В центре

Вселенной

 

Горбунова Л.Н.

 

Асанова А.Е.>>>>


 

 

 

Авторы: Горбунова Любовь Николаевна,

Козминых Виктория Александровна

Кудымова Снежана Ивановна

 

Воскресенск- 2014

 

Дети Воскресенска в годы лихолетья

 

Эта тема- часть нашей работы в творческом объединении «Искра». Цель- поиск материалов и сохранение памяти о подвиге односельчан в годы Великой Отечественной войны.

Одним из практических результатов является список фамилий воскресенцев, павших на полях сражений, на стеле в парке Победы. Это итог полугодового нелегкого труда.

За несколько лет объединение собрало информацию (документы, фотографии, письма,  награды) о ветеранах и детях войны, тружениках тыла, которые являются основой Книги Памяти, созданной нашим коллективом.

Наше небольшое село находилось далеко от фронта, но дети наравне со взрослыми каждый день, каждый час приближали долгожданную Победу. Их не по- детски серьезные лица на сохранившихся старых фотографиях выражают боль, скорбь по погибшим, ненависть к врагу.

Из воспоминаний Шалагиной А.М., учительницы военных лет: «Старшие школьники, подростки выполняли непосильную работу: боронили верхом на лошадях, вывозили навоз на поля, помогали на сенокосе и лесоповале. Все прекрасно понимали ;«Все для фронта, все для Победы!». Не было слов «Не могу, не хочу». Делали невозможное, трудились весь световой день. Гоняли гурты скота до убойных пунктов, отвозили зерно, продукты, сено на станцию Григорьевская,  кололи дрова для школы. Младшие школьники работали под руководством учителей вместе с родителями: на скотных дворах, на прополке и уборке овощей, пасли скот, собирали колосья в поле, чтобы не пропало ни одного зернышка».

Домой приходили письма от раненых родных из госпиталей, написанных руками детей под диктовку. Следом шли похоронки-

горе для всей семьи.

Дети теряли не только родных и близких, но и любимых учителей. Погибли на фронте Симонов Максим Иванович.(директор школы, учитель истории), Югов Иван Георгиевич (учитель рисования, истории),  Баранов Леонид Фролович (учитель начальных классов).

Симонов Максим Иванович- наставник и учитель с большой буквы. Помня о своей образовательной и культурной миссии на селе, он в праздничные вечера всегда выступал в сельском клубе. В 1941 году на фронт Максима  Ивановича провожали всем селом. Все плакали, особенно дети. Девочки собрали целый ворох разноцветных лоскутков, сшили платочки для проводов и изготовили ритуальное махало. Прощаясь, Максим Иванович сказал, что после войны  они обязательно встретятся. Встретиться не пришлось. Молодые учителя погибли, защищая свою Родину, свое село.

Югов Иван Георгиевич, прекрасный учитель, оставил в память о себе альбом с зарисовками о деревне Подгорной, Кипреевской школе и еще несколько работ. Даже на фронте он всегда помнил и рисовал свои родные места. Как и все учителя предвоенных лет, Иван Георгиевич принимал самое активное участие в жизни села и своей деревни. Из воспоминаний Кузнецовой А.Ф.: «Прекрасный гармонист, весельчак и балагур, светлый чуб из-под фуражки, яркая косоворотка, всегда ухоженный, в начищенных сапогах, с гармошкой на плече. Таким его запомнили девушки. Ни одно игрище не обходилось без Ивана. Его с нетерпением ждали , усевшись на фундамент церковной ограды, парни и девчата.,  Ланце, кадриль, коробочка- все знал. А как они плясали, эти молодые парни- учителя! Не было им равных».

.  Война оборвала мирную и счастливую жизнь. На фронт Ивана провожали мама Анна Даниловна и сестра Александра Егоровна, Шура, которой тогда было девять лет. В каждом письме он интересовался жизнью села, односельчанами, справлялся о младшей сестренке. Все ее жалел, что она такая маленькая, а работает.

«Баранов Леонид Фролович- любимый учитель младших школьников. Еще на школьной скамье его заметил Симонов М.И. Он пригласил молодого человека работать в школу, отправил учиться и не ошибся. Дети были в восторге от его обаяния, доброты, той интересной жизни, которую он организовал»-, вспоминает Югова Александра Фроловна, одна из старейших жителей села.

В 1942 году, когда Москве грозила опасность, в Воскресенскую школу прибыли эвакуированные московские школьники, позднее- дети из блокадного Ленинграда.

Дети, познавшие ужасы войны, потерявшие родителей, требовали особого подхода, материнской заботы и ласки. Все это смогли им дать учителя школы, местные девчонки и мальчишки. После войны некоторые из них остались жить в полюбившемся им селе, ставшим родным.. Некоторые писали письма, с глубокой благодарностью и любовью вспоминая Воскресенские просторы, жизнь детского Дома, детские шалости.

Здание старой школы, холодное, неуютное, наспех построенное перед войной, казалось самым  светлым и родным домом, где можно было пообедать прямо в классах грибовницей, чаем из сушеной травы, картошкой со школьного огорода.

Страницы школьных журналов военных лет пестрят московскими и ленинградскими фамилиями. Оценки в них говорят сами за себя. Программы выполнялись строго.

Одной из немногих радостей детей военного лихолетья была возможность покататься на лошадях, рысаках орловской породы, которых выращивали на местной конеферме.

«Очень хотелось спелых лесных ягод. Ведь мы забыли вкус сладостей. Но в это время шла сенокосная страда. Однажды  ребятишки во время обеда побежали в овраг полакомиться сочной лесной малиной. Увлекшись, забыли о времени. Когда спохватились и стали выбираться наверх, увидели перед собой бригадира на лошади  с плеткой в руках. Бежали так, что ветер свистел в ушах. Радио тогда в селе не было, телефонов- тоже. Поэтому мы были первыми вестниками Победы. Мы ходили в Рождественскую школу и знали больше других. Радостные и счастливые, бежали домой, чтобы сообщить об окончании войны»,- рассказывает Попова Анна Ильинична о своем  военном детстве.

  Мысленно пройдя по дорогам военного детства, мы прониклись уверенностью, что детский труд в тылу- это тот же трудовой фронт. Было холодно, голодно, всего недоставало, но усилиями фронта и тыла была одержана победа над врагом. Прошли годы. Сегодня дети войны стали нашими дедушками и бабушками. Их память цепко хранит события военных лет. Мы свято чтим память об их героическом военном прошлом, помогаем им, окружаем вниманием и заботой.


 

 

Мой  прадед- мастер гончарного дела

Козминых Виктория Александровна

Воскресенск- 2008

Село Воскресенск славилось не только своими историческими и культурными памятниками, но и людьми- умельцами, ремесленниками.

Летом прошлого года я вместе с краеведческим отрядом «Искра» ездила в гости к руководителю Фроловского детского объединения по работе  с глиной и пришла в восторг от множества красивых поделок. Еще больше я удивилась, когда узнала, что все эти свистульки, светильники, игрушки, куклы были сделаны из глины, заготовленной в нашей деревне Савинята, где раньше жила моя бабушка Зоя Егоровна. Мы узнали от мастера о множестве таинственных свойств глины. Она лечит людей, создает хорошее настроение, успокаивает. Мы сами с помощью Светланы Григорьевны попробовали изготовить простые игрушки. Я лепила вишенку.

По дороге домой  появилось много вопросов. Пользовались ли глиной жители деревни Савинята? Были ли там мастера по работе с глиной? Что они изготовляли и зачем? Я решила это выяснить у моей бабушки и узнала, что в этой деревне жил мой прадед Григорий Давыдович Бурдов по прозвищу «Гриша- горшечник», который был искусным гончаром и обеспечивал всю округу глиняной посудой: корчагами, кувшинами, латками, крынками. После рассказа бабушки возникло еще больше проблем. Мне хотелось, как можно больше узнать о своем прадедушке и о других Воскресенских умельцах. Я обратилась в школьный исторический музей, где впервые увидела изделия, которые он мастерил и положила ладони на огромные корчаги. Казалось, что они хранят тепло его рук. Под впечатлением этих событий пришло решение провести исследование  и оформить работу и соответствующую презентацию о моем прадеде- великом труженике.

 

Я обратилась к внучке мастера- моей тете, к его дочери, в школьный и районный краеведческие музеи. В результате воспоминаний очевидцев, путевых школьных журналов 1950 года, старых фотографий, книги памяти, писем, собралось очень много интересного материала, который я внимательно изучила и написала эту работу.

 

Из истории гончарного ремесла

на территории села Воскресенска

 

 Мастерству работы с красной глиной на гончарном круге научили наших далеких предков волжские булгары, которые приезжали к ним торговать на Рачевское городище, которое находится сейчас  в трех километрах от деревни Савинята и в двух километрах от села Воскресенска.

Об этом сообщают исследования Мокрушина В.Н, преподавателя Пермского государственного университета и Кудрявцева Ю.А., учителя- исследователя истории Нердвинской  школы. Фрагменты глиняной посуды булгар  и местных жителей коми, найденные на городище исследователями и кружковцами- краеведами очень отличаются друг от друга. Местные жители изготовляли посуду из белой глины. В ней встречаются вкрапления частичек ракушек и разных других примесей. Вылеплены они вручную, поэтому стенки сосудов неровные, толщина их разная. Булгарская посуда из красной глины ровная, тонкая, имеет следы от вращающегося гончарного круга, без следов примесей.

Фрагменты той и другой посуды хранятся в историческом школьном музее, часть из них собрана ребятами во время экскурсий на городище.

 

Григорий Давыдович Бурдов- мастер гончарных дел

 

Григорий Давыдович Бурдов- мой прадед, участник русско- японской, германской и Великой Отечественной войн жил со своей семьей в деревне Савинята, в трех километрах от села Воскресенска. Раненый  и контуженный, он очень страдал от пули в ноге, но занимался гончарным делом: изготовлял глиняные горшки, кувшины, корчаги, крынки и латки. У него был свой гончарный круг. Прадед обжигал корчаги в русской печке, а потом ездил на лошади зимой и летом  по селам и деревням и продавал их. Он занимался этим важным делом до колхозов, последние годы работы в колхозе и на пенсии. Кроме того, он работал бригадиром.

Еще у мастера была струна для сбивания шерсти, так как он был еще и пимокатом (катал валенки для своей семьи).

Но самое любимое занятие прадеда было пение. Он знал очень много различных песен: и военных, и народных, и лирических. Вставая очень рано и садясь за гончарный круг, мастер напевал свои песенки. Если ему было весело, то песни были веселые, если грустно, то и песни были грустные. Это помогало его творчеству.

Григорий Давыдович очень любил голубей и по особенному разводил этих птиц: он развешивал на сеновале на проволоку большие корчаги, в которых парились голуби. Подкармливая их, прадедушка слушал ласковое воркование птенцов. От этого у него становилось спокойно на душе и изделия получались особенно красивыми и нарядными.

Как всякий деревенский житель, прадед знал грибные места, умел собирать и солить рыжики в больших деревянных бочках. Он был очень гостеприимным человеком. Каждый год летом учащиеся школы ходили к нему в гости, и Григорий Давыдович радушно их встречал и с удовольствием делился с ними успехами своего мастерства.

Из таких воспоминаний можно сделать вывод, что Григорий Давыдович, был очень  трудолюбивым человеком, развитым, умельцем  в каждом деле, особенно в гончарном. Думаю, что эти качества дала ему глина, работа с которой воспитывает терпение, любовь к труду, старание. Колдуя над очередным сосудом, прадед представлял, как он пригодится в чьем-то доме и принесет радость людям. Такими трудолюбивыми были все ремесленники, работавшие с глиной.

 

Нас знают в Москве

 

Важность их мастерства и опыта для окружающих населенных пунктов и археологической науки доказывает переписка Московского института Археологии СССР с историческим кружком Воскресенской школы.

В 1963 году институт высылает запрос с просьбой провести исследования о местном гончарном ремесле, которые очень важны для написания истории русского гончарства. Высланные ребятами материалы были одобрены учеными. Переписка продолжилась. Кружковцы и их руководитель Баранов Сергей Ильич, директор школы, учитель истории и руководитель кружка продолжили поиск и отправляли все новые и новые результаты.

Вот что они узнали.

До войны в двух рядом расположенных деревнях: Головино и Савинята занимались гончарным ремеслом 4 семьи, одна из них- Григория Давыдовича Бурдова, вторая- Клавдии Климентьевны Юговой ( ее дочь и сейча живет в Воскресенске и помнит все секреты гончарства). В 60-х годах деревни Головино уже не было, а в Савинятах 2 семьи работали с глиной. Григорий Давыдович продает свою продукцию в округе на 30 километров: в Ильинске, Нердве, Кривце, Рождественске. Сдать ее в магазины он не успевает: пока везет на лошади,  раскупается по дороге.

 Чистую, светло- красную глину мастер заготовляет в 300 метрах от деревни, по сторонам дороги Воскресенск- Кривец, с глубины 1 метр. Это единственное место пригодного для работы материала, где его берут с незапамятных времен. Местная рабочая глина не нуждается ни в каких добавках: ни в золе, ни в песке. Поэтому много лет назад, в прошлом веке, неподалеку от  деревень находились  сараи для производства и продажи кирпича очень высокого качества.

Для работы умелец готовит глину так: привозит ее домой, подмачивает до состояния теста,  месит в холщевой ткани, чтобы не высыхала.

Затем частями один слой глины прилепляется к другому до высоты посуды, соскабливаются деревянным ножом лишние выступы и мокрой тряпкой выводится верхняя часть изделия.

                  На гончарном круге, который вращается при помощи левой руки, формируются стенки посуды. Прочность проверяется после просушивания в помещении и закалке и обжиге в русской печи в течении 5- 6 часов, пока не выступит наружу свинец, добавленный в глину для блеска изделия. Как только бока кувшина заблестят, еще теплым его достают и остужают.

В настоящее время растет интерес в глиняной посуде. Я решила выяснить, почему. Оказалось, что молоко в ней хранится дольше, чем в эмалированной, и оно вкусней. Цветы, растущие в глиняных горшках, выглядят пышней и свежей. Такую посуду приятно держать в руках. Она, словно живая.

Я сравнила глину, взятую в разных местах близ Воскресенска. Вывод: только савинятская глина пригодна для лепки. Изделия из сырья, взятого в других местах, трескаются и разваливаются. Это подтверждает выводы моего прадеда об особенной красной глине нашей местности.

 

В гости к мастеру.

Странички из путевого журнала.

 

Каждое лето Воскресенские школьники отправляются в экспедиции, походы, на экскурсии и возвращаются с множеством различных находок для своего музея, уроков истории и будущих исследований. Свой путь они записывают в дневниках, путевых журналах, школьных газетах. Один из таких путевых журналов рассказывает о посещении Григория Давыдовича Бурдова, савинятского гончара.

Было 12ч. 50мин.,когда мы пришли в деревню  Головино. Здесь-то  мы и  увидели, что  из  глины можно сделать хорошую посуду, при чем, на станке  очень простого устройства и  безо всяких  автоматических приспособлений, кроме тряпочки и палочки  в пять- шесть см. два- три см. и на одном конце доходит до двух мм. Правда, нужна еще вода в посуде  Гончар, Г. Д .Бурдов,  рассказал, как делать гончарную посуду, о составе глины, ее место нахождении, о количестве выработки посуды, о значении  гончарного  производства. Г. Д. Бурдов на  глазах у ребят слепил  несколько  фигур из глины ,когда рассказывал о ее составе. Глина должна быть мягкая  и такая глина, которая обладает хорошей лепкостью. В состав глины входит несколько % мелкого песка. Гончар взял кусок  нужной глины  и  положил  на круг станка. После этого он слепил что-то, вроде посуды,( глина до этого была у него размята, как он сказал:»Чтобы пуще улеглась» и стал вертеть круг одной рукой, а другой рукой стал подправлять вертящуюся фигурку, направляя большим пальцем внутри фигуры слои глины, чтобы она ложилась ровно. Затем палочкой стал выравнивать бока, уже получившегося сосуда. После этого он мокрой тряпочкой отполировал поверхность сосуда и умудрился искусно загнуть края вертящегося сосуда. Таким образом, ребята у гончара увидели, как почти голыми руками на станке простого устройства, в целом, простым примитивным способом, один, без всяких автоматических приспособлений, может сделать хорошую посуду.

Далее гончар рассказывал, что после этого посуду обжигают и каленую покрывают лаком. Здоровый человек в день может сделать тридцать изделий из глины, которая, возможно, находится в дух километрах от его дома. А также и на любых в нашей местности лугах под слоем черной почвы.

Бурдов Григорий Давыдович сказал, что до Великой Октябрьской революции в деревне Головиной было двенадцать дворов. Из них только два двора не имели гончарных станков и не занимались гончарным производством.

Но и сейчас, когда он только один занимается гончарным делом. Он дает колхозу в год тысячу триста рублей дохода. Почему же ныне так мало, по сравнению с прошлым, делают посуду из глины? По словам гончара : « Раньше  на «глину»  ( на глиняную посуду ) был спрос большой .

Но как же понять:»спрос большой»? Не было возможности раньше мелкому единоличному хозяину, без того задавленному налогами, иметь чугун, в котором можно было сварить обед, так как металлические изделия были очень дорогие для крестьян. Железными и медными рудниками в царской России владели большинство иностранные арендаторы. Они брали у русских купцов и землевладельцев в аренду «непригодные» места, то есть глухую тайгу или «голую степь» и начинали делать здесь разработки. В тайге доставали золото, в степи доставали медную руду. Это и есть «непригодные места» (для русских купцов и землевладельцев в отсталой России) и, конечно, пригодные для  «знающих» арендаторов. Они, богатые арендаторы, теперь уже становятся заводчиками и не думают платить за арендованные земли. Каторжный труд позволял им копить деньги до нескольких миллионов, от этого заводчики делались еще скупее. Они все дороже и дороже продавали железо, медь и металлические изделия. Воспользовавшись отсьалостью \россии, они свободно продавали металл за границу и, были случаи, даже врагам России. А деревенские богатеи не хотели «тратить свои капиталы» на железные изделия. Да и зачем? Ведь рядом стоит дом гончара- бедняка. У него можно купить за гроши. Ведь «изломается- черепки будут». Городские чиновники тоже нуждались в посуде, но, так как они были не очень богаты и жили «от получки до получки» ; то они шли на базар, а на базаре есть дешевая гончарная посуда. А могла ли семья рабочих с постоянными вычетами иметь металлическую посуду? Нет. На рынке она продается в одном ряду. А гончарная- во много раз дешевле, в другом ряду, так лучше сходить, где «красный ряд» (обычно гончарная посуда имеет красноватый оттенок). Вот отсюда и вытекает «спрос большой». Но и теперь, при новой власти, когда достаточно металлической посуды в различных отраслях хозяйства, люди стараются пользоваться глиняной посудой, потому что она полезна для здоровья, в ней лучше хранятся продукты и молоко, которое вообще нельзя хранить и квасить в металлической посуде.

Таким образом, из местного сырья (глины) можно приготовить хорошую посуду, с чем и познакомились участники экскурсии в гостях у гончара Г.Д. Бурдова. Наблюдая за работой гончара, ребята сделали вывод, что он- настоящий мастер и может изготовить любую посуду из глины. Хоть маленькую, хоть большую.

Вывод: гончар- это художник, который владеет большим искусством  изготовлять хорошую фигурную посуду простым способом.

 

Проводя свои исследования, я испытывала гордость за своего прадеда Григория Давыдовича Бурдова и всех Воскресенских умельцев. Об этом я рассказала своим родственникам. Еще я многому научилась: планировать и оформлять работу, свободней владеть компьютером, искать материал, на практике доказывать свои предположения и самостоятельно отвечать на свои вопросы.

Кроме того, я узнала, что мастерству работы с красной глиной на гончарном круге научили наших далеких предков волжские булгары, которые приезжали к ним торговать на Рачевское городище в 3 километрах от Савинят. Сравнение частичек сосудов местных мастеров и булгар показали, что они отличаются по цвету (белая и красная глина) и по внешнему виду (гладкость стенок, толщина предметов).

 

Источники

 

1.Воспоминания Барановой Т.И., внучки гончара Бурдова Григория Давыдовича. Воскресенск, 2007 г.

2. Дневник записи ответов Московскому институту археологии Воскресенскими школьниками. Воскресенск, 1963 г, стр.1-10.

3. Путевой журнал похода учащихся Воскресенской школы. Воскресенск, 1951 г., стр 7-15.

 

4.  Справка археологической экспедиции по исследованию Рачевского городища, с. Нердва, 1994г.

 

 

 

 

 

 

 

 

       

 

 

 

 

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»