В центре

Вселенной

 

Юрьева В.А.

 

 

http://kak.znate.ru/docs/index-54792.html

 

Юрьева  Валентина Афанасьевна

 

                 ***

Мне часто в юности казалось,

Что детство так легко вернуть,

Что надо сделать только малость:

Закрыв глаза, на мир взглянуть!

 

Всё оживёт и станет явью:

И мамин смех, и звон косы,

И земляничная поляна,

Вся в блёстках утренней росы,

 

И куст черёмухи у дома,

И стаи рыбок на мели,

И ласковый песок – Лепама -

На дальнем берегу реки.

                   

                  ***                   

   Хочу пройти по кромке вод

Босыми чуткими ногами,

Чтобы оставить краткий след:

Лишь миг – и смыто всё волнами!

 

На вечность я не претендую,

Мне б детства  миг с рекой наедине,

Чтобы оставить под прозрачною водою

След краткий на песчаном дне…

         

                          

                    ***

  Нас в строгости держал отец:

- Не укради, не лги –

                       живи   правдиво.

  И мама, лучшее из всех

                       людских  сердец:

- Дочь, не ленись, щади людей,

                       будь терпеливой.

 Твердила бабушка,

                       крестясь на образа:

- Коль  согрешишь, покайся, егоза!

  А лучше не греши –

                       душою будь  красивой.

  Дай Бог тебе судьбу:

                       живи счастливо.

 Грешила, каялась,

                       не глядя в образа…

  И дочь уж выросла,

                       в меня вся – егоза!

   Грешит, наверное.

                       Всё хочет быть красивой!                                                                             

      Дай, Бог,  судьбу  ей:

                       жизнь прожить счастливо!

  

                 Ностальгия

 

Года прошли, и мы другими стали:

Не только старше, может быть, мудрее.

И с каждым годом видеть мне больнее:

Не то уже село…

 

Нет школы на высоком берегу,

В которой мой отец «считал ступени»,

В которой мы не знали лени –

Мы просто жили в ней!

 

И нет берёзы старой над рекой,

Где соловьи нам пели на рассвете,

Где своего села храня покой,

Мы  «колотушили»…

 

Состарились дома, как люди.

С трудом своих ровесниц узнаю.

Тревожно мне: со  мною что же будет,

Когда   неузнанной  я по селу пройду.

                                                   1998г.

                         ***     

Наедине с собой, в ночной тиши,

Листая бережно прожитые страницы,

Без фотографий, памятью души,

Я возвращаю дорогие лица.

                       

Полсотни лет – не скажешь: «Пустяки!».

Полсотни лет –

                    не мимолётное  знакомство,

Не быстрое течение приснившейся реки,

А годы дружбы нашей

                    чистой, без притворства.

 

От игр наивных в платьицах смешных

До школьного кружка юннатов,

До первых встреч, волнующе простых,

Прошли, не расставаясь, мы когда-то.

 

Пусть жизнь нередко разлучала нас,

В сердцах привязанность

                     осталась  прежней.

Мы слово «дружба»

                     понимаем без прикрас,

Хоть и не часто проявляем нежность

                                   1999г.

                 ***

Мы знаем войну не по книжкам,

А по рассказам  бойцов.

В классе нашем мальчишки

Не все дождались отцов…

Одни «похоронки»  хранили,

Другие – «без вести пропал».

Бывало, отцов хоронили,

Умерших   от   старых ран…

Нам  были до боли понятны

И горькие слёзы вдов,

На хрупкие плечи  взявших

Всю тяжесть военных годов;

И   безотцовщина - дети,

Рождённые  «в пику»  войне

В семье одиноких женщин,

Забывших  давно  о фате;

И дом инвалидов сельский,

Собравший избитую рать -

Калек, что  в семью не хотели

Иль некому было забрать.

Всё было понятным и близким –

Хотелось помочь всем, согреть…

И  каждый  из нас  по-геройски

За  Родину мог умереть.

                                           1995 -2004гг.

                          ***

Звучит по радио мелодия

И  душу трогает до слёз:

Мне  чудится в ней наша молодость…

И  кажется, что всё сбылось.

 

Слова у песни все знакомые:

Мы пели, пели их не раз!

Но вот закончилась мелодия

Слова исчезли – песня пронеслась.

 

Пытаюсь снова вспомнить музыку

И песню спеть. Увы!.. Как жаль,

Что песня не вернула молодость –

Умчалась с молодостью вдаль…

                                 2003г.

                      

Росла берёза под окном,

Росла рябина…

Теперь всё мнится давним сном,

Но это было:

И нежный взгляд, как поцелуй,

И встречи в классе,

И стук сердец, и трепет рук

В  объятьях  вальса…

Пусть жизнь решила –

Судьбы врозь,

Но вновь мы рядом:

И стук сердец, и трепет рук,

И нежность взгляда.

Пусть жизнь решила –

Судьбы врозь,

Но вновь одни мы.

Не жаль того, что не сбылось –

Промчалось мимо.

Пусть всё, что было, мнится сном -

Мы не забыли.

Росла рябина под окном.

И мы любили.

 

 

                          ***               В. Абрамову

Спасибо, детство, что окликнуло  меня,                            

Знакомым голосом позвало издалёка,

Но седину годов раскрыло не тая,

Всесильной памяти недремлющее око.

 

Не обижайся, детство, что спешу

Уехать поскорей,

                     с тобою не простившись.

Я знаю: малодушия себе я не прощу,

Но… как  же трудно

                        уходить не обернувшись!

                            ***

Мужчины бывают разные:

Одни – капризны, как дети.

Другие – резки, упрямы

И легкомысленны, словно ветер.

 

Мужчины бывают разные:

Трудолюбивые и не очень.

Один – дом построит запросто,

Другой  - и гвоздя забить не захочет.

 

Мужчины бывают разные:

Взрослые и не очень,

С пустышкой во рту иль лысые,

Но… любимые, между прочим.

 Очень!

                        

 

                               ***

Мир мою слабость не простил –

Нет больше сил:

Ни думать, ни дела вершить,

Да просто – жить!

Но дарят снова Небеса

Мне чудеса:

Таких людей в мою судьбу! –

Я с ними  вновь дышать могу –

И я живу!

                                    ***

Ухожу в одиночество, словно в пустыню.

Безжалостно рву нити связей с людьми.

Возможно, причина лишь в том, что отныне

На счёте остались не годы, а дни?

 

Но Бога гневить я не буду стенаньем:

Мне было дано очень много всего!

И кто ж виноват, что в душе  -   сожаленье,

Что потеряно больше, чем свершено?

 

                            ***                         Игорю.

 Как река, асфальт сквозь туман течёт,

Солнышка лучи – все наперечёт.

Золото берёз снегом запорошено,

Словно серебро в позолоту брошено.

 

                                Жилинские соловьи

 

              Ясный вечер  в начале июня, когда   соловьи   заливаются особенно  старательно. Но среди многих  привычных голосов узнаю знакомые  - голоса соловьёв, которые каждую весну поют за Сибирским трактом, всего в  полусотне метров от моего крыльца. И только проезжающие, вернее – пролетающие с громкой «музыкой» машины дачников иногда заставляют певцов   в ужасе замолчать.

               Летний рабочий день сельских пенсионеров, кажется, заканчивается. Сажусь в  одно из уютных старых кресел, выставленных на крыльцо, потому что в доме их уже давно  заменили новыми. А здесь они ещё, надеюсь, послужат долго: в тёплое время года в них любят посидеть  все обитатели нашего дома. Пытаюсь просто  послушать соловьёв, отдохнуть от вечных сельских забот – не получается! Слева по тракту с шумом подъезжает  очередная  машина   - какие уж тут соловьи!.. Вдруг наступает тишина. Что-то происходит странное…

                  Встаю, поворачиваюсь в сторону тракта: из-за большого куста ивняка у соседнего дома почти беззвучно выезжает  «крутая тачка»  и медленно «крадётся» мимо нашего огорода, останавливается почти  у  соловьиной  гущи.  Слышатся приглушённые голоса. Обеспокоенная  (ведь были же случаи, когда «отдыхающие»  стреляли в голубей  и диких уток посреди села!),  выхожу в огород, подхожу ближе к дороге. Молодой мужской голос:

  - Тише! Слушай, сынок. Соловья в городе  ты не услышишь…

  -  А в других деревнях? -  слышится  детский голосок после долгой паузы.

   - Не знаю. Я не слыхал. Может, только здесь они  ещё и поют.

   Наступает тишина, затем  мальчик  деловито  предлагает:

   - Пап, здесь  надо знак поставить:  « Осторожно: соловьи!», знаешь, как в городе: «Осторожно: дети!»

    - Да, сын, пожалуй, ты прав. А сейчас поедем – мама нас уже, наверное, заждалась.

                   Машина тихо тронулась и скрылась за поворотом.

                   Через несколько дней, поздним вечером, когда солнце уже скрылось за дальним лесом, оставив на небе густеющей синевы золото своих лучей, я снова увидела  у соловьиных зарослей знакомую  машину. Из  машины вышла  вся семья: молодой мужчина в  выгоревшей футболке, мальчик лет пяти-шести и  мама, у которой, видимо, очень скоро появится ещё один ребёнок. После долгой паузы она тихо сказала:

           - Вот бы и наша дочка успела живых соловьёв послушать!..

           - Обязательно услышит. И дочка, и три сыночка, и ещё дочка – все услышат: ведь это село особенное, доброе: соловьиных   мест здесь много. А соловьи, как известно  рядом со злыми людьми гнёзд не вьют. Поехали.

            

Как  Дурак и Умный на базар сходили

Сказка.

         Жили-были в одной деревне два мужика: один – Дурак, а другой такой Умный, что к нему за советом вся деревня ходила.

         Повезло однажды  Дураку: дал ему барин за какую-то добрую услугу пять рублей серебром. Обрадовался  Дурак. За такие деньги  можно и крышу  подлатать, и корову купить, и обувку-одежонку  всей семье обновить!

         Пошёл  Дурак в соседнее село на базар, а  навстречу ему Умный  идёт:

- Куда, Дурак, собрался? Уж не на базар ли с пустыми карманами торопишься?

- На базар. Да не с пустыми карманами! Дал мне барин за услугу пять рублей серебром!

-  Возьми меня с собой, - просит Умный.

- Пойдём: вдвоём  веселей по базару ходить, - обрадовался Дурак.

          Пришли на базар – Дурак совсем растерялся: народу  полно, а товаров разных ещё больше! Купил связку бубликов и просит Умного:

 - Помоги, брат, мне!

- Ладно, помогу, - усмехнулся Умный и стал товары выбирать. Дурак нарадоваться не может, видя, как Умный  умело товар выбирает-примеряет, торгуется и как аккуратно  покупки в свой мешок складывает. Только все деньги у Дурака потратили, засобирался Умный домой.

- А чего же ты себе-то, брат, ничего не покупаешь? – спросил Дурак.

- Я уже купил! – смеётся Умный. – Смотри: мешок-то у меня уже   полон!

- Так это же мой товар! – возмутился Дурак.

- Как это твой? Ты бублики купил?

- Купил.

- А потом просил меня помочь тебе?

- Просил, - совсем растерялся Дурак.

- Вот я тебе и помог! – хохочет Умный. – Скажи спасибо, а то бы все  ещё  по базару ходил!

            Дурак подумал-подумал и говорит:

- Твоя  правда.  Спасибо, брат.

             Снял со связки  бублик, угощает Умного:

- Поешь, брат, а  то дорога дальняя  - сил не хватит такой  большой мешок тащить.

- Ешь сам, Дурак, а за меня не беспокойся. Своя ноша руки не тянет! – смеётся Умный.

              Отправились они в обратный путь. Дурак  пересчитал все бублики: отцу, матери, жене, троим деткам – всем хватит. Даже тестю и тёще по бублику достанется! Радуется дурак, что никого не обидит. Идёт, с птичками разговаривает, потому что Умный от него уже далеко отстал: мешок с товаром у него с каждым шагом всё тяжелей становится.

       Устал Умный, остановился, снял с плеча, положил на землю:

- Ничего-ничего, донесу: своя ноша руки не тянет!

        И вдруг слышит из мешка:

- Своя – не тянет!

- Вот и я то же говорю, - обрадовался Умный. Хотел  мешок на плечо взвалить –  не может его с земли поднять! Тащит мешок волоком да  приговаривает:

- Ничего-ничего, донесу: своя ноша руки не тянет!

          И каждый раз  слышится из мешка:

- Своя – не тянет!

          Так и идёт до сих пор Умный домой.

           А  Дурак живёт в своём домишке да жизни радуется - о стареньких родителях заботится, на жену не налюбуется, детишек полный дом. Глянь: уж внуки за бороду цепляются! Для всех Дурак слово доброе найдёт. Руки умелые рубль заработают – Дурак на базар без помощников идёт. И всякий раз с Умным словом-другим перекинется, помочь предложит. Только Умный своё твердит:

- Ничего-ничего, донесу: своя ноша  не тянет!

        И каждый раз слышится из мешка:

- Своя – не тянет!

         Усмехнётся Дурак, покачает головой,  да и пойдёт своей дорогой.

 

 

                                                     ***

                    Наконец,  жаркое солнце скрывается  за дальним лесом, и  только край неба продолжает гореть ярким,  от  золотисто-жёлтого до багрово-красного, пламенем. Деревья  за старицей  на таком фоне кажутся зловеще-чёрными. Но это  не пугает.  Это  – всего лишь часть того, что близко и дорого мне.

                     Соловьиные  трели за Сибирским трактом. Заросшая ряской старица с дорожками, оставленными  ондатрами и очередным выводком  диких уток,  которые  гнездятся  в камышах.

                      Лужайка,    возвращающая  в  детство  сначала одуванчиковым  золотом,  потом  -  пёстрым  ковром с ромашковыми глазами, затем  -  росным утром,  густым шелестом  скошенной старенькой косой травы и, наконец, запахом свежего сена,   наполняет   верой в то, что жизнь, из которой не ушло детство, будет долгой…

 

                                                                       

                                                                        ***       

             Нас воспитали атеистами – отняли Веру в Бога. Веру в людей, совестливых, добрых, бескорыстных,    мы легкомысленно теряем сами. Как теряем и Веру в себя. Без Веры жизнь теряет всякий смысл – главная причина суицида.

               Хочешь жить – вернись к Богу. Истинно верующий не согрешит: не отнимет бездумно Жизнь, Богом  данную, ни у себя, ни у других.

***

             «

               Иногда  люди умудряются хоронить человека дважды: сначала без сожалений похоронят, вернее,  закопают его  Живую Душу, а спустя несколько лет, горько оплакивают, предавая земле его мёртвое тело.

                                                  ***

                   Детей нужно воспитывать так, как  раньше в деревнях делали масло из сметаны: сначала маленький человек должен осознать себя «комочком» - особенным, чем-то отличающимся от остальных, а потом понять, что он  и его семья – единое целое, как кусок взбитого масла, любую частицу которого нельзя отделить безболезненно – можно только отрезать.

              .

              

 

 

Библиография

1.   Юрьева В.А. Межпредметные связи на уроках русского языка.  Г. Пермь, ПОИПКРО, 2001г.

2.   Юрьева В.А.Сборник поэтических диктантов. Литература Прикамья. Ч.1. в кн. «Межпредметные связи на уроках русского языка»  Г.Пермь, ПОИПКРО, 2001г.

  1. Рябинин Б.С. «Частица нашей жизни». Книга избранных произведений прсателя. Составитель и издатель Юрьева В.А. и студия «Книголюбы Прикамья». Кунгур, 2006г.
  2. Альманах «Природа величава и проста, как русский стих». Кунгур, 2011г. Составитель и издатель Юрьева В.А. и студия «Книголюбы Прикамья»
  3. Юрьева В.А.. Литературно-экологический журнал сельских школьников Кунгурского района «Слово», 2004 – 2012гг.
  4. Юрьева В.А  « Ты и Я». Стихи. Самиздат. Кунгур, 2000г.
  5. Юрьева В.А «Женские истории». Стихи. Самиздат. Кунгур, 2007г.
  6. Юрьева В.А Публикация стихов в газетах: «Искра» (Кунгур), «Сылвенские зори» (Кишерть), «Луч» (Пермский край).
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»