старушка и кличка была «Котомишка». Она раньше жила напротив фермы на левом берегу Сюрвы ниже Филюшей на той поляне, о которой я рассказывал. Постройки я уже не застал. Здесь была маленькая деревушка, название которой не помнят даже старожилы и место называли Котомишка. На той поляне было очень много ягод клубники. Котомишка летом всю жизнь ходила босиком. Летом она бутылками и сетками ловила рыбу, и на свои места ловить рыбу нас не пускала. Ниже поляны был гальник и мы там рыбачили сетками, бутылками и чуток выше на удочку и гораздо успешней. Котомишка прожила более ста лет и в семидесятых замёрзла выше д. Косотурово.
   Ещё один житель, которого не помнят старожилы. Фалина Ксенья Васильевна 1875 года рождения. По нашим предположениям это мать Фалина Ивана и Фалина Афанасия и свекровь Фалиной Прасковьи Фёдоровны. Видимо Прасковья переезжала в Басково и свекровь  перевезла с собой. Возможно они жили вместе в Филюшах, а потом переехали. Все исторические тайны пока в Соликамске.
   От речушки, на углу дома Николая Павловича, улица поворачивает направо,  и мы переходим в центр деревни. Слева дом Аграфены Деменевой из д. Викулята. Дом довольно большой и добротный и через кухню была ещё одна комната. Аграфена в конце 50-х здесь жила мало и хозяйкой была Маланья. Маланья иногда возила молоко с фермы, а иногда была дояркой. О семье я рассказывал в Викулятах. Справа конный двор и конюховка в добротном старинном здании с большими окнами и наличниками. Крыша была покрыта обрезными досками. Далее по улице слева жила Нечаева Анна Григоревна 1899 года рождения. Она,  была сестрой Деменевой Дарьи из д. Викулята. Сын Нечаев Григорий Афанасьевич 1935 года рождения жил вместе с ней. Потом Григорий женился на Фаине. Фаина была ветеринарный работник и приехала в колхоз по распределению. Григорий работал шофёром (водителей тогда не было). Машина была газогенераторная и называли её газген. С  боку была газогенераторная установка, а в кузове отсек для дров. Машина летом была в работе и проблем с поломками не было. Позже они уехали в Ильинский район на родину жены и в этом доме стали жить Фалины.
    Следующий житель Нечаева Анисья Никифоровна 1894 года рождения. Дочь Нечаева Анна Николаевна 1923 года рождения. Сын Нечаев Алексей 1939 года рождения. У Нечаевой Анны сын Нечаев Василий Дмитриевич 1950 года рождения. Василия вырастила бабушка. Анна, отработав последнюю зиму на ферме, выйдет замуж в д. Бахарята, в сторону Обвинска и там проживёт до конца жизни. Василий работал мастером-наладчиком и технологом. Ходил пешком через Макаровку в Викулята и за ним многие угнаться не могли. За это его прозвали Вася Леший. Мать в Бахарятах навещал редко. В конце 90-х начале 2000-х годов работал главным инженером. Время для колхоза было трудное. Весной 2001 года временно замещал председателя колхоза. Умер от инсульта.
   Следующий житель Мялицина Раиса Алексеевна 1921 года рождения. Сын Мялицин Алексей Афанасьевич 1948 года рождения. Дочь Мялицина Мария Александровна 1951 года рождения. Отец у Марии был Высотин Александр из д. Аняново. В данное время живёт в Обвинске и фамилия Дъячкова. Алексей Афанасьевич (это не опечатка) живёт в Очёре. Мялицина Клавдия Алексеевна 1920 года рождения, сестра Раи в конце 50-х уехала в д. Бахарята.
                                            Продолжение    следует.
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»