В центре

Вселенной

 

Пермитин А.В. Рождественская школа...

 

История родного края                                                                               
Воспоминания о школах
Рождественск и Рождественская средняя школа
Лето после семилетки
   Прозвенел последний звонок в нашей школе. Все мы радостно разошлись по домам. Нам, выпускникам седьмого класса, предстояло продолжить учёбу в Рождественской средней школе. Летом каждый из нас решил поработать в колхозе. Косотуровские ученики обычно работали в бригаде. Поработать на тракторе прицепщиком они не стремились. Я решил пойти работать прицепщиком к своему трактористу Югову Николаю. Иван Деменев несколько лет работает со своим братом Фёдором. Иван хорошо освоил трактор, и Федор разрешал ему проехать на тракторе круг-другой во время вспашки поля. Особенно Иван любил ездить при транспортировке на другое поле. Обычно мы работали прицепщиками уже после посевной. Иван уже в школе не учился и познал все азы посевной. Прицепщики во время посевной были сеяльщиками. Мне после учёбы в шестом классе тоже пришлось быть сеяльщиком. Помню, весна была дождливая и посевная немного затянулась. Чуть пройдёт дождик, сошники у сеялки забивает, и зерно не поступает в землю.
   Лето после семилетки проработал прицепщиком. В свободное время от работы заготовлял дуб-корьё с ивы. Весной, когда ходили в школу через лес, я приметил в лесу много крупного ивняка. Кора на ивах была очень толстая, и мне не составляло большого труда заготовлять каждый раз более ста килограммов сырья. Деревья были очень высокие. На высоте груди делались круговые засечки и лентами корьё отдиралось до верху .Нижняя часть отдиралась до земли. Оставалось связать корьё в пучки. Длина пучка равнялась нижней части коры и составляла один метр. Иначе могли не принять на приёмном пункте. Все эти операции делались в один день, пока кора сырая и легко принимает нужную форму. Вечером пучки снашивались в одно место, и выставлялось на временное хранение, пока не наберётся воз. За это время корьё подсыхало в пучках.                   Технологию заготовки не разглашали заготовителям, иначе они делали большую скидку.
   Когда скапливалось достаточное количество сырья, мы с моей мамой запрягали лошадь и вывозили корьё домой. Дома выставляли пучки на завалинку под навес, пока сырьё окончательно  не высохнет. Когда кора начинает ломаться в руках, корьё можно было сдавать. Приёмная цена  дуб-корья была очень высокая и составляла один рубль за килограмм. За один день можно было заработать более ста рублей. За месяц можно было обеспечить семью на год. Конкурентов среди деревенских жителей не было. Днём все были на колхозной работе. Сдавали корьё заготовителям  на дому. Заготларьки в Обвинске и Рождественске были переполнены и они старались привлекать   к этой работе желающих, у которых были хорошие дворы.
   С нашей деревни корьё возили в деревню Жданово, что составляло половину пути до Рождественска. Мои сверстники тоже занимались заготовкой сырья. У них были свои места.            Мы с ребятишками леса знали лучше взрослых. Которые не учились в школе и деньги зарабатывали на велосипед и ездили на нём на работу. Школьники зарабатывали, чтобы купить что-то к школе.   Я старался заработать на одежду, обувь и учебники для учёбы в Рождественской средней школе. Там меня ждали новые испытания на самостоятельность.
   Лето отработал на тракторе прицепщиком с Николаем Юговым. Николай был фронтовой коммунист сталинской закалки. Он личным примером показывал, как надо работать и одновременно учил трактористов. Прицепщикам зарплату платил колхоз, и обычно начисляли в конце года. Надеяться на зарплату прицепщика не приходилось. За лето я смог обеспечить себя заработком и достойно продолжить учёбу.
   Настал долгожданный день 1-е сентября. В школу в село Рождественское ходили по основной дороге через Басковскую ферму. Из деревни Басково с нами ходили Алексей Нечаев и Геннадий Деменев. Далее основная дорога вела через деревню Косотурово,  минуя повороты,  дорога вела   на Ждановские поля. Продвигаясь по дороге с небольшим спуском, подходим к речке Малая Сюрва. Слева осталась деревня Жданово, раскинувшаяся по обоим берегам  реки Малая Сюрва. Двигаясь по дороге, подходим к деревне Кочнёво, расположенной также  по обе стороны реки Малая Сюрва. Деревня была небольшая. Правобережная часть деревни в скором времени опустела и дома разрушились. Далее после крутого и небольшого подъёма дорога ведёт через небольшое поле и приводит к горе с крутым спуском в урочище Тильканиха. Урочище представляло собой довольно широкий лог с небольшим полем.  Справа осталась деревня Беловята. Далее на обочине вдоль дороги лежат кучи гравия, привезённые до войны на лошадях из реки Обва. Здесь начинали строить гравийную дорогу из Рождественска на Обвинск. Помешала война. После войны строить стало некому.
   Далее дорога ведёт к крутому и длинному подъёму. Здесь всегда лошадей водили в поводу, когда ехали обратно. После небольшого перелеска выходим на Рождественские поля. Поле довольно длинное и занимает около часа ходьбы. Дойдя до половины поля, начинают появляться очертания красивейшей реки Обва. В ясную погоду, видя такой пейзаж, возникает воодушевление и хочется петь. Справа осталась деревня Волгино и деревня Вдовино. Обе деревни соединились в одну деревню. Выше деревни Волгино остался знаменитый камень, описанный археологами. Теперь камень зарос лесом, и местные жители его не могут найти. В 50-х годах прошлого столетия о нём тогда многие знали и даже видали. Наши одноклассники из Рождественской школы туда ходили.
   Дорога подходит к Нердвинскому тракту, ведущему из посёлка Менделеево через районный центр село Карагай. Выходим на тракт и поворачиваем налево. Справа остался левый берег реки Обва с красивым Постаноговским угором, Рождественским и Филипповским городищами. Рождественское городище находится ближе к деревне Вдовино. Городище обнесено высоким земляным валом с частоколом из брёвен высотой 5-7 метров с трёх сторон и примыкает к крутому берегу реки Обва.  Среди городища находится пещера в виде крутого оврага и выходит к берегу. Здесь в средние века (7-15) вв был город Афкула и целое мусульманское государство Вису со столицей этого города.     С запада город защищал Шиловский лог, он был искусственно подрезан и хорошо укреплён. Мусульманское государство занимало территорию от теперешнего города Кунгур по Сивинский район. На территории Рождественского городища жили финно - угорские племена (предки марийцев, коми, болгар, удмуртов).
   Население в основном занималось различными ремёслами;  гончарное, металлургическое, ювелирное. Мастерские находились прямо в домах. Развиты были и торговые отношения. Сюда приезжали купцы за пушниной. Особенно ценились шкурки соболя, они были высокого качества. Жители городища ездили по торговым делам в разные страны, они продавали меха, закупали слоновую кость, ювелирные украшения, шелка. Одежду из шёлка носили даже бедные слои населения. Центром духовной культуры была мечеть.
   Филипповское городище 98-10 вв) находится за Шиловским логом внизу крутого угора, около деревни Филиппово. Теперь этой деревни нет. Совсем недавно здесь был коровник. Коровника тоже нет. В этой деревне родилась моя бабушка по отцовской линии и отсюда вышла замуж за  моего деда в деревню Косотурово. При раскопках на Филипповском и Рождественском городищах были найдены предметы средневековья и сданы в Карагайский краеведческий музей. Филипповское городище окружали высокие валы с земляными башенками. С площадки просматривается вся река   в обе стороны и Рождественское городище. Также это обладает высокими акустическими свойствами.
   Рядом с городищами со стороны села Рождественск находится могильник (8-15 века).  Рядом с могильником за Постаноговским логом находится деревня Постаногово, известная в 17 веке как Сыкыскар. По другим источникам деревня образовалась из починка в начале 19 -го века в деревню.  Деревню назвали в честь Постаноговых, которые переехали с Осетровской стороны.    Мне об этом рассказал Юрий Постаногов, житель села Карагай. Его дед первым переехал в деревню Постаногово. Дед и его сын Иван были долгожителями и прожили более 90 лет. Позже сын Иван переехал в село Рождественск.
   Покидаем исторические и археологические памятники  и двигаемся в сторону села Рождественского. Гравийная дорога ведёт нас по небольшому уклону к селу Рождественск. Гравийное покрытие  50-х годов ещё много лет оставалось гравийным, пока в конце прошлого века не положили асфальт. В то время строили дорогу на Нердву, и дорогу проложили в объезд села. Ранее дорога шла через село.  По ней и будем мы двигаться. До села остаётся полтора километра. На подходе к селу были деревянные ворота, они в основном были закрыты. На воротах стояли мальчишки и им давали мелкие деньги за проезд. С пешеходов деньги не брали. По тракту в то время проезжало много машин, и они не были исключением.
                                                  Село  Рождественское
  Проходим ворота. Слева стояло несколько домов. Не доходя перекрёстка, в маленькой избушке жила старушка. У неё останавливались трактористы на время ремонта трактора в мастерских.     Мне тоже приходилось там ночевать, будучи прицепщиком.  Справа была старообрядческая церковь, или в народе её называли кержацкая. Во времена гонения на церковь получился раскол,  и верующие старообрядцы с реки Керж двинулись на новые земли, дойдя до Рождественска, в честь реки Керж они получили такое название.  Старобрядцев было много в Сибири, их там называли двоеданами.
   Выходим на перекрёстке на главную улицу Ленина, ведущую через всё село. Справа дорога уходит на станцию Григорьевская. Раньше здесь ходили машины до станции. Слева стоял двухэтажный дом, в нём жили учителя Рождественской школы. Идём далее по главной улице в сторону центра. В центре справа видим почтовое отделение связи.  Ранее здесь был коммутатор     и на коммутаторе круглосуточно работали телефонистки. Они вручную соединяли запрашиваемое соединение. Теперь установлены автоматические коммутаторы и называется АТС. Монтёры связи    в белых полушубках лазили по столбам и чинили порванные провода из 3-х миллиметровой медной проволоки. В то время медь не жалели. В этом же здании находится отделение связи. Ещё здесь находится сберкасса. До недавнего времени здесь находился местный радиоузел. Отсюда по проводам вещали радиопередачи, на всю округу. Утрами вёл передачу директор Рождественской школы Третьяков Дмитрий Прохорович. На столбе висел 10-ти ватный  «колокол» и радио было слышно на всё село.
  Слева находилось двухэтажное здание сельского совета. Здание перевезли после войны с Сюрвы из деревни Беловята на семи подводах. Рядом находился сельмаг.  Здесь же в центре находился хозяйственный магазин. Далее на углу была контора правления колхоза Большевик. Ранее в этом здании была контора Рождественской МТС. После передачи МТС  колхозу контору из деревни Старково перевели в это здание. В старом здании поселился первый председатель колхоза Большевик  Глямин Василий Андрианович. Выше конторы был дом директора МТС. Когда бывший  директор и некоторые специалисты вернулись в Пермь, дом отдали директору Рождественской средней школы Третьякову Дмитрию Прохоровичу.
   Далее от конторы находилось каменное двухэтажное здание Рождественского государственного лесничества. В 18-19 веках в этом здании находилось управление графским Строгановским имением. Дом считается историческим памятником. В середине 50-х годов на первом этаже была библиотека. Во время войны здесь был военный госпиталь. После госпиталя второй этаж отдали   под лесничество. С тыльной стороны была длинная деревянная лестница, ведущая на второй этаж. Здесь была квартира для уборщицы. Лесничим в ту пору был Меньшиков Василий Петрович, а жена Полина была помощником лесничего. На территории лесничества справа были конюшни, в которых содержали лошадей для лесничества. Здесь же находились сани для хозяйственных работ кошёвка. Лесничий выезжал на хорошо ухоженной лошади и красивой кошёвке по деревням своего лесничества. Также был приусадебный участок. Меньшиков жил в своём доме, и участок отдавал уборщице. С левой стороны был погреб, которым тоже пользовались уборщицы. Здесь же был дровяник. Дрова и сено для лошадей заготовляли лесники. Уборщице приходилось кормить лошадей, топить печи и мыть полы в конторе. Вечерами сидеть у телефона во время пожароопасного периода.
   Далее находился продовольственный магазин и деревянный сарай базы Рождественского сельпо. Здесь находились киоски. В сельпо были свои машины и автолавка, на которых привозили товар из Менделеево или Верещагино. Машины были оборудованы брезентовыми пологами. Иногда машины привозили полные кузова водки. В магазине был большой выбор продуктов. Колбаса была всяких сортов, большой выбор варенья в пол-литровых банках, масло сливочное, топлёное, солёное, водка и настойки всяких сортов, много разных консервов и т.д. В сельпо была своя лошадь, на ней привозили хлеб из пекарни. Пекарня тоже была сельповская. Буханки пекли большие. В магазин хлеб привозили утром и продавали на развес. К буханке всегда были привески. Хлеб был вкусным,  и порой пока идёшь до дому, съедаешь эти привески.
   Возвращаемся в центр села. Справой стороны находится площадь. На площади возле проезжей части установлен обелиск погибшим бойцам в марте 1919 года. В глубине площади, не далеко от края берега реки Обвы, стоит каменное здание  Христо-Рождественской церкви, построенной        в 1855 году на месте сгоревшей деревянной церкви. Постройка деревянного здания церкви относится  к 1800-1804 г. на средства Лазоревых и Всеволжских. По рассказам старожилов каменная церковь строилась на известковом растворе. Известь выдерживали в известковой яме  сорок лет. К известковому раствору добавляли яичный белок. Яички приносили прихожане из расчёта одно яйцо на один кирпич.
   Церковь прекратила своё существование в 1939 году. В советские времена в церкви был клуб   до 1988 года. С 1988 по 2006год церковь пустовала. За эти 20 с лишним лет церковь дала трещину. В 2006 году церковь начали восстанавливать. За два года был сделан купол и установлен крест. Иконы принесли прихожане. Некоторые иконы привезли из Перми. Кирпичное основание под крест разбирали в начале 50-х годов прошлого столетия.  Я помню, как дяденька сидел на кладке и разбирал кирпичи.  Когда уронили крест, я этого не видел. Я в то время жил в деревне и в селе  был наездом. После разборки работник исчез навсегда и больше его никто не видел.
   Рядом с церковью с левой стороны в двухэтажном деревянном здании была Рождественская средняя школа. На берегу реки Обва за церковью был школьный спортзал. Правее был интернат.    В школе был приусадебный участок и небольшой сад. В саду была посажена, редкая в то время, ирга. Был посажен и крыжовник, тоже редкий в те времена. У входа в школу была поставлена ёмкость  с водой для мытья обуви. Дежурные школьники проверяли обувь и с грязной обувью не пропускали в школу.
Вернёмся на главную улицу. Справа от дороги, против продмага была столовая. Хлеб в столовой     в то время был бесплатный. Можно было взять стакан чая и перекусить. Большой выбор блюд и всё это стоило недорого. Кассы не было. Буфетчице заказывали блюда, а она давала бирки под номерами. С этими бирками переходили на раздачу и подавали в окошечко.  Повара выдавали блюда согласно бирке. С тыльной стороны столовой была контора сельпо. В начале 60-х заведующей была Шавшукова Клавдия Григорьевна.
   По левую сторону дороги, недалеко от магазина, была начальная школа. Далее был новый бревенчатый детсад-ясли, построенный во времена МТС. По правую сторону дороги находится лог. У жителей на краю лога был посажен хмель, который всегда был в пыли. Улица являлась трактом    и по ней всегда ходили машины и поднимали пыль. Недалеко от лога находится участковая больница и аптека. В больнице были стационарные койки для тяжелобольных. Заведовал больницей фельдшер Савелий Михайлович, который жил по левую сторону от дороги в двухэтажном доме.  В конце села по правую сторону от дороги был маслозавод. Здесь производили формовочное сливочное, солёное и топлёное масло, а также плавленый сыр. В самом конце села была нефтебаза. Сюда приезжали   на лошадях и машинах из деревень за горюче-смазочными материалами.
                                     Рождественска средняя школа
Наступил долгожданный день 1-е сентября 1958 года.  На линейке новый директор школы поздравил всех с наступающим учебным годом. Из нашей Тимшатской семилетней школы пришли учиться Гачегов Виктор Геннадьевич, Меньшиков Иван Игнатьевич и я. Из деревни Басково уже учились Деменев Геннадий и Нечаев Алексей. После линейки кратко познакомились с учителями, списали расписание уроков. Классным руководителем в нашем восьмом классе была Краева Евдокия Ионовна. Завучем была Постаногова Мария Григорьевна. Она же преподавала химию. После занятий в школе я пошёл устраиваться в интернат. Домой ходить, каждый день было далеко. В интернате все кровати были заняты. Мне предложили самую крайнюю кровать. Кровать была без сетки и была застелена досками. Мне кровать не понравилась. Ученики, которые здесь поселились, были уже на местах. Особенно выделялся рыжий парень с веснушками на лице.  Он показался мне блатным и задавал много вопросов. Я отказался от интерната и вышел на улицу. На улице меня ждал Гена Деменев и Вася Меньшиков. Они были родственниками, и Гена второй год живёт у них на квартире.  Они меня позвали с собой, я охотно согласился и пошёл с ними в деревню Мельники.
   Мать Васи Меньшикова Зоя Павловна Геннадию приходилась двоюродной сестрой. Мне она тоже приходилась родственницей. Зоя Павловна снимала в деревне этот дом и сама была квартиранткой. На квартире мы жили трое: Гена Деменев, Алексей Нечаев и я.  Ночью спали мы все четверо на полатях. Письменное задание делали за обеденным столом по очереди. Устное задание  учили лёжа на полатях. Вася Меньшиков учился в параллельном классе. Мы все трое изучали немецкий язык,   а Вася Меньшиков изучал английский. Утрами вместе ходили в школу по тропике прямиком через речушку. Наш класс находился на первом этаже. Наши парты стояли у стенки. Я сидел на втором ряду справа. На первом ряду сидел Вяткин Владимир из Воскресенска. Рядом сидела Зоя Микова   из деревни Вишня. Иван Меньшиков жил на квартире у молотобойца из колхозных мастерских Вотинова Ивана. Дом Вотиновых находился на нижней улице справа от церкви. Виктор Гачегов ездил на велосипеде домой в родную деревню Косотурово.                               

    С нами в одном классе учился Гуляев Владимир Якимович с Осетровской стороны.                   Из Рождественска училась Конина, по-моему Валентина, дочь фотографа. Из деревни Тухта учился Кулаков, имя не помню. Деревня Тухта находится за рекой Обва и ему приходилось переплывать речку на лодке. Из деревни Шавшуки учился парень, фамилию тоже не запомнил. Мы с ним встречались, когда я работал на летучке, и обслуживали фермы. Он работал на ферме слесарем. Помню, принёс нам верхний устоек молока в 3-х литровой банке к обеду. С Козыма учился с нами Дима и жил тоже в Мельниках на квартире у знакомых.
   Уроки физики преподавал Старков Николай Дмитриевич. Его жена Старкова Валерия Александровна вела у нас биологию. Преподаватели были грамотные и рационально использовали время. По черчению преподавал Пономарёв Иван Александрович. Это был очень энергичный человек и доходчиво нам объяснял на уроках. В пятом-седьмом классах вёл труды. На трудах школьники изготовляли изделия не хуже магазинских. Прошёл всю войну. Хорошо играл на гармошке. Последнее время работал токарем в колхозе Звезда. Главный инженер колхоза Русинов Александр Иванович ездил за ним и привозил его на работу. В колхозе его ценили и уважали.
  Учителем истории был Вяткин  Михаил Александрович.  На уроках истории он рассказывал про Рождественское городище. Он участвовал в археологических раскопках в начале 50-х годов прошлого столетия на этом городище. Михаил Александрович рассказал нам, что здесь была стоянка первобытных людей. Видимо раскопки до этого не проводились. Следующие раскопки возобновились в 85-м году и проводились ежегодно под руководством профессора Белавина.        Мы учились в школе в 58 -м году, когда Белавин только родился. Михаил Александрович был хорошим фотографом. У него был фотоаппарат "Зоркий" и "Зенит" со съёмными объективами.         Он вёл в школе фото кружок. Я тоже ходил в этот кружок и научился фотографировать.                В школе было много разных кружков. Я ещё ходил в радиокружок, который вёл Улитин. Михаил Александрович   на уроках истории всегда был с чувством юмора. Однажды мы на его уроке с Вяткиным Владимиром на пальцах играли в "очко". Он нас  "засёк" и выгнал из класса. Мы до перемены прятались под лесенкой от директора школы. Директор Третьяков Дмитрий Прохорович был строгим и мы его боялись.
    Учителем географии была Гилёва Анна Андреевна. Она была серьёзная и внимательная, рассказывала сосредоточённо, хорошо знала материал. На уроках мы её слушали внимательно. Немецкий язык преподавала Микова Наталья Ивановна. Она свободно говорила по-немецки.         При входе в класс, здоровалась с нами по-немецки. Между паузами на уроках всегда говорила по- немецки. Наталья Ивановна давала нам полезные советы и наставления. Алгебру и геометрию преподавала Деменева Таисья Павловна.  Биологию преподавала Шаврина Мария Сергеевна.
   На уроках русского языка Евдокия Ионовна перед началом кратко рассказывала новости о  международном положении. На классной доске писала нам, как правильно писать трудные слова.  Она была хорошим филологом. На уроках литературы разбирала до тонкостей каждую фразу того или иного героя. Можно было писать сочинение, не читая произведения писателя. В сельской библиотеке подходящая литература была на руках. Приходилось обходиться учебником.                На выходные домашнее задание нам не задавали. Мы все расходились по домам.
   После школы мы помогали Зое Павловне по хозяйству. Носили воду, пилили и кололи дрова, заносили в дом. На огороде помогали копать картошку. Однажды Зоя Павловна попросила  нас зарезать козу. В школу нас не отпустила и козу оставила дома. Алексей Нечаев ушёл в школу.     Мы с Васей и Геной решали: кто будет колоть козу. Гена сразу отказался. Раньше моя мать овец колола всегда сама. Мы только помогали держать и свежевать. Я стал точить нож. Гена ушёл из дома. Я взял нож и с чувством патриотизма пошёл резать козу. Вася держал козу за рога. Я всегда жалел скота и отворачивался, когда мать колола. И тут я понял, что не знаю, как колоть. Вася тоже не знал. Переборов страх и жалость, я легонько начал разрезать шерсть на шее сверху.     Коза нещадно ревела. Я попросил Васю, но он отказался. Козу отпустили обратно в сарай.
   По субботам после занятий в школе, мы ходили домой. В начале ноября мы с ребятами возвращались домой. В деревне Косотурово, сидя у окна своего дома, меня поджидали дядя с тёткой. Из окна хорошо был виден угор в сторону Рождественска. Дождавшись меня, тётка пригласила меня в дом и оставила ночевать. Рано утром мы с  дядей пошли в лес валить деревья на дом. Дорогой возле деревни Мишино нас поджидала Степанида, и мы пошли в лес за деревню Подволошино. Дядя подготавливал ёлки, а мы со Степанидой ручной пилой валили ёлки. Вечером сильно устали и хотелось домой. Дядя не давал нам пощады и просил ещё свалить несколько деревьев. Когда стало совсем темно, мы пошли домой. В свою деревню идти не было смысла и сил. Снова пришлось ночевать. Утром, дождавшись рябят, пошли в школу. Был лёгкий морозец, и дорога была гладкой и ровной. Перед нами прошёл гусеничный трактор с листовыми санями и хорошо выровнял дорогу. На них Черных Пётр перевозил имущество из деревни Денисята на станцию Григорьевская. На дороге  они растеряли некоторые запчасти для трактора. Мы благополучно пришли в школу.
   На уроке Евдокии Ионовны к нам в класс, постучавшись, вошёл Черемных Александр. Он сказал, что у меня умер отец. На лице Евдокии Ионовны был испуг и жалость за меня. Она меня отпустила на похороны. Саша Черемных на лошади привёз меня домой. Дома, переступив порог, я долго не мог осмелиться пройти дальше в дом. Для меня это была неожиданность. Макар Федотович был мне отчим. По рассказам моей мамы, он весь вечер ждал меня. Видимо перед смертью хотел проститься со мной. Я вместе со всеми съездил на Рождественское кладбище и там его похоронили. После похорон я снова пошёл учиться в школу.
   Учёба в школе налаживалась. Постепенно всё это пережилось. На уроки физкультуры ходили в спортзал. Там приходилось прыгать через козла и коня, лазить по канату, подтягиваться на турнике и т.д. Козла и коня я впервые увидел в спортзале. Конечно, прыгать через них я не умел. Пришлось учиться. Уроки физкультуры были нулевые, т.е. с восьми утра. Ещё преподавали военное дело. Учитель был старенький и худощавый. Фамилию и имя не помню. Скорее всего, это был военный     в отставке. Были сформированы отделения и взвода. Были назначены командиры из учеников. Занимались строевой подготовкой. Командиры командовали нами. Всё было как в армии, при прохождении курса молодого бойца. Зимой на уроках физкультуры ходили на лыжах. Проводились кустовые и районные соревнования на лыжах. На лыжах я ходил хорошо и участвовал на соревнованиях за Рождественскую школу. После обычных уроков на перемене Зоя Микова меня щекотала, а я боялся щекотки. Она ко мне была неравнодушной.
   На втором этаже, через весь коридор, Рождественской средней школы был просторный зал, примыкающий слева к окнам. Во время большой перемены здесь были танцы под баян. На баяне играл фронтовик, участник ВОВ, Исупов Вячеслав. Играл он классно.  Школьники обычно танцевали вальс. Мы с Геной Деменевым обычно стояли рядом и смотрели. Я был несмелым и даже не пытался научиться танцевать, да и это было не в моём стиле. В наших деревнях на гулянках, обычно, отплясывали кадриль. Деревенские школьники не все ходили на танцы. Мы посылали в большую перемену сходить в клуб посмотреть объявление, и узнать: какое будет кино. Иногда гонец приходил и говорил, что только белые колонны. Это обозначало, что объявления нет и вместо этого видны белые колонны бывшей церкви. Иногда после школы ходили в кино. Заведующий клубом был Павлинский Илларион Николаевич. У него не было обеих кистей рук. На руках были прорезаны канавки. Он прекрасно ездил на велосипеде. Жил он за домом директора школы. В клубе было фойе, а дальше зрительный зал. Кино показывали через два окошка без перерыва. Перед началом сеанса звенел звонок. Всё было, как в кинотеатре.
   Зимой в школу ходили пешком через деревню Жданово.  В самые короткие дни ходили с вечера. Иногда при большой выпадке снега не успевали дойти до Рождественска. Мне часто приходилось ночевать в деревне Жданово у Дмитриевой Марии. С другими жителями я был не знаком.               На квартире Зои Павловны жить было трудновато. Она иногда косилась на нас с Геной. У Зои болела печень, и она лечилась кагором. Вася частенько выпивал у неё вино. Мы решили, что она подозревает нас. Проучился до конца третьей четверти и решил школу бросить. Моя мама сильно ругалась и велела ходить в школу. Она не хотела, чтоб я был чернорабочим. Гена Деменев следом за мной тоже бросил школу. Владимир Вяткин, глядя на нас, тоже не стал учиться.
   До апреля я хорошо отдохнул. С наступлением тепла я решил сделать комнату для фотопечати. Комнату делал на улице. Получилась хорошая одноместная кабина. Работу закончил в 20-х числах апреля. Кабину перекантовал в ограду  к дому. В кабине оборудовал сиденье и столик.                 На солнечной стороне вырезал отверстие для объектива. Электричества в то время в деревне не было. В кабине не было не единой щели, и была полностью затемненной. У меня был фотоаппарат "Смена" и фотоувеличитель. Объектив вставил в вырезанное отверстие, приспособил фотоувеличитель к столику. Всё у меня получилось. Там же я проявлял фотографии. Фотографии получались хорошие.
   Лето и зиму проработал на колхозной ферме. Летом пас коров со сменщиком Иваном Деменевым. Осенью председатель колхоза Галямин Василий Андрианович нам вручил ценные подарки.         Зимой возил воду.  Однажды пришёл к нам домой Иван Якимов и сказал, что в Рождественские мастерские нужен ученик на токарный станок. 
                                                                                                                             
  

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»