В центре

Вселенной

 

Пермитин А.В. Путеводитель по реке Сюрва Ч.3

 

            Краткий путеводитель по Большой Сюрве                               Часть третья
   Продолжим наше путешествие по деревням Большой Сюрвы. Нам предстоит пройти путь через Мишино, Косотурово, Подволошино, Куздеры, Торгушино, Брагино и Верхнюю мельницу и на этом закончить путешествие. В Басково мы кратко познакомились с жителями середины 50-х лет.
   Поднимаемся выше деревни и выходим на поле Справа дорога уходит через лес на Обвинск. По этой дороге впервые 27 августа 2016 года прошёл крестный ход по маршруту Рждественск - Кочнёво - Косотурово - Обвинск. Ранее крестный ход из Рождественска на Обвинск проходил по другому маршруту. Двигаемся по основной дороге, слева огибаем лог, покрытый лесом и выходим на развилку дорог. Справа дорога уходит на Куздеры и далее по деревням. Прямо дорога ведёт к мосту через Сюрву на Косотурово. Зимой дорога была от Басковской фермы до моста по лугам, не заезжая в Басково. Летом по этой дороге ездили в сухую погоду.
                                      Отдение маслозавода
   Подходим к мосту через Сюрву. Справа осталась деревня Мишино. На правом берегу деревни жили два жителя. Проходим через мост и на пригорке слева было здание Рождественского отделения маслозавода. Здание было построено в царское время и принадлежало некоему Семёну. Во время коллективизации маслозавод был национализирован и передан Рождественскому маслозаводу на правах отделения завода. Раскулаченный хозяин Семён переехал жить в деревню Мишино. У Семёна осталась корова и он долгое время ездил на корове. Потом уехал в город и больше не появлялся.
   Справа от дороги, против здания, был ледник. Зимой на речке заготовляли лёд и заполняли им ледник для хранения молочных продуктов. Ещё правее была тропинка и вела к сараю, который был сооружён на ключике, выпадавщим по логу около деревни Косотурово. Дно ключика было каменистым и там хранили фляги с молоком.
    В здании отделения стоял большой сепаратор и на нём сепарировали молоко. Привод сепаратора был ручной и вращали его два человека. Сюда привозили молоко с ферм колхоза. Молоко от населения тоже перерабатывалось на отделении. Здесь  приговлялось масло и сыр. Горячий сыр сразу формовали, солили и какое-то время он дозревал в леднике, а потом отправляли в Рождественск на маслозавод  для дальнейшей доработки. Масло формовали, упаковывали в коробки и тоже отправляли в Рождественск. Иногда сливочное масло производили солёным. Ледник нужен был для хранения молочной продукции. Часть обрата отправляли на фермы и телятницы выпаивали его телятам.
   Заведующими в разное время были Кокшарова Анастасия Ульяновна из д. Басково, Батина Татьяна Степановна, жена Батина Егора Владимировича, и другие. Лаборанткой была по направлению чёрноватая высокая девушка по национальности еврейка. Красотой она не блистала и прозвали её " Бука" . Она проверяла жирность молока. У населения пробу на жирность молка брали по очереди и потом переводили в литры для оплаты населению. С приходом к власти Хрущёва гост на жирность понизили до 2,5%   так и не отменили.
   На задах, слева от здания на достаточном расстоянии был жилой дом. В этом доме жила Высотина Мария Корниловна, родом из д. Гришата. Дом ранее принадлежал  Семёну, которго раскулачили. Мария Корниловна  была постоянным сторожем. Дом стоял на пригорке. Пригорок здесь был низким и в дождливую осень дорога была мимо этого дома и через поле выходила на основную дорогу.
                                                               Кузница
   Вернёмся на главную дорогу, против отделения и по некрутому подъёму будем двигаться в д. Косотурово. До деревни менее километра. На половине пути, справа от дороги и на краю лога в середине 50-х была кузница и мастерская. Кузнецом работал тогда ещё молодой, Черных Илья Фёдорович . Молотобойцем был Авдеев Илья Иванович. Оба они жили в д. Косотурово. Здесь была печь для получения древесного угля. Раньше все кузницы работали на древесном угле. Позже кузницу перевезли в Косотурово, а уголь возили от сюда. Когда все деревни развалились, " чёрные копатели "  с металлоискателем раскопали и увезли весь металлолом. Они в брошеных домах вскрывали череповые брёвна и под маточным бревном находили старинные монеты.
   Справа от дороги по краю лога была конская изгородь. Слева от дороги находится поле, которое начинается у отделения и тянется до деревни. По левому краю поля  находится лог. В логу протекает из деревни небольшой ручеёк. Через поле была тропинки на Басковскую ферму. По этой тропинке доярки ходили на работу.
                                                                  Деревня Косотурово
   Подходим к деревне Косотурово. В деревне в основном жили Гачеговы. Можно было смело её назвать Гачегово. Деревня была расположена на высоком месте и по высоте расположения уступала Гавятским угорам, откуда просматривались Ныробцевские поля. Выше деревни снова угор с самыми обширными полями, к которым прилегали многие деревни. Поля находятся выше уровня Гавятских угоров. Получается деревня располагалась в косогорье и за это получила такое название. Восточная часть деревни называлась Петруничи. В Петруничах выпадал ручеёк и обеспечивал водой треть жителей деревни.
   С права от дороги в начале 50-х годов находился зерноток старого образца, о котором я писал в деревне Викулята. Слева от дороги находился дом Александра Авдеева и Анны Никоновой, родом из деревни Зателепино. В народе их просто звали Сано Гордёнок и Нюра Никонова. Анна Никонова всю войну была бригадиром, а в конце войны была призвана в трудармию и была участником ВОВ. После демобилизации вышла замуж за Авдеева Александра Ивановича, родом из деревни Берёзовка. Мать у Александра была Дарья. Отец у Александра был Авдеев Иван Гордеевич из деревни Басково. Дом построили в конце 50-х. Ранее жили на одной ограде с Марией Гавриловной. Сначала купили дом в д. Аняново, а потом и свой перевезли. Получилась стройка из двух домов.
   В середине 50-х на этом месте дома Авдеевых ещё не было, а было поле. На этом поле в 1955 году садили кукурузу. Собрали школьников с Гавятской Косотуровской ( Верхсюрвинской ) и Тимшатской школы. За нами присматривала или руководила нами учительница русского языка Тудвасева Таисья Фёдоровна. Школьники народ шаловливый и во время посадки Федя Попов из д. Подволошино Юра Якутов кидались земляными камешками. Таисья Фёдоровна сделала им замечание и пригрозила им припомнить. Осенью Федя Попов учиться больше не стал. Тогда это разрешалось. Позже ввели обязательное семилетнее образование, а ещё позже и десятилетнее образование. Мы с Юрой Якутовым осенью учились в одном классе. При первом уроке Таисья Фёдоровна припомнила Якутову и он простоял весь урок.
   Кукурузу первые годы садили вручную. Поле маркировали деревянным маркером на лошади. Лошадь возила маркер сначала вдоль поля,  а потом поперёк. На пересечении клеток под лопату садили по три зёрнышка. Конечно не все школьники садили добросовестно. Груша Попова из Подволошино сыпала гораздо больше нормы. В следующий год были ручные сажалки. В сажалку засыпались семена и при нажатии она выдавала по три зёрнышка. Позже сеять кукурузу стали тракторными сеялками. Но для этого через всё поле натягивали проволоку с бобышками и через устройство в сеялке бобышка включала механизм и тоже сеялось по три зёрнышка. Самая трудоёмкая работа была прополка. Ходили на прополку школьники и бабушки пенсионерки. Урожая с початками никогда не было. Кукурузный ажиотаж постепенно угасал, а мы перейдём к следующему жителю.
   Дорога повернуа направо .Доходим до перекрёстка. Слева дом Марии Гавриловны, справа Андрея Афонасьевича. Остановимся на доме Марии Гавриловны. В начале 50-х годов Мария Гавриловна жила одна и фамилия была Пермитина. Мария Гавриловна была мне тётей, сестрой моего отца. Моя мать, ещё совсем маленького, частенько отправляла меня погостить у тёти. Тётя вдоволь угощала меня молоком. Двор был на два хозяина. Соседка по двору, как я уже писал , была Нюра Никонова. Дом у них был очень светлый и окна выходили на юг. Я частенько бывал в доме соседей вместе с тёткой. Жили они очень дружно. У Александра с Нюрой были две дочери. Старшую звали Шурой. Она была 1950 или 51-го года рождения. Тётка хотела , чтобы я женился на Шуре, когда мы вырастем. Когда я служил в армии, Шура писала мне письма детским почерком. Она в то время училась в школе в одном классе с Русиновым Александром Ивановичем, жившим в д. Гурята. Александр Иванович теперь живёт в д. Котельники, занимается бизнесом и мы часто с ним созваниваемся.
   После окончания службы в 1965 году нам выдали комсомольские путёвки и я уехал по комсомольской путёвке в Тюмень. Шура ещё была ребёнком и шансов выйти за меня замуж не было. У  меня симпатий к Шуре не было и я женился на своей невесте. Почему пишу это. Отношения со стороны тётки окончательно испортились. Шура выйдет замуж раз шесть , до 50-ти лет не доживёт и скончается скоропостижно в Перми. У Шуры дочь Марина живёт в Перми в посёлке Крым.
   Младшая дочь Люся вышла замуж в д. Вдовино. Несколько лет назад была в гостях в д. Фролово и там повесилась. Остались дети Александр и дочь Анна и муж. Детей видимо назвали в честь дедушки и бабушки. Через год муж умер. Александр живёт в д. Вдовино и работает дальнобойщиком. Анна живёт в Перми и работает медсестрой.
   Немного забежал вперёд, как исключение. Вернёмся к Марии Гавриловне. В первой половине 50-х годов моя тётка сошлась с Авдеевым Ильёй Ивановичем. Когда сажали со школьниками кукурузу, они уже жили вместе и маркировал поле Илья Иванович. Илья Иванович был весёлым и компанейским. Подвыпивщий любил петь песню '' Скажи, скажи когда вернёшся''  и всегда плакал. Он рассказывал, что после войны 17 лет жил в Сибири. Заглянем в архив; в 1946 году жил в д. Подволошино, а в начале 50-х живёт в д. Косотурово с моей тёткой. В Сибири он конечно жил и там осталась семья. Никаких связей с бывшей семьёй у него до конца жизни не было. И на Марии Гавриловне он женился в девятый раз, т. е. она была девятой. Первые годы жили плохо. Помню тётка собрала свои вещи и оставила их у нас. Потом постепенно наладилось и даже зарегистрировались и венчались. Илья Иванович был компанейским и двухличным. За моей спиной тётке наговорит всякую чушь, а та начинала разборки и всегда получала отпор с моей сторны. Они всегда вмешивались в мою личную жизнь. Мне всегда приходилось на них работать. Мне легче было отработать, чем слушать укоры. В Тюмень ко мне ездили по очереди, как по графику на отдых. Для справки- моя мать была у нас в Тюмени один раз. Приезжали вместе с тестем и тёщей. Я когда приезжал к матери в отпуск, то она со всеми меня заказывала, чтобы сделать какую- нибудь работу. Однажды привезла мне в Тюмень полкурицы, а деревенским сказала, что увезла мне мясо полтуши. Вот ловкач , не правда- ли, сумами возила от нас продукты и такое ляпнуть?  Мы уже жили в Менделеево и они узнали, что у меня денег хватает на машину, приехал Илья Иванович и говорит: " Толя отдай мне деньги, ты их всё равно потратишь." Когда я купил машину, то тётка сказала , что не без нашей помощи. Продолжать можно ещё много, но сердце не выдерживает.
   P.S. Мария Гавриловна умерла в августе 1985 года. В наследство я получил носовой платок, который я выкинул, хотя дед завещал мне дом, а она его продала. Деньги у них были на машину и Илья Иванович их промотал Воскресенской старухе не без помощи Менделеевских земляков. Пожитки промотал ещё в деревне. Через два года пришёл ко мне проситься жить. Я ему отказал и даже на крыльцо не пустил. Что заслужил, то и получил. Да простит меня Бог, о покойниках плохое не говорят.
   Следующий житель Якимов Андрей Афонасьевич. Дом тоже угловой и расположен против дома Марии Гавриловны. Для удобства назовём улицу с угловыми домами, которая пересекает главную дорогу, центральной и основные события будут происходить на этой улице. Андрей Афонасьевич  был родом с Богоявленки или Сюзьвяков. Жена Андрея Мария Фёдоровна была родом из д. Мишино.
   Рядом с домом Андрея по центральной улице был дом его сестры Фёклы. Фёкла была совершенно слепая. Позже она уехала в Усолье в общество слепых. Там вышла замуж. Вскоре у них родился сын Градобоев Иван. Позже они разошлись, а Иван первое время жил у Андрея вместо сына. Когда подрос уезжал жить в Кизел. Фёкла прожила в доме престарелых до пенсии, а потом приехала домой.
   У Андрея Афонасьевича Иван жил пока не женился. Когда я бывал в гостях у тётки, Иван часто приходил пообщаться со мной. Иван отличался от деревенских ровестников, был более решительным и крутым. Голос был тоже особенный и вроде слегка приблатнённым. Эти особенности не мешали его популярности, а наоборот влияли положительно. Иван был очень общительный и у меня с ним были хорошие отношения. Андрей был хорошим мастером и Ивана кое-чему научил. Женился Иван на Шуре, дочери Фёдора Павловича из д. Гавята. Шура жила в Кизеле, приехала домой в гости и Иван её сосватал. Мать Ивана Фёкла жила уже дома и Иван с Шурой жили у Фёклы. Потом родился сын Володя. Иван и Шура работали в колхозе, а с ребёнком водилась Фёкла. Потом они уехали в Кизел. Первое время Иван уехал один и жил у Шуриной сестры Веры. Потом Ивану дали квартиру в бараке и он перевёз семью. Хорошим семьянином Иван не стал. Частенько обижал Шуру. Даже уезжал и заводил другую семью, но потом возвращался. Потом у них всё наладилось и жили нормально.
   Направляемся по центральной улице в восточную часть деревни. Справа от дороги в начале 50-х был дом моего деда. Перед смертью дед завещал дом мне. Тётка не могла содержать  своего отца и моя мать перевезла его к себе и он жил у нас до смерти. Моя мать его похоронила. А дом тётка продала маслозаводу. Где же логика, в голове не укладывается? Мой отец лишился жизни из-за директора маслозавода и она укоряла мою мать, а сама продаёт дом маслозаводу.
   В следующем доме в середине 40-х жила Парфёнко Галина. Последним преседателем колхоза им. Литвинова до 1951 года был Гачегов Григорий, отец Зои Черных.  Рабочих в колхозе не хватало. Шумихи ещё не было, а Галина приехала на лесозаготовки. Григорий прнял её в колхоз в середине 40-х годов и она осталась жить в Косотурово. Старший сын Иван живёт в Краснокамске. У них две дочери. Старшая дочь Татьяна живёт вместе с родителями. Младшая дочь Екатерина живёт в Мосве. Юра живёт в Менделеево. У Юры две дочери. Старшая дочь Ирина живёт в Менделеево и работает в Менделеевской школе преподавателем. Младшая дочь Галина живёт в Карагае. Татьяна жила в Менделеево, а потом уехала в Горнозаводск.Младший сын Сергей живёт в Менделеево. У Сергея три дочери: Наталья, Светлана и Марина. Позднее Галина Парфенко перейдут в дом пастуха Пети. В конце 80-х в этом доме жила Матрёна. Сын у Матрёны Николай Авдеев живёт в Менделеево.
   В следующем доме по правую сторону от дороги в середине 50-х был ларёк. Позже дом сломали на дрова. Эти два дома в разное время переходили из рук в руки. Некоторые дома тоже перепродавались.
   По правой стороне дома закончились. Слева были огороды. Следующее здение в восточной части деревни, в Петруничах, правление колхоза. Здание- это большой дервянный дом и довольно добротный. Рядом с правлением конный двор и школа. Все эти объекты до коллективизации принадлежали Гачегову Александру и его брату. После революции братья всё бросили и уехали в Пермь.
   Во время коллективизации три деревни Косотурово, Басково и Филюши объединились в колхоз им. Литвинова с центром в Косотурово. Председателем был избран Фалин Иван, отец моей двоюродной сестры Надежды. В 1937 году Фалин выдал справку с места работы своему работнику, преседателя арестовали и увезли. Больше о нём вестей не было. Следующими председателями были: Малахова, Василий Якутов из д. Куздеры и Гачегов Григорий, отец Черных Зои( Гачеговой).
   Посе бегства братьев Гачеговых образовался не только конный двор, но и овчарник. Конюшен у братьев Гачеговых было много и в них образовали овчарник. Здание правления колхоза было довольно просторным и отапливать колхозу было трудновато. Поэтому какое-то время правление было в доме Фёклы слепой. Одновременно здание правления было клубом. Там показывали фильмы, концерты и проводили собрания. Позже здесь будет только клуб, когда произойдёт дальнейшее объединение и правление будет в Тимшатах. А сейчас происходит образование колхозов.
   В " низах" Сюрвы деревни Мишино, Подволошино, Куздеры , Торгушино и Брагино  объединились в колхоз " Красный партизан ". В 1951-м году колхоз "1 Мая", колхоз " Красный партизан" и колхоз им. " Литвинова" объединились в один колхоз " 1 Мая ". Председателем избрали Батина Егора Владимировича с центром в д. Косотурово. Косотурово стало центром на Большой Сюрве.
   В школе работали по два учителя. Первый и третий класс учил один учитель, второй и четвёртый класс учил второй учитель.. В конце 40-х годов учителями были Екатерина Петровна и Фёдор Степанович. В 1951 году Фёдор Степанович ушёл в Тимшатскую школу, а на его место пришла Старкова Анна Алексеевна. С 1955 года учителем работала Гачегова Евдокия Дмитриевна.
   Первым агрономом была Антонина из Кудымкара и скорее всего работала по направлению. В середине 50-х годов по направлению агрономом работала Анна Сергеевна из Нальчика. С её сыном Якуниным Веней мы учились у Тимшат в одном классе. У Вени был брат постарше его и он учился в старших классах. Веня показывал нам его работы по черчению и там стояла его подпись печатными буквами Зелтынь. Работа была отличная. Ваня Меньшиков говорил: " Вот это Зелтынь"  Имя я его не запомнил. Ещё у Анны Сергеевны была дочь Надя и Фая. Они наверное живут в Кудымкаре. Веня после школы уехал в Пермь и я его больше не встречал.
   Рядом со школой жили Черных Илья Фёдорович и его жена Черных Зоя Григорьевна. Поженились они в 1953 годы и она пришла к нему жить. Зоя жила с братом Иваном. Они ещё маленькими остались без родителей и выживали одни. Сначала умерла мать после тяжёлой и неизлечимой болезни. Когда Зоя училась в школе в Рождественске, а у Тимшат была в то время только начальная школа, отец поехал за Зоей и по дороге умер от отравления. Зоя и Иван остались сиротами. Зоя была красивая и Илья Фёдорович хотел любой ценой, чтобы она стала его женой. Вот воистину был Ромэо. О семье Черных я писал в Гришатах и повторяться не буду.
   Следующий дом Старковой Анны Алексеевны. В этом доме родилась и жила Фалина ( Гачегова ) Прасковья Фёдоровна. В д. Басково она значится, как Маня Пашиха. У неё была сестра и они поменялись  документами и теперь везде она значится Прасковья. потом Прасковья вышла замуж в д. Филюши за Афонасия.
   Анна Алексеевна в 1954 году вышла замуж за Мухачёва Александра. Александр с рабочими приехал в колхоз на уборку  и познакомился с Анной Алексеевной и остался жить в деревне. Он был хорошим работником и в коллективе сразу стал своим. В настоящее время их обоих нет в живых.
   У Анны Алексеевны был сын Старков Юрий Иванович. Мы с ним вместе учились в Тимшатской школе и уважительно звали Юрием Ивановичем. В последнее время жил в Кургане. В 2015 году случился сердечный приступ и умер. Сын Старков Сергей живёт в Карагае. Дочь Люба живёт в Екатеринбурге. Татьяна живёт в Рождественске. Младшая дочь Ольга живёт во Фролах замужем за Авдеевым Иваном Николаевичем.
   Оставим восточную часть деревни и перейдём в центральную часть к дому Андрея Афонасьевича. Возле дома Андрея в 80-х годах колхоз построил столярную мастерскую. Теперь механизаторы могли самостоятельно поработать в мастерской. Ключ был у Андрея и он всегда мог помоч. Андрей держал пчёл и в свободное время делал ульи. Илья Фёдорович тоже держал пчёл и Андрей помогал ему делать ульи. На зиму они вместе с Ильёй опускали ульи у Андрея в подвал и Андреевы и Ильи. Подвал был большой и высокий. Отличался от всех других подвалов в других домах. При праздниках в доме Андрея не плясали, чтобы не беспокоить пчёл. Пчёлы хорошо зимовали и не гибли. Андрей мне подарил пустой улей и благословил на пчеловодство.
   С лева от дороги и выше центральной улицы жил Батин Егор Владимирович. Батин ранее жил и работал в Гавятах председателем колхоза " 1 Мая ". При объединении колхозов был избран председателем колхоза, тоже " 1 Мая", переехал жить сюда. Жена Граня и сын Володя с ним не поехали и вернулись в Нердву. Володя был мой ровестник и мы с ним дружили. Здесь Егор Владимирович женился на Гачеговой Татьяне Степановне.
   За время работы председателем колхоза Батин печать носил при себе. Когда подписывал документы, доставал из кармана печать и заверял. Бывало и выпивал, но печать не терял. В правлении колхоза из штата был всего один счетовод Клавдя Сабаш из д. Мишино. Она начисляла трудодни, составляла ведомости на зерно и в конце года зарплату на заработанный трудодень. Закупочная стоимость зерна и молока была низкая и на трудодень сходились копейки, да и колхозы после войны долго не могли  "встать на ноги". И не только, после коллективизации не всё шло так гладко. У многих были большие запасы зерна, что и приводило к раскулачиванию. В Косотурово этот процесс был более ощутимый. Здесь жили трудолюбивые жители и лодырей почти не было. Всёже колхоз выкарабкивался и когда перешли на денежную оплату, то зарплата животноводов и механизаторов превышала зарплату в городе. Во времена становления колхозов поля безвозмездно обрабатывали МТС (машинно тракторные станции ).
   В середине 50-х годов по постановлению правительства в колхозы было направлено с городских предприятий 30 тысяч инженерных работников председателями колхозов. В колхоз " 1 Мая " был направлен Ильиных Владимир Константинович. Батин на сесии Тимшатского совета был избран председателем сельского совета. При реорганизациях колхозов, сельских и районных советов.Батину пришлось поработать на многих должностях. Последнее время даже бригадиром комплексной бригады и управляющий Косотуровским отделением. В принципе это одно и тоже.
   Татьяне Батиной тоже пришлось поработать на разных должностях. Была заведующей на отделении маслозавода, простым работником в бригаде и последние годы работала почтальоном. Егор с первых лет проживания в Косотурово занимался пчеловодством. Помогала ему жена Татьяна. Помню во время роения они бросали работу и снимали рои. Рядом у Андрея тоже пчёлы и роение. Конфликтов между ими не было. Андрей за деревней сделал на ёлке привой и проблема была решаемая. Ель на задах деревни в сторну Мишино растёт до сих пор и будет расти ещё много десятилетий, как память о пчеловодах. Пчёл на зиму Егор определял у себя дома.
   Когда я приезжал в Косотурово, Андрей и Егор Батин частенько приходили к Илье Ивановичу пообщаться и со мной повидаться. Егор был на пенсиии часто болел. Однажды я приехал в Косотурово что -то помочь тётке. Она мне говорит, что Батин " плохой " и надо сходить попрощаться с ним. Мы пришли с Ильёй Ивановичем. Батин уже плохо дышал и изо рта противно пахло. Последние слова Егора были такие: " Где она долго не не идёт". Илья Иванович спросил " Кто". Да смерть ответил Батин. Утром его не стало.
    Деревня на глазах пустела. У Андрея не стало жены Марии Фёдоровны. Татьяна осталась одна, дочь Татьяны Галя жила в Кудымкаре и Татьяна сошлась с Андреем и перешла к нему жить. Татьяна тогда ещё была могутная. Андрей прожил до 86 лет. Татьяна последнее время жила одна и продолжала держать пчёл. Пчёл осталась одна семья и потерялась матка. Она пошла в д. Володино к Боре Деменеву за маткой. Там ночевала и ночью упала с полатей. Пришла домой, и заболела. Вскоре Татьяна умерла. в Косотурово остались жить Зоя Черных со своим мужем Ильёй Фёдоровичем. В 1998 году они переехали жить в д. Савино к дочери Татьяне, где и Зоя живёт в настоящее время.
              P.S. Боря Деменев в данное время продолжает жить в родной деревне Володино один на всю Малую Сюрву и более 20-ти лет без жены. Вот воистину деревня ВОЛОДИНО долгожитель, основанная в 1669 году. Боря 1945 года рождения. Дети проживают в Перми.
   По верхней  улице против дома Батиных жила Анна. Фамилию не помню, но звали её в народе просто Анна Беззубая. Последние годы она работала на ферме. Детей у неё не было и когда остарела, Мария Гавриловна взяла над ней опекунство. Дом после смерти Анны перешёл в распоряжение Марии Гавриловны, хотя она ранее рассказывала, что в этом доме родились она и мой отец. Правее была мастерская и между ними была арка и проходила пешеходная и конная дорога.
   По этой же улице слева жили Мялицин Николай и его жена Мялицина Надежда Дмитриевна. Николай Мялицин был скромным и тихим, как говорила моя мать, смирёным. В деревне по за глазам звали его Никола Огрунин. Видимо мать была Агрофена. Я её не помню. Сёстры Мялицина Раиса Алексеевна и Мялицина Клавдия Алексеевна жили в Басково. Получается Николай был по батюшке Алексеевич. О его сёстрах я уже писал и повторяться не буду. По словам Авдеева Ивана Рая и Клавдя родом из д. Ныробцево, что против Торгушиных. В Торгушино тоже жили Мялицины и может даже далёкие родственники. Но это моё мнение.
   В молодости Николай работал комбайнёром. Комбайн у него был не самым лучшим и всё время ломался. Видимо не смелому не доставалась хорошая техника. Мой старший брат Егор работал у него штурвальным и умудрялся приработать в бригаде. Да и в уборочную пору сезон был дождливый. В следующем сезоне и далее всё наладилось.
   Жена Надя была родом из д. Викулята  и жили рядом с нами. У Надежды в молодости были частые приступы, видимо сердечные. Её мать Оксинья отваживалась с ней. Мы с ребятами старались посмотреть, но они завешивали окна. Сестра её Люба наверняка помнит это, ведь она была старше нас. Её мать видимо из-за болезни больше берегла и Надежда выросла более изнеженной. Когда она вышла замуж в Косотурово за Николая о её болезни, которая была в молодости, было не слыхать.
   Для справки, забегая вперёд скажу, что Окинья в пожилом возрасте жаловалась на боль под лопаткой. В больницу особо не обращалась. Однажды у Семёна Черных тётя Прасковья идёт мимо нас плачет и говорит, что умерла Оксинья. Теперь бы врачи поставили диагноз : задний спинной инфаркт. Да и в настоящее время почти половина гипертоников не догадывается об этом. Хочу сказать, что наследственность в какой то стени влияет на болезнь. И ещё забегая в перёд, ведь Надежда умерла так же внезапно и даже не дома, а в гостях. Дочь Лида умерла молодая и тоже от болезни сердца. И неконец сын Михаил лёг спать и утром не проснулся.
   Вернёмся в семью Мялициных. Детей у Мялициных было трое. Дочь Лида была замужем за моим братом Степаном. Михаил жил в Рождесвенске  Он был местным поэтом и писал стихи. Его поэзию можно найти на сайте у Любы Постаноговой. Младший сын Иван окончил Рождественскую школу и был призван в 1983 году в армию. Служил в Североморске подводником и остался там служить. В данное время вышел на пенсию и проживает в Североморске.
   Семья Мялициных в 60-х годах переехала в Тимшата. Там мой брат. работая киномеханником. познакомился с Лидой и позднее они поженились. Лиде было всего 16 лет. Зарегистрировались конечно позднее. В 70-х годах семья Мялициных переехала в Рождественск, а точнее в д. Старково. Николай работал на ферме слесарем. Позднее заболел и ему ампутировали ногу.
   Лида до 1980 года жила в д. Викулята. У Лиды со Степаном к тому времени было трое детей. Старший сын Виктор, дочь Люда и дочь Надя. В мае 1980года Степан погиб. Лида с детьми уехали в Рождественск. Там она сошлась с татарином. Появился ещё один ребёнок. Позже их отчим попал под машину и погиб. Дети к этому времен были взрослые и Лида уехала в Карагай к дочери и там вскоре умерла. Виктор сначала жил в д. Вдовино гражданским браком. В д. Вдовино у меня был друг Лёня Данилов. Он хорошо отзывался о Викторе. Позже Виктор переехал в д. Старково. Люда вышла замуж в Карагай за Валеру, сына Гали Деменевой от Викулят.  Все эти годы с племянниками связей не было. Скорее они не хотели или их отчим не хотел этого. Меня можно было понять, хотя я всегда был настроен дружественно, да и сам думал, что всё это отложить на потом. Времена были не подходящие, начиналась перестройка и бардак в стране. Я в это трудное время осваивал пчеловодстао и времени не хватало. Племянникам даже не говорили о моём сущесвовании. К тому же на могилу моего брата из них никто не приежал не разу. Одновременно я разыскивал Галю Деменеву. Она жила в Краснокамске. Галя поменяла квартиру в Краснокамске и переехала жить в Карагай. Галю нашёл в Карагае и был удивлён, что Люда её бывшая сноха. К этому времени Люда с Валерой уже не жила. Степан у Гали был двоюродный дядя. При живом Степане такой родственный брак был бы не доступен. Если у племянников связь со мной была бы не нарушена, их брак был бы тоже не возожен.Когда кого-то отлучают от самых близких родных и получается таков результат. Мне пришлось срочно их организовывать и все съездили на семик. Степан похоронен в Обвинске. И ВСЁ. ОТВЯЗАЛИСЬ. В 2016 году я видел Виктора в четверг на семике в Рождественске и звал его съездить на семик в субботу в Обвинск, он не поехал. О Степане на Сюрве все отзывались уважительно. Он был очень скромный и самый популярный. Хорошо играл на гармошке. Как Степан заиграет на гармошке. никто не мог усидеть и пускались в пляс. Даже самый интеллигентный председатель колхоза Галямин, бывший секретарь Нердвинского райкома, на празднике отвернулся от всех в сторонку и поплясал.
   Следующий дом после мастерской по верней улице, дом где родилась Черных ( Гачегова ) Зоя Григорьевна. В 1955-году здесь жил Ильиных Владимир Константинович. Я упоминал, что он был направлен из Перми председателем колхоза. Жену звали Людмилой. У них был сын Володя. С Володей мы учились в одном классе в Тимшатской школе с 5-го по 7-ой класс. Вместе жили в интернате. Володя в свободное время читал художественные книги, типа "Всадник без головы". Учился хорошо и немного был интеллигентен. Малость увлекался электроникой. Мы с ним были друзья и я бывал у них в доме. Владимир Константинович из Перми привёз девушку Риму и она жила вместе с ними. Рима сама изъявила желание поработать в колхозе. Однажды летом она поехала на лошади в упряжке, не справилась с лошадью, телега перевернулась и Рима погибла. Жена Владимира Константиновича до приезда в колхоз работала в типографии наборщиком. В 1958 году мы с Володей пешком сходили в Нердву и вступили в комсомол. Осенью семья Ильиных вернулась в Пермь. Больше я их не видел.
   Позже Зоин брат Иван Гачегов дом продаст, когда вернётся из армии агроному Анне Сергеевне и она его перевезёт на нижнюю улицу.
   В следующем доме по верней улице жили пастух Петя с Дусей. Петя летом всегда был пастухом и пас деревенский скот. Деньги ему платили местные жители, в зависимости от количества скота в хозяйстве. Петя был умственно отсталым. Дуся иногда тоже пасла коров вместе с Петей. Зимами работала на Басковской ферме. Когда они умерли, дом купила Галина Парфенко. Галина сошлась жить с Иваном Гусельниковым, родом из д. Торгушино. Иван жил в городе  и получил производственную травму на заводе и завод платил ему приличное пособие до конца жизни. В основном он работал в бригаде. Когда дети вырасли и разъехались, они переехали жить в Менделеево. Иван долгое врем работал в сельхозтехнике, пока не вышел на песию.
   Вернёмся на центральную улицу. Слева около дома Батина был выкопан колодец со срубом. Вода в колодце была очень близко и воду можно было черпать ведром, хотя был ворот. Вокруг колодца трактором выкопали яму и получился пожарный водоём, ввиде большой лужи Вокруг колодца всегда стояла вода. Вода в колодце была застойная и её использовали для скота и технических нужд. Когда жителей стало совсем мало, вода вытекала из этой лужи через дорогу к Андрею в огород .
   Далее ещё был колодец. Он соответствовал санитарным нормам и вода в нём была питьевая.За колодцем была пожарка. Пожарной машины не было, а была ручная пожарная машина. При необходимости её можно было перевезти на конной телеге.
   За пожаркой был дом Лисафьи. У Лисафьи детей и родственников не было. В 70-х годах Мария Гавриловна взяла над ней опекунство и присматривала за ней до смерти. Дом был старенький и построек кроме дома не было. Мария Гавриловна использовала его на дрова.
   Рядом с домом Фёклы слепой был дом Авдеевой Анны Прокопьевны. В годы войны она работала в Косотурово на овчарнике и была награжена медалью " За доблестный труд в Великой Отечесвенной войне 1941- 1945 год ".
   Далее дом Гачеговой Раи Степановны. У Раи было три сына- Миша, Лёва,Иван и одна дочь Нина.  С Лёвой я учился вместе в Рождественской школе. В данное время связей с ними нет.
   В следующем доме от дороги жил Гачегов Алесандр Кузмич. У него было трое детей:  Надя, Коля и Саша. У Алексанра был брат Алексей. Оба они были шоферами. Алексей жил в Кудымкаре. Детей у Алексея не было. Когда Алексей остарел, то умирать приехал домой. Позже в этом доме жила Маланья из д. Басково.
   Переходим на нижную улицу от дома Анны Алексеевны в сторону отделения. Слева от дороги дом Гачегова Степана Егоровича.У Стапана Егоровича сын Гачегов Виктор Степанович и его жена Гачегова Валентина Фёдоровна жили рядом. дочь Татьяна была замужем за Батиным. Младшая дочь Мария была замужем в Викулятах за Черемных Александром Григорьевичем. Позже Мария с Александром уехали на Шумиху. Степан Егорович был крепкий мужик. В возрасте 90 лет выкашивал литовкой 50 соток. Позже в доме Степана Егоровича жил Пермитин Степан из д. Торгушино.
   У Виктора Гачегова жена была на фронте.   Валентина работала секретарём в Тимшатском сельском совете..
   Далее на левой стороне дороги был дом Гачегова Степана Григорьевича. Жена Степана Григорьевича Гачегова Евдокия Дмитриевна работала в Косотуровской школе учителем. Дочь Ольга живёт в д. Фролово и замужем за Авдеевым Валерием. Сарший сын Володя умер. Позже они разойдутся. Сейчас Евдокия Дмитриевна живёт в д. Фролово. Степан сойдётся с Зоей Чугаевой из д. Подволошино и переедут жить в Викулята в дом Фёклы Черных.
   В следующем доме справа от дороги жил Гачегов Григорий Егорович, брат Гачегова Степана Егоровича. Сын Григорй Степанович  жил рядом. Второй сын Гачегов Геннадий Григорьевич был женат на Юговой Евдокие. Её звали просто Дуся и отчество я не знаю. Брак у них видимо не был зарегистрирован. Геннадий уехал в Златоуст и там завёл новую семью. Дуся оставалась жить в доме Григория. Геннадий часто навещал Дусю и родителей. Сын Дуси Виктор был мой одноклассник. Позже у Дуси родился сын Югов Анатолий Геннадьевич. Геннадий жил на две семьи. После очередного визита у них родилась дочь Людмила. Дуся  работала в ларьке пока его не закрыли. Потом работала на отделении. Виктор окончил школу и уехал к отцу в Златоуст. Там он окончил техникум и работал на заводе токарем. Мы сВиктором переписывались. Он дважды приезжал ко мне в Тюмень и хотел даже устроиться на работу. У Виктора жена его унижала. Всё время называла его деревней.Виктор хотел видимо уехать от жены. Я его свозил на моторный завод. Там пообещали его принять на работу. Видимо не решился бросать жену и не поехал. С тех пор я его больше не видел.
   У Геннадия в Златоусте, отца Виктора, жена пошла мыться в ванной и там сварилась. Нашли её мёртвой. Геннадий привёз из Косотурово Дусю. Позже переехал сын Анатолий. В данное время Геннадия, сыновей Виктора и Анатолия нет в живых. Дочь Людмила жила в Кудымкаре. В 2015 году умерла от тяжёлой болезни.
   Григорий Егорович, как и его брат Степан Егорович, был старой закалки и крепким мужиком. Однажды осенью, году в 1955 утром погнал скота на пастбище в сторону отделения. На поле была выпахана картошка и корова бросилась на картофельное поле. Он её отгонял и упал в обморок. Он был не молодой, лет под восемьдесят и сердце не выдержало. Дома пролежал день или два и умер.
   Между домом Григория Егоровича и домом Нюры Никоновой был дом агронома Анны Сергеевны. Она купила его у Ивана Гачегова и перевезла на нижную улицу. О её семье сказано выше. Позже  этот дом купил Парфенко Юра, но в нём не жил. Хотел его перевезти, но здоровье не позволило. Пришлось продать Авдеевой(Отавиной Шуре). Анна Сергеевна переехала в д. Викулята в дом выше Семёна Черных, где жил Иван Корзняков. Шура Авдеева жила в Басково. Муж Иван ушёл в армию и там женился на дочке командира части. Когда Шура узнала об этом и решила переехать в Косотурово. В Басково она стала чужая. К той поре у Шуры было двое детей дочь Нина и сын Николай. Нина живёт в Очёре, Николай живёт под Москвой.
   Летом каждый год на уборку посылали рабочих из города. Шура познакомилась с рабочим и они стали жить вместе. Мужик оказался деловой и заботливый. Позже они уехали в д. Сюзьвяки. Там Шура работала на Сюзьвяковской ферме.
   Наш обзор по деревне Косотурово подходит к коцу и выходим на исходный рубеж к Нюре Никоновой. Снова выходим на главную дорогу и пднимаемся до дома Андрея Аонасьевича. Пересекаем центральную улицу и по главной дороге доходим до пересечения с верхней улицей. Справа на самом углу жила Якимова Анастасия Ивановна. В деревне её звали Максихой по имени мужа . Муж был Максим и прииехал с Ильинской стороны. Видимо ушёл на войну и не вернулся. У Максихи родственников не было и Мария Гавриловна взяла над ней опекунство. Это было первое её опекунство и постепенно превратилось в бизнес. А далее у неё как обычно, дозаривала до конца жизни.
   Слева на углу был дом Гачеговой Дарьи Прокопьевны. Дарья была сестра Анне Прокопьевне. У Дарьи было двое сыновей. Старший сын Лёня живёт в Перми. У Дарьи не сложились отношения с Гачеговым Викором Степановичем и она решила перевезти дом в Менделеево. Постройка была из двух домов, не считая хозпостроек. В Менделеево она договорилась с шофёром Бизяевым Виктором перевезти дом. за перевозку она отдала одну избу. Бизяев тоже построил дом, а позже уехали жить в Кудымкар. В Менделеево Дарья работала на автостанции, производила посадку на автобусы. Младший сын Виктор работал со мной вместе в сельхозтехнике. Потом тоже уехал в Пермь. Дарья очень часто ходила к нам в гости. На работу я ходил мимо Дарьи. Частенько останавливался возле её дома и разговаривали. Было у Дарьи пять кур и она общалась с ними, как с людьми. Однажды ночью у Дарьи украли всез пять кур. Она пришла к нам и плачет. У нас было тоже пять кур и очень ручные. Дарья часто бывала у нас и кур видала. Мы Дарью пожалели и подарили ей кур. Она с ними не расставалась. Осенью на огроде копала им землю и они собирали дождевых червей. Умерла Дарья зимой на печке, а куры сидели на ней.
   Дорога круто поднимается в гору. В дождливу пору этот подъём объезжали со стороны правления. На верху подъёма справа был небольшой карьер. Здесь местные жители брали глину для изготовления русской печи. Далее по большим полям дорога уходит в д. Кочнёво и на Рождественск. Справа по опушке поля через урочище Дубрава тропинка уходит в д. Торгушино. Через были переходы. Прямо поле протянулось до д. Подгорено. Подгорено было ниже опушки леса на невысоком пригорке и красивом пейзаже.
   Слева от дороги на верху подъёма метрах в ста от дороги, в сторону правления, была часовня. Точное место расположени часовни в данное время определить трудновато. Юра Парфенко, когда жил в Косотурово и на тракторе ночью пахал это поле. Впереди трактора заметил птичье гнездо. Он остановил трактор и аккуратно перенёс гнездо на пахоту. На следующем круге птицы против гнезда атаковали трактор. И это естесственно. Под бороной заметил маленькую дощечку. Сделал ещё два круга, а дощечка не выпадывала. Остановил трактор, достал дощечку из под бороны, отряхнул от земли и увидел изображение иконы. Краска на иконе местами сохранилась. Он подобрал икону и возил в тракторе. Теперь возит икону уже в третьем тракторе. Я постараюсь поглядеть на икону своими глазами. Гнездо и икона указывают на место расположения часовни. Часовню в конце 40-х или начале 50-х годов перевезли в Тимшата и построили из неё магазин.При разбоке часовни икона выпала и затерялась среди строительного мусора. В середине 50-х я учился в Тимшатской школе и магзин был в хорошем состоянии,почти новый, что подтверждает время постройки.
   Вернёмся к правлению и конному двору. На задах деревни располагался зерноток и склады. В амбарах хранили зерно. был и центральный колхозный склад  для хозяйсвеных нужд. Около конного двора был ветпункт. Там можно было заклеймить мясо для продажи. В 70-х годах на зернотоке построили АВМ ( агрегат витаминно-травяной муки ). На нём хорошо было сушить зерно. Витаминная мука добавлялась в посыпку и скармливалась скоту.                                                                                                      
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»