В центре

Вселенной

 

Кузьминых Н.Е.

 

 

Испытание №2. «Можно ли научить немку отплясывать «гопака»?»

Наконец-то наша компания разрешила главную проблему. Им приходилось представлять свою национальность, как хохлы, которые живут в Украине. Вся проблема в том, что немцы не могут выговаривать буквы «цэ»и «чэ» и получается у них, например, «украинши». Это парням было очень обидно, и они предпочитали, чтобы их называли хохлами, а тут выяснилось (с помощью голландцев), что казаков все знают. Сейчас отпала необходимость в сложных объяснениях, что хохол тоже украинец, только мужского рода, а не украинша (по их произношению). Только вызвало удивление, что казаки и на Урале проживали, так как меня тоже в казаки произвели.

Как я уже упоминал, утреннее построение мои казаки проспали, а там были отчислены два студента-голландца, вышедшие из нашей комнаты пьяными и не давшие выспаться учебному центру. Нашим казачкам надо было призадуматься, но они стали трезво рассуждать. Зачем надо было голландцам пройти в дом стенок с 3-го этажа по первый и при этом дергать за ручки дверей? Когда я сказал, что при этом каждый пел свою песенку, казаки пришли к выводам: первое – пить не умеют, второе – мозги не так устроены.  У нас, если идут с пьянки, то поют одну песню, не жалея глотки (как правило «шумел камыш»).

Кстати, вы можете сами себе поставить диагноз насчет алкоголизма, не обращаясь к дорогостоящим врачам. Если вы, идя с пьянки, повторяете лишь первый куплет «шумел камыш», то у вас слабый организм и склонность к алкоголизму. Если вы, дорогой, заканчиваете вторым куплетом, то вы умеренный выпивоха. Но если вы, дорогой, исполните всю песню, то вам беспокоиться незачем – это для веселья. Женщинам надо запомнить один афоризм: «Настоящая подруга не та, которая тащит тебя пьяную домой из кабака, а та, которая ползет рядом».

Если со студентами расправились своими силами, то над нащей компанией навис карающий меч. Оказывается, что позвонили в принимающий учебный центр, и там пообещали, что приедет сама генеральный секретарь учащей молодежи земли Северной Вестфалии Карлебина Брошь. Всего этого мы не знали и поэтому до обеда еле-еле прошли учебную практику. После обеда трехчасовой практикум «Основы немецкого этикета, то есть как вести себя в немецких семьях. Оказывается, «черного» хлеба в Германии нет, да и «белый» хлеб только утром на бутерброды; не вздумайте резать хлеб ножом, так как на каждой куне есть струнная или дисковая хлеборезка. Вообще постарайтесь хлеб из рациона исключить, и, действительно, через пару месяцев про хлеб забываешь. Культ еды таков, что никогда голодным себя не почувствуешь. Единственное, было трудно в начале орудовать ножом в правой руке и вилкой в левой. Если блюдо съел, то вилка с ножом в тарелке, а если рядом, то значит, что просишь добавки. Все, что есть на блюде, должен съесть, а то хозяйка подумает, что не вкусно готовит. Такое утверждение со мной сыграло злую шутку (если желаете, в дальнейшем могу рассказать).

Особенно возмущение вызвало к казаков замечание, что у русских отсутствует культура пития алкоголя. Понаблюдайте, как пьют русские: стаканами и чуть ли не зажмурив глаза. Рюмочка должна быть не больше 70 грамм (т.е. одного тринка) и, сделав один глоток, нужно покатать во рту, чтобы рецепторы определили вкус и аромат напитка. Русские, выпив залпом, могут определить только «мягко пошла» или «горло дерет». В общем, все перетерпели и как только добрались до своей комнаты, сразу забыли «немецкий этикет». На столе – газеты, на них сало, цибуля, ломтями французский багет и в кружках горилка. Это у нас «повторенье – мать учения», то есть лечение от условных рефлексов.

Раздается стук в дверь, и заходит переводчик, и с ним полноватая симпатичная женщина лет 45 (как говорят: «45 – баба ягодка опять»). Ральф представляет женщину (как ответственную за нас, русских): генеральный секретарь учащейся молодежи земли Северной Вестфалии, принимающей сборной практикантов из России, Бельгии, Голландии. Женька-казак перебил Ральфа и попросил перевести, что хочет выпить с ней на брудершафт. Карлебина от удивления согласилась, и сразу в руках у нее оказалась эмалированная кружка с горилкой. Сделала маленький глоточек и хотела этим ограничиться, но Женька цыкнул и мизинчиком донышко кружки придержал. Но женщина полностью растаяла после долгого смачного поцелуя. За столом с помощью переводчика объяснили, что у нас не пьянка, а лечение. Особенно убедительно выглядел довод одного казака, что он спит только на животе, а тут эхо среди ночи разносит цоканье женских каблучков, и сна как не бывало, остаются одни воспоминания. Если у мужиков такая ситуация вызывает смешки, то у женщин только сочувствие. Поэтому Карлебина Брошь выразила сочувствие и согласилась с тем, что успокаивающих таблеток не существует, а если алкоголь помогает, то это лечение.

Поразила ее так же закуска: это цибуля (луковица), разрезанная пополам, посыпанная крупной солью и затем раздавленная мужской сильной рукой. Мякоть этой цибули с кусочком сала или кровянки слаще ананаса, особенно после горелки. Окончательно ее поразило пение казачков. Голоса у казачков разные, и от любой песни получается изумительное наслаждение. Под горилку и с такой закусью наслаждаться можно было вечно, но ближе к полуночи возникло желание разучить национальный танец «гопак». Пока шло разучивание основных «па» танца, было тихо и спокойною Но когда дошло до музыкального сопровождения, так как танец зажигательный, то и сопровождение должно быть зажигательным.

Музыкальный ритм создавался хлопанием ладонями по столешнице, ложками по огромному подносу, с гиканьем и свистом , и все это умножьте на эхо, которое создает внутренний двор замка. Если бы этот музыкальный ритм прозвучал в аду, то грешники вместе с чертями отплясывали бы «гопака» вокруг кипящих котлов. В общем, наверняка обитатели замка, лежа, подпрыгивали в своих кроватях. Во вторую ночь им удалось поспать по паре часов, так как днем по немецкой пунктуальности все расписано по минутам (а тихого часа не предусмотрено). Казалось бы, что терпение учебного центра на наши чудачества придет к концу, но оказалось, что «казачьей вольностью» надо восхищаться, не каждой нации это дано. Наша компания стала в авторитете, при виде нас – улыбки до ушей и восклицания: «О, казаки!» Только стали замечать одну странность: если мы запрыгиваем в переполненный автобус, вокруг нас образуется свободное пространство и места (студенты готовы ехать на коленях своих товарищей).  В прощальный вечер (после полугода) мы спросили Карлебину, почему на с не наказали (русский чиновник воспользовался бы моментом, чтобы поднять свой авторитет и крепче удержаться в кресле). Она объяснила, что в отличие от законопослушных немцев вы своей непосредственностью похожи на больших диких детей. Но нам Карлебина Брошь запомнилась (с теплотой) такими поступками.

Во-первых, вернули обратно тех долговязых студентов-голландцев, которые после знакомства с нами не дали заснуть учебному центру. Да и вторую ночь, когда разучивали танец «гопак», фрау Брошь тоже принимала участие. Хотя казачки были разбросаны на полгода в разных уголках Германии, через фрау Брошь мы знали все друг про друга. Когда нас снова собрали через полгода на прощальный вечер в замке Хаус Люсе, то каждого практиканта (а их 30) провожали их семейства (где они жили). Меня, например, провожали мой шеф баронет Бернард Гехард Мария фон Бэхэнхофт и две сестры баронессы Ан-Катрин и Ани-Мари. Такая огромная толпа во внутреннем дворике замка,  и вдруг на высоком крыльце среди группы чиновников мелькнула фигура фрау Брошь. Казачки, прервав вступительное слово бургомистра, завопили «Фрау Брошь!» и бросились на крыльцо. Немцы заволновались, но мы, вытащив Карлебину из толпы чиновников, каждый расцеловал ее в щечки. Тут Карлебина отчудила, пошепталась с помощниками, скинула пиджачок и оказалась в кофточке в вышиванке. Повязалась косынкою, освободили круг, врубили магнитофон и с Женькой выдали такого «гопака». Да и мы помогли гиканьем и свистом, благо, тренировка была. Немцы были в отпаде и просили повторенья. После всех торжеств и прощального застолья собралась наша компания (вместе с Карлебиной) в нашей комнате.

После полугодовой жизни мы свободно общались на немецком, но на столе вмиг исчез «немецкий этикет». На газетах при привычный казачий натюрморт: сало, пивные сухие колбаски, цибуля и горилка. С салом в Германии была проблема, но у нас один из казачков подружился на юге Германии с мастером разделочного цеха. Если поступил поросенок с превышающей нормой подкожного жира, то бауэру (фермеру) выписывается штраф, а уж фермер делит этот штраф между наладчиком компьютера и свинарем. Там же у поросенка в ушах номер и чип, и он просовывает морду в кормушку, и датчик считывает, и сверху сыплется норма его. Попив через сосок водички, сунет голову еще в кормушку, а вдруг халява посыплется. У казачка счастье, когда появится экземпляр в 3-4 пальца толщиной сала (и фермер избавляется от штрафа). Солит и отправляет друзьям, и до меня доходили посылки на север Германии. Взамен посылал ему из Голландии трубочный табак, благо, от поместья 7 км и табак в 2 раза дешевле. Видимой границы нет, и поэтому если появляются надписи на указателях на двух языках, значит ты уже в Голландии. Немного отвлекся от темы, но вы сами догадались, что за таким столом происходит.

После полуночи все уселись в открытый кабриолет Карлебины и решили проехаться по узким улочкам немецкого городка. Но не могут русские терпеть, когда нам хорошо, а другие спят. Поэтому выбираем узкую улочку и рявкаем во все глотки песню «Едут, едут по Берлину наши казаки…» На что у меня козлетон, но припев я орал до першения в горле. Свет в окнах появляется после нашего проезда, значит, немцы поняли, что не вымерли еще на Руси казаки.                                                                                                                                                                                                  

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»